§ 7.2. Близнецы и двойняшки

Двойняшки внешне отличаются друг от друга, и, даже если они одного пола, у родителей меньше проблем. Детей различают и родители, и окружающие, а раз так, то и отношение к ним разное. Я к двойняшкам отношусь как к обычным детям, ведь трудности, связанные с их воспитанием, не специфичны. Если двойняшки однополые, то может возникнуть такая же комплексуальность, как и в семье с двумя детьми разного возраста, когда младший ребенок растет на фоне старшего. Родители их сравнивают, одного ставят в пример другому, и тот, кому постоянно другого ставят в пример, не хочет больше быть фоном и тенью, стремится стать фигурой и начинает бороться. Сначала таким образом ребенок якобы отстаивает собственную «индивидуальность», а потом то, ради чего все началось, уже забывается, и идет борьба ради борьбы, противостояние и сопротивление становятся единственно возможным для человека способом жизни. Он теряет внутреннюю точку опору, и тогда ею может стать жизнь старшего брата, и именно по отношению к нему он начинает жить так же или наоборот, отчего суть не меняется.

В принципе «То Же Самое, Но Наоборот», где ключевым является «То Же Самое». Если ребенок – единственный в семье, точкой опорой может стать один из родителей. Если папа ему нравится, он будет жить «как папа», если нет – то «не как папа». Но в любом случае, своей индивидуальной жизнью ребенок не живет, и это иллюзия, что начнет, когда вырастет. Сначала нас пугают родители, но, когда мы взрослеем и влияние родителей ослабевает, мы начинаем пугать себя сами. То есть раньше, куда бы я ни полез – отважно и мужественно интересуясь этим миром – встречал запреты родителей, сталкивался с их тревогой и страхом: нельзя, прекрати, упадешь, разобьешься, заболеешь, что подумают, что скажут… А потом все эти «нельзя, прекрати, упадешь, разобьешься, заболеешь, что подумают, что скажут» становятся частью внутреннего диалога. Человек сам себя осуждает и оправдывает, пугает и утешает, обижает и жалеет, и этот процесс идет бесконечно. Ничего этого не будет, если относиться к двойняшкам с принятием, уважением, заботой, быть рядом, быть в поддержке проявления их индивидуальности, а не каких-то отдельных качеств.

Когда дети настолько разные по характеру, что это смахивает скорее на их полярность, чем на индивидуальность, это знак того, как сильно они не хотят быть похожими друг на друга. Я знаю семью, где одна из двойняшек красивая, яркая, эпатирующая, а другая – тихая, нежная, замкнутая. То есть дети не цельные – они просто делят качества между собой пополам. Одна яркая, значит, другая – тихая. Цельность дает гибкость – я где-то могу быть яркой, где-то – тихоней, а у тех двойняшек одна могла быть только яркой, а другая – только тихой. Родителям очень важно отличать формирование индивидуальности от однобокости. И в двойняшках, и в близнецах нужно поддерживать не конкретные качества, которые отличают ребенка от брата или сестры, а его индивидуальность, то есть все то, что в нем есть.

С близнецами сложность состоит в том, что их воспринимают «оптом». Например, если рождаются две девочки-близняшки, то не все могут отличить их друг от друга, а потому и обращаются к ним не по именам, а просто «девочки». Взрослые не очень любят всматриваться, зато любят обобщать, поэтому им проще видеть в близнецах нечто единое, чем искать в каждом из них неповторимость и отличие. Окружающие не видят в них индивидуальности, их постоянно путают и по отдельности не воспринимают. Оттого что внешний мир видит в близнецах одного человека, они изначально живут в неприятии к собственной индивидуальности и в них формируется обида на мир. Кстати, все эти истории, когда близнецы друг за друга сдают экзамены или по очереди ходят на свидания, не что иное, как месть миру за то, что он их не различает. Близнецы думают так: «Если вы не замечаете разницы между нами, мы будет над вами стебаться и издеваться».

Все поручения близнецы тоже получают на двоих, и у них есть возможность разделить их между собой. Несмотря на то что внешне дети похожи, индивидуальности у них разные, и у каждого есть своя векторность. Например, то, что нужно одному, не нужно другому. Следуя этой своей разности, каждый ребенок берет из поручения то, что ему больше нравится, вместо того чтобы выполнять всю последовательность действий. Когда их вдвоем отправляют в магазин, то один по списку продуктов определяет, в какой магазин лучше пойти, но с продавцами более уверенно себя чувствует второй. Так у них формируется одна личность на двоих: один становится более социализированным «министром внешних сношений», а другой – идеологом, робким и замкнутым, но влияющим на мировоззрение и подход первого. Потому близнецы так боятся расстаться, даже повзрослев, им тяжело разделиться и начать жить порознь из-за зависимости друг от друга. По отдельности у них сразу появляется ощущение ущербности, недоделанности. В более поздних сроках может оказаться так, что они и не могут жить раздельно. Описаны случаи: если один близнец умирает, то и второй долго не живет.

Поймите, что нет двух одинаковых людей. Вообще ничего одинакового, подобного и похожего в мире нет. Даже между двумя шариками от подшипника тем очевиднее разница, чем точнее мы их измеряем. Будучи родителем близнецов, можно подмечать даже самые незначительные их отличия друг от друга. Такое внимание к (пусть даже маленьким) различиям уже создает внутри каждого из близнецов осознание того, что он – отдельная и цельная личность, особенная и неповторимая индивидуальность.

Самое главное, от чего бы я избавился, воспитывая детей и особенно близнецов, – от обобщений. Очень часто за провинность одного наказывают и второго тоже. Один разбил вазу, а родители ругают, обращаясь к обоим: «Вы такие неуклюжие! Вы все ломаете! Он тут вазы бил, а ты куда смотрел?! На вас нельзя никогда положиться! Вы всегда такие!» То есть родители делят ответственность на двоих – это тоже становится причиной того, что близнецы воспринимают себя как одно целое. Именно обобщения делают детей буквально привязанными друг к другу, вместо того чтобы обращаться к каждому из них в отдельности и не делить свое внимание на двоих. Правда, есть опасность разжечь конкуренцию. Если я говорю одной дочери, что она красивая, то вторая тут же чувствует себя некрасивой – так устроено мышление. Говорить дочерям, что обе красотки, – с этого начинается обобщение. Идеальный вариант: одной сказать, что она красотка, а потом второй – то же самое.

Когда я разговариваю с одним из близнецов, то я вижу, слышу, воспринимаю, чувствую в этот момент именно его. Когда разговариваю со вторым – то же самое. Исходя из того, что я слышу от каждого из них, я задаю им разные вопросы, подсказываю разные советы, даю разные задания, исходя из настроения и потребностей каждого. Тогда близнецы будут формироваться как обычные дети. Начать можно с того, чтобы во время генеральной уборки дать близнецам разные задания. Не в такой форме как «идите и приберите комнату», а пусть один вытирает пыль, а другой моет посуду или один поливает цветы, а другой идет за хлебом.

Если у детей есть потребность выглядеть по-разному или заниматься чем-то разным, этому не надо противостоять – только поддерживать. Если вы идете с близнецами в магазин, то дайте там проявиться индивидуальному вкусу каждого. Одной дочери понравилось все розовое – покупаем. Другая выбрала все сиреневое – тоже покупаем. Тогда они будут разными не только для родителей, но и окружающие их перестанут путать и воспринимать как нечто единое целое. То же самое со спортивными секциями – пусть дети сами выберут, где каждый из них хочет заниматься, и почувствуют в себе вектор внутренней ориентированности. Позднее он проявится в деятельности, к которой душа лежит. Это то, что ребенок делает не на оценку, не потому, что на него кто-то смотрит. Если родители его осудили или наказали, ребенок начинает скрывать, затем забывает, и это исчезает – так появляются взрослые люди, у которых нет деятельности, в которой бы проявлялось их внутреннее «я», нет того, чем они занимались бы на все сто, искренне, с душой. Чтобы ребенок таким не стал, можете не хвалить его, но хотя бы не блокируйте. Просто будьте в поддержке. Нравится ребенку рисовать – не обязательно восхищаться каждым рисунком. Следите, чтобы у него всегда были краски и бумага, и большего от вас не нужно. Если нет навязчивости и излишнего внимания, вскоре каждый из близнецов выберет себе увлечение и будет развиваться соответственно своему вектору. Но здесь есть и другая крайность – когда родители намеренно навязывают близнецам разные секции, боясь, что те выбирают одно и то же, просто повторяя друг за другом. Смысл не в том, чтобы они обязательно выбрали разные секции, смысл в том, чтобы они выбрали их самостоятельно, а будет это одно и то же или нет – другой вопрос.

Психология bookap

Базовая техника воспитания – впитывать, сотрудничать, содействовать, поддерживать, подключаться, участвовать в моменте «здесь и сейчас». Очень важно давать не формальное и поверхностное внимание, а искреннее и тотальное. Это не только к близнецам относится, но к ним особенно, потому что через такое внимание можно понять, чем же они отличаются друг от друга, и поддержать это отличие. Рекомендация простая с точки зрения формулировки, но сложная с точки зрения практики. Понимание – приз для дураков. А практика показывает, что тотальное внимание, принятие и уважение, забота об индивидуальности ребенка, поддержка его роста – крайне сложные вещи именно из-за своей простоты. Взрослые – озабоченные и замороченные, жертвы рутины и обыденности, социальных страхов и концепций, причем в такой степени, что воспринимают детей как нагрузку к своей и без того нелегкой жизни и к тем важным делам, которые запланировали.

Люди ищут отговорки, когда не хотят что-то менять. Если вашим близнецам по 20 лет и уже видна их зависимость друг от друга, то проще всего отмахнуться и сказать, что уже слишком поздно их перевоспитывать. Никогда не поздно, хотя интенсивно уже не получится. С какого бы возраста вы ни начали, темп формирования определенных качеств в человеке – в маленьком или уже большом – процесс, требующий времени, последовательности и планомерности.