§ 6.2. Полноценная семья

Полноценная семья – семья, наполненная ценностями, а не участниками. Если в семье есть мама, папа, бабушки с дедушками с обеих сторон и дети всех полов – это еще ни о чем не говорит и ничего не гарантирует. Это просто количество. Появится ли там качество? Может и не появиться, если члены этой «полноценной» по общественным меркам семьи мстят друг другу, воюют, что-то доказывают, формируют позицию и оппозицию. Полноценность семье придают сформированные ценности зрелого человека, осознающего, куда он идет, что создает, понимающего роль детей в своей жизни, а наличие жены (или мужа) для того, чтобы стать хорошим родителем, роли не играет. Более того, полная с формальной точки зрения семья на деле может оказаться совсем не полной, если один из родителей вообще ребенком не занимается или сам является ребенком. Можно ли назвать полноценной семью, где есть капризный инфантильный муж, с вечными проблемами, жена которого ходит к начальнику просить, чтобы мужу зарплату подняли?

Идея «полноценной семьи» – популярная фрустрирующая идея. Существует множество стереотипов: как важно ребенку, чтобы у него были и мама, и папа. Для многих людей это хороший повод списать свою неспособность к соучастию с миром и ребенком. Им нужны оправдания: «Это он такой потому, что у меня мужа не было». А потом дети это перенимают и оправдывают себя тем, что у них отца не было. С оправданиями у нас никаких проблем нет – мы всегда их найдем. Мы торопимся с выводами, потому что так очевиднее воспринимать жизнь, которую мы хотим видеть как набор застывших слайдов, где на все есть ответ, но жизнь – поток, игра в неопределенность с непредсказуемым результатом, и наличие или отсутствие одного из родителей ничего не определяет.


ris49.png

Когда мама выходит замуж, «чтобы у ребенка был отец», а папа-одиночка женится, «чтобы у детей была мать», – это такое вранье. Не хочется тебе отношений – найми домработницу и гувернантку, хочется – не прикрывайся детьми, а признайся себе самому в этом. Удобно встать на позицию жертвы – так снимается ответственность за новые отношения и обязательства. Но как их снять с себя, если, выходя замуж (делая предложение), ты автоматически берешь на себя большую ответственность и массу обязательств. На свадьбе все считают деньги и подарки, и никто не вдумывается в значение важных слов, которые произносят в этот день: в горе и радости быть рядом, быть в поддержке, в принятии, не ожидать ничего, как будет, так и будет. Нужно жить и участвовать в том, что есть, независимо от того, под каким знаком это для тебя. Кто находится «здесь и сейчас» в ЗАГСе? Кто слышит это? Кто понимает, о чем это? Кто чувствует, как это? Конечно, проще так: мне, мол, ничего не надо, я бы и сам… но вот ради детей женюсь. Не надо ради детей. Зачем им новая мама, которая и папе-то не нужна?

Отсутствие одного из родителей тоже можно очень удачно использовать как повод для оправданий и манипуляций: «вот, дети отца не знали и выросли ублюдками», «нам так плохо с тобой живется, потому что мама нас бросила» или «я бы с тобой поиграла, но папы у нас нет, и мне надо много работать». Не надо вот таких кастрированных отношений. Не надо списывать свою неспособность жить на отсутствие какого-то члена семьи. Научись жить, и найдется время и поработать, и поиграть, и отдохнуть, и помечтать, и почитать. Если оставшийся родитель – адекватный реализованный человек, он не станет циклиться на разводе. Ну, ушел муж и ушел, и наплевать на него. Жизнь-то продолжается, потому что для того, чтобы жить, тебе никто не нужен – ты уже живешь. А на деле получается, как у того парня, который жил напротив бани, мечтал попариться, но так ни разу и не сходил – компании подходящей не нашлось.

Полноценная семья может быть и с двумя участниками – мамой и сыном, например, но лишь в том случае, если она не использует ребенка как громоотвод. Мама как думает: мне плохо, пойду, потискаю ребенка – и станет легче. Идет, тискает его, целует, а он не понимает – это к чему вообще все? Он говорит: «Мама, отстань, что пристала-то». Но она продолжает, и нет никакого уважения к ребенку: нужен ли ему этот приступ нежности? «А что в этом плохого?» – удивятся такие мамы.

Одна моя знакомая девушка использовала такую модель: «Тебе жалко, что ли?» Я к ней однажды подошел и палец в нос засунул со словами: «А тебе жалко, что ли?»

Дело не в том, есть у мамы мужчина или нет, а в том, связывает ли она неудачу своей жизни и своего брака с мужчинами как таковыми. Если мама-одиночка ненавидит мужчин, то у ее сына сформируется установка «не быть мужчиной». Он вырастет женоподобным просто потому, что, если в нем начнут проявляться мужские черты, он станет похожим на того «мерзавца и подонка», которым был его отец. Чтобы заслужить любовь матери, сын начнет подавлять в себе мужское начало. Ребенок живет в условиях зависимых и учитывает систему ценностей родителя. Если папа говорит, что все женщины твари, то, чтобы нравится папе, ребенок начнет корректировать свое поведение под эту ценность.

Недавно у моего знакомого умерла жена, и остался маленький сын. У отца куча объектов, и он как до смерти его матери общался с ребенком, так и сейчас общается. Из смерти одного из супругов можно сделать шоу – с поминками, слезами, трагедиями. Можно накручивать, плакать, ныть и всех терроризировать, а можно обойтись и без этого, потому что для счастья и полноценного контакта с ребенком никто не нужен, кроме тебя самого. Важна лишь личная способность быть в контакте, быть участником контакта, наполнять контакт ценностями, не сравнивать, не ждать и не придумывать, как все должно быть.

Партнерство начинается с двух участников. У меня есть знакомые – муж и жена. Детей у них нет и не будет, но они – семья. Или, например, «папа и сын», «мама и дочь» – это тоже партнерства и возможность полноценных (то есть наполненных ценностями) отношений. Партнерство – отношения, когда каждый знает, что нужно другому, и именно это дает. В этом и заключается забота, принятие, уважение. Ты знаешь, что «D amp;G» – это круто и модно, но уважаешь то, что твоему ребенку куда важнее его палочки, фантики, бумажки и вкладыши. Если я уделяю внимание ребенку, то знаю, что ему нужно, а не так, что даришь на день рождения модный детский мотороллер, а ребенок мечтал о хомячке, но ты просто не знал об этом.


ris50.png

В партнерских отношениях воспитание идет через игру, но она возможна лишь между равными участниками. Мне не понятно, когда взрослый начинает упрекать ребенка, мол, у меня все права, а ты маленький, я много знаю, а ты несмышленый, я работаю, а ты живешь за мой счет. Когда ты собирался стать отцом, ты же понимал, что появится малыш, который окажется без денег. Толку его в этом упрекать? Даже если ты выдающийся академик или успешный бизнесмен, ты можешь быть на равных с ребенком, подыгрывая ему. Один знакомый папа мне рассказывал: «Я решил с сыном договариваться, но он договор нарушает». – «В договоре есть обязательное условие – выигрыш обеих сторон. Твой выигрыш есть?» – «Нет». – «Тогда это замаскированная манипуляция, а не договор». Ты снисходительно играешь с ним на равных, хотя на деле относишься к нему как к маленькому и глупому. «Давай ты будешь ходить в школу». А тебе, как отцу, что с этого? Договор может быть насчет уборки квартиры. Например: «Сын, ты убираешься в своей комнате и кормишь кошек, а я убираю оставшуюся часть квартиры и покупаю продукты». Вот это – договор и полноценные отношения. Если в квартире живут два человека, между которыми существуют партнерские отношения, это и будет полноценной семьей.


ris51.png