§ 3.2. Наказание


...

Вопросы

Во время школьного похода мой сын и его друг – четырнадцатилетние балбесы – взрывали петарды. На следующий день директор школы вызвал к себе родителей. Все серьезно, вплоть до исключения из школы. Я сыну сказала: «Будешь кидать петарды – будут конфликты». А он говорит, мол, ничего страшного.


Не надо ничего запрещать, не надо говорить, что делать. Просто заставьте ребенка задуматься над последствиями, которые имеют его поступки – так вырастают дети, которые умеют пользоваться своими собственными мозгами. Правила – вещь очень относительная. Люди, которые верят в абсолютное, – погибают. Один наслушался, что повеситься – это правильно. Пошел и повесился. Ребенку нужно донести, что он живет в мире, где очень много мнений: маме нравится, а соседям – нет, учителю нравится, а друзьям – нет. «Создай условия, где тебе комфортно» – так мы поддерживаем в ребенке вектор мудрости. Учительница жалуется, спрашиваем: «За что она так на тебя?» – «Вот за то и то». – «Зачем тебе это надо? Сделай так, чтобы она не жаловалась».

Я ему и говорю: «Думай, прежде чем делать».


Первое, что хочется ему делать, – это не думать. Когда тебя заставляют – ты не делаешь. Мы устроены по третьему закону Ньютона: сила действия равна силе противодействия.

Я накажу, а потом мучаюсь чувством вины, меня беспокоит сожаление о том, что я сделала. Стоит ли сдерживать свой гнев, когда хочется наказать ребенка за что-то?


Чувство вины говорит о том, что вы превышаете меру – ваши наказания неадекватны проступку ребенка. Это присутствует в нашей жизни, когда она неудачна, а ребенок – единственный способ отомстить миру. Например, на работе вами пользуются, платят маленькую зарплату, в магазине обсчитывают, в транспорте наступают на ноги, но вы молчите, играете в «хорошую», а тут ребенок – и все, что вы не выразили на работе, в магазине, в транспорте, сливаете на него. Сначала нас несет, потом мы видим, что были неадекватны, и приходит чувство вины.

Я всегда, когда дочь что-то портила или ломала, говорила: «Ничего страшного, все легко исправить». И мы с ней вместе отмывали ее игрушки, перекрашивали поцарапанные ею двери и прочее. Я считала, что так она будет осознавать свою ответственность за испорченные вещи, но в то же время не будет панически бояться что-то испортить. Однажды она позвала в гости девочек, они стали мерить ее костюм и порвали. И дочка говорит: «Ничего страшного, мама меня все рано никогда не наказывает». У меня внутри что-то взорвалось, и произошла сцена, после которой наши отношения дали трещину. Я ее наказала – и доверие между нами исчезло.


Значит, вы притворялись, копили недовольство и долго играли в «хорошую», и ваша сдержанность была той атомной бомбой, которая однажды взорвалась. И ваша реакция, конечно, была неадекватной по сравнению с порчей той вещи, которая была порвана. Доверия между вами никогда и не было, а было взаимное притворство. Доверие – больше чем платье. Это жизнь. Когда мы меняем доверие на тряпку, мы перечеркиваем все, что было до этого, все наши старания. Не будьте хорошими, будьте честными, проявляйтесь сразу, непосредственно, тогда ваша реакция будь уместной и адекватной. Если вы играете в «хорошую маму», то ребенок дезориентируется, он не понимает, когда вам больно, плохо, обидно. Он действует наивно и искренне, он строит планы на вас, исходя из того обмана, который вы создали. Поэтому своим поведением вы не воспитали в ребенке никакой ответственности за сохранность вещей. Вы лишь научили дочь оправдываться за испорченные вещи. Вы были неискренни, вы играли в добрую, хорошую, прекрасную маму и руководствовались всеми благородными побуждениями. Но все гадости делают именно из этих побуждений. Мы калечим, только желая лучшего, но надежда на лучшее не дает контакт здесь и сейчас. Настоящий контакт – когда я в настоящий момент взаимодействую с ребенком, прикасаюсь и вижу, что происходит. Реакция не бывает хорошей и плохой. Она может быть уместной или нет. Если мне больно и обидно за то, что ты порвала платье, то я не прячу это, я так и говорю: «Знаешь, мне больно и обидно. Я не обвиняю тебя, ты, наверное, не специально, но мне больно». А если мне наплевать на порванное платье, то я так и говорю, а не изображаю расстройство, чтобы научить ребенка ответственности.

Нужно ли наказывать детей? Я имею в виду – делать так, чтобы ребенок понес ответственность за свои действия?


Ответственность появляется вместе с ясностью. Не путайте ответственность с наказанием. Если ребенок ломает игрушки, чтобы заставить маму сделать то, что он хочет, пусть ломает. Когда все игрушки будут сломаны, ребенок увидит последствия собственных действий – это и будет передачей ответственности. А наказания делают из человека жертву и снимают с него всю ответственность. Ребенок получил двойку, его дома отругали, он вытерпел, уходит с ощущением, что он свою двойку уже искупил, и передачи ему ответственности за его собственную двойку не произошло.

Я не всегда согласна с мужем в том, как он воспитывает детей. Иногда мне кажется, что он слишком строг с ними. Раньше при детях я делала ему замечания, но потом поняла, что так я словно играю в «хорошую» перед ними. Видя, что родители не могут договориться, дети теряют уважение к обоим. Я перестала делать мужу замечания, но все равно не во всем его поддерживаю. Потом я стараюсь с ним все обсудить, но это то же самое, что махать кулаками после драки.



ris21.png

Когда один родитель что-то пытается донести до детей, то второму не надо лезть, комментировать и прочее. Впрочем, все зависит от отношений в семье. Родители могут быть партнерами и доносить детям свои ценности сообща и доходчиво. Если муж с детьми излишне строг, значит, он не в контакте с ними, не понимает, что происходит, что дети делают и зачем. Они оказались не такими, как он ожидал, поэтому он впадает в панику. А вы становитесь внешним комментатором – это глупо. Вы занимаете позицию стороннего наблюдателя – вам не нравится то, что происходит, но вы ничего не делаете, чтобы это изменить. Зато у вас появились две отговорки: лезть во время ссоры – подрывать авторитет, а после ссоры – уже бесполезно. Ну и сидите пассивно дальше и терпите. Как поступить? Быть честной и адекватной, потому что каждый раз уместны разные варианты. А когда ты честный, то ты бесконечно разнообразный.

Мой сын улетал с классом на каникулы и за три часа до посадки в самолет позвонил мне и попросил деньги на карманные расходы. Я уже был за городом, и возникла дилемма. С одной стороны, не возвращаться и оставить сына без денег, чтобы было неповадно в последний момент меня дергать, но жаль портить ему весь отдых. С другой стороны, вернуться означало бы дать повод думать, будто ему это будет сходить с рук. Как стоило поступить, чтобы наказание не было чрезмерным?


А вы сами почему не позвонили ему и не спросили, нужны ли ему деньги? Незнание ведь не освобождает от ответственности. Вы хотели, чтобы ваш ребенок был ответственным, чтобы звонил заранее, говорил, какая нужна сумма, чтобы вы могли планировать. А сын знает об этом? Вы ему говорили, что нужно заранее звонить и предупреждать, если ему что-то нужно? Или вы все это придумали в машине по дороге на дачу, потому что неохота было возвращаться? Будьте честными. Нет денег или не хочется возвращаться, так и скажите: «Я уже за городом, и возвращаться мне неудобно». Но вы так не сказали, потому что не хотели его обижать. Жалость обижает, а честность – нет. Это наше высокомерие, будто дети не проживут без наших денег. Один мой друг всю стипендию прогуливал за день, а потом месяц жил у девчонок. Надо будет ребенку денег – займет. А желание проучить его, чтобы воспитать ответственность, – пустое. Как проучить ребенка, если в его схеме можно в любой момент позвонить и деньги привезут? А в вашей схеме – он должен просить заранее. И сталкиваются две схемы – чья крепче. И в основе ваших метаний – не ясность, а страх. А если бы не было страха, что бы вы сделали? Поехали бы на дачу? Или к сыну? Не нужно пытаться обслуживать все детские желания. Когда ребенок плачет, вы же все равно в туалет ходите, а значит, какую-то зону для личных желаний вы оставляете. Так и здесь: хочешь – вернулся, не хочешь – поехал дальше.

Дочь часто забывает ключи, и мне приходится ехать домой, чтобы она попала после школы в квартиру. Все время хочется ее наказать и оставить ждать всех под дверью, но мне кажется, что такое наказание может оказаться чрезмерным. За эти полдня, которые она простоит, ее и увести может кто-нибудь. Так что не понятно, кого я еще этим накажу – ее или себя. Как воспитать в ней ответственность?


Пока вы ездите и привозите ей ключи, ответственности в дочери не возникает. У нее нет ясности, что вас это напрягает, потому что каждый раз после ее звонка вы приезжаете. Так что продолжайте ездить и возить ключи. Если ситуация повторяется, значит, это «рыбалка» – так она вами манипулирует, потому что в тот момент, когда вы бросаете дела и едете ей на помощь, она чувствует себя сильной и главной, а вы становитесь слабой и не главной. Если действительно надоело ездить, спросите дочь: «Зачем ты это делаешь? Что тебе это дает? Тебе нравится так мне звонить, чтобы я потом срывалась и ехала домой? Я чувствую твою манипуляцию. Меня это бесит уже». И у дочери тогда появится ответственность, она поймет, что раз маму это достало, в следующий раз она может и не приехать.

Как восстановить отношения с ребенком после физического наказания?


Прежние отношения вы никогда не восстановите. Настоящие отношения – те, которые в настоящем, здесь и сейчас. Прошлое прошло, что сделано – то сделано. Вопрос возник из-за того, что вы чувствуете: в наказании присутствовала ваша неудовлетворенность жизнью или работой, и вы все этом оптом на ребенка свалили. Примите, что вы погорячились, и признайтесь в этом. Искренние извинения и признание своей неадекватности помогут восстановить доверие. И подумайте о том, чем же было обусловлено ваше неадекватное поведение, сделайте работу над ошибками и ответьте себе на вопросы: почему вы сорвались, часто ли такое встречается и как себя вести, чтобы это больше не повторилось?

Если же наказание было уместно и никак больше, кроме как физическим воздействием, вы не могли остановить ребенка, тогда не за что оправдываться. Например, если он хотел выбежать на дорогу на красный цвет, а вы резко схватили его за руку. Все будет хорошо, если вы делаете лишь то, от чего ваш ребенок только выиграет в жизни.

Стоит ли наказывать ребенка при его сверстниках?


Вообще не стоит наказывать. То, что мы называем наказанием, – это суд и расправа, и не работает ни при сверстниках, ни без них. Наказание приводит к мести, злобе и прочим осложнениям. Наказание – роспись родителей в собственной слабости. Мы наказываем, когда ребенок оказался за пределами наших ожиданий. Убирайте ожидания – они не оправдываются никогда.