§ 5.2. Школа


...

Вопросы

Последние пару лет я не контролировала сына (когда мне казалось, что он слишком много смотрит телевизор или сидит за компьютером), я не вмешивалась и не проверяла уроков, но проблемы с учебой у него так и не прекратились. Недавно моя знакомая сказала, что тоже устала от проблем сына с учебой, устала от учителей, которые жалуются, что не знают, как увлечь детей учебой, и однажды она решила так: «Кто, если не я?» – пришла домой, выключила телевизор и посадила ребенка за уроки. Я послушала ее и подумала, что в ее точке зрения есть здравая мысль. Как все-таки быть? Спрашивать с ребенка или нет? Готов он в 11–13 лет взять на себя ответственность за свою учебу? Понимает ли ребенок, что успехи в его учебе во многом определят его жизнь?


Готов ли ребенок в 11–13 лет взять на себя ответственность за свою учебу? Готов. Он и в 5 лет уже готов нести ответственность, только позвольте ему это сделать. Хочет в 5 лет за что-то отвечать – дайте ему такую возможность, иначе вы столкнетесь с тем, что однажды начнете упрекать его в нерешительности. А утверждение, что нынешняя учеба ребенка определит его будущую жизнь, – спорно. Люди всегда были умными, даже когда не было школ и институтов, и есть множество людей, которые, не имея образования, достигли таких высот, которые не снились некоторым выпускникам лучших вузов.

В вопросе было слово «контролировать», то есть вы считаете, что воспитание – это контроль. Через контроль мы лишь создаем дополнительный интерес к игре под названием «вранье». Контроль ничего не решает и лечит лишь временно, симптоматически, подобно таблетке от головной боли – боль прошла, но о ее причине мы так и не узнали, значит, через какое-то время она вернется и нужно будет снова пить таблетку. Но и отсутствие контроля не выход. Отсутствие чего-то вообще ничего не решает. Решает лишь присутствие чего-то. Мама услышала где-то, что контроль – это неправильно, и решила ребенка не контролировать, чтобы доказать себе и всем остальным, что контролировать нужно, что без нее ребенок не может. Это такая игра: «Ах, я не права? Сейчас я вам докажу, что все делаю правильно». Только в этой игре ребенка нет. Или другой вариант: я контролирую, вижу, что «передавливаю», тогда вообще все бросаю. Вы оставили своего ребенка перед ясностью или темнотой? Когда мы бросаем его перед темнотой, то пытаемся доказать, что он слабый и ничего сделать без нас не может. Когда я вижу, что моему ребенку все ясно, что он меня услышал, что задумался, изменился, тогда семя попало в почву и начнет расти. Сколько времени понадобится? Никто не знает. Но раз внутрь попало, может прорасти. Гарантий никаких, но возможности есть.

Вы говорите, что ребенок не понимает, зачем ему учеба. А вы понимаете, зачем ему эта учеба? Или вы боитесь того, что он не будет учиться, из-за чего вас вызовут в школу, будут винить и ругать, вы переживете стыд и вину, от которых вы всю жизнь бежите, умственно осуждая себя. «Кто, если не я!?» А «я» – это кто? Та напуганная девочка, которая боится облажаться, стать «плохой» в глазах социальных судей – учителей и соседей?

Вы просто слишком быстро теряете терпение. Когда появились компьютерные игры, я года два играл в них, пока не надоело, а надоело, потому что вас не было рядом – тех, кто решал бы, контролировать меня или не контролировать. Я мог играть сколько угодно, и потом мне надоело. Вот этого «потом» мы не дожидаемся – терпения не хватает. Мы высокомерно ждем, определяем какие-то сроки, когда должно надоесть, но во всей этой системе нет ребенка как индивидуальности, личности, есть только объект нашего влияния и контроля. Подумайте о ребенке. А что с ним? А он-то как? А ему каково? А зачем ему это? А что будет, если ему запретить?

Я решила, что буду интересоваться учебой сына только в том случае, когда он сам попросит помощи. Но он помощи не просит, на вопрос «Как дела?» отвечает, что все нормально. В конце недели я открываю его дневник, а там – одни двойки. Что делать?


Это игра. Ребенок проверяет вас: точно ли ему доверили его учебу или нет. Первый тест вы не прошли. Через неделю двойки. Ну и что? Пусть за эти двойки переживает он, а не вы. Если вы будете переживать, то он за них точно переживать не будет. Кто больше заинтересован в том, чтобы он социализировался и вырос? Он или вы? Если вы, ему никогда не станет это интересно, а если он, то примет ответственность и вызов в виде тех теорем и задач, с которыми сталкивается в школе. В семье, как в организме, есть четкое разделение функций. Если печень начнет выполнять функцию сердца, то сердце ослабнет. Если вы хотите, чтобы учеба стала главным делом жизни вашего ребенка, то пусть это станет Главным Делом Его Жизни, а не вашей. Что вы постоянно туда лезете? Вы не научились еще в школе? Ну, сходите, поучитесь. Оставьте его одного с его проблемами, займитесь чем-нибудь другим. Понятно, что вы уже привыкли вырабатывать энергию на ребенка – волноваться и переживать, душить своими контролем и запретами. Если сейчас все это бросить, станет скучно. Чтобы этого не произошло, выполните такое задание: ответьте на вопрос: «Что бы я делала, если бы ребенка не было рядом?» – и займитесь этим – искренне, влюбленно, на всю катушку.

Я была в школе у дочери, там столкнулась с учителем, который начал жаловаться на то, что она не учится. Я ему: «Ваши предложения?» – «Вы – родители. Вы и должны ее заставлять учиться». У учителей одни лишь жалобы: «Ваша дочь играет на уроке математики телефоном. Сделайте что-нибудь!» Что я могу сделать, если я – дома, а моя дочь – в школе, на уроке? Учителя думают, что если они сказали родителям, что их дети не учатся, то снимают с себя всю ответственность. Как взаимодействовать с учителями, когда они не хотят отвечать за ребенка, даже когда он находится на их уроках?


Вы несете ответственность за ребенка независимо от того, на уроке он или дома, в Бразилии или еще где-то. Где бы он ни был и чем бы ни занимался, он все равно остается самым уникальным человеком среди всех других людей, и вы никогда не перестанете отвечать за него. И передача ответственности ребенку не подразумевает того, что вы перестаете быть его родителем. Мой ребенок, самостоятельный и ответственный за свою жизнь, остается моим ребенком. Он живет своей жизнью, отвечает за нее, имеет успехи, и я горжусь им, но это не значит, что он стал мне менее интересен.

По поводу педагогов я скажу, что среди любых профессионалов есть люди, которые любят свою профессию и работают искренне – такие не могут не увлечь за собой. А есть и те, кто свою работу ненавидят, относятся к ней формально и сами не верят в полезность того, что преподают, так как не влюблены в те слова, которые говорят. Таких очень много. Поговорите с ребенком, спросите, в чем дело. Если он играет телефоном на уроке, значит, ему неинтересно и скучно, или он уже все знает, и телефон с его тупыми программами ему интереснее умных уроков учителей. Не можете поменять школу и найти ребенку интересных учителей – предложите ему варианты. Либо он принимает, что нужно сидеть и слушать зануду 45 минут, либо пусть сдает экстерном те предметы, которые ему скучны, так как уже понятны. Второй вариант больше всего настораживает родителей. У них возникает вопрос: «Если ребенок сдаст все экстерном и сможет не ходить на некоторые уроки, чем он будет заниматься?» Мы отдаем детей в школу, как в тюрьму, где учителя – надзиратели, которые за них отвечают, пока мы занимаемся своими делами.

Мой сын в начальной школе учился в коррекционном классе – там были трудности с одноклассниками, с успеваемостью, но все списывалось на то, что он у нас такой нестандартный. Затем нам все же удалось перевести его в обычную школу, он учится там уже четыре года, сейчас его взаимодействие с одноклассниками в порядке, но интереса к учебе нет никакого. Я не вижу в нем отличника, даже проблеска интереса к учебе нет. То есть, несмотря на то, что я перестала водить его к психологам, он по-прежнему играет в отстающего.


Я представляю, насколько вы заинтересованы в его учебе, насколько вы его контролируете, раз ему это вообще не интересно. Пока вам интересно, откуда у него возьмется интерес? Произошла зачистка, в его учебе вы – главная. Его индивидуальность и интерес не могут проявиться, потому что вы заняли все пространство. Освободите его для ребенка. Но вы не хотите, потому что если он перестанет быть отстающим, чем тогда вы займетесь? Сейчас вы только им и занимаетесь: чем он должен интересоваться, как должен общаться с одноклассниками, как ему дружить? Мы сами делаем наших детей инвалидами, пытаясь их загнать в рамки нормы, ребенок – это объект для наших планов, ожиданий, капризов, давления, проверки правильности наших установок, оправдание наших неудач в жизни. Дети дают нам статус «мать» или «отец», придают смысл нашей никчемной жизни, а что мы им даем? Мы даем им жизнь, которую тут же забираем. Почему вы удивляетесь тому, что дети живые? Почему удивляетесь тому, что, когда вы давите, они сопротивляются? Они не куклы. Не убивайте их, не мучайте, не контролируйте, не загоняйте, договаривайтесь с ними, интересуйтесь ими, будьте соединенными с ними. И не напоминайте ребенку, что когда-то он ходил к психологам, логопедам, лежал в психиатрических лечебницах. Живите настоящим, в котором много вкусных и интересных вещей. Единственный способ стать живым – посвятить себя проживанию того, что происходит в данный момент. Посвятить себя тотально и целиком тому действию, которое случается с вами сейчас, и не тратьте на прошлое ни секунды своего внимания.

Моей дочери сейчас 11 лет, и мы были с ней хорошими подружками, пока она не пошла в школу. Там у нее появились новые обязательства, я стала проявлять требовательность – и наши добрые отношения исчезли. С младшей дочкой мы тоже подружки, но ей через год в школу, и снова я начну говорить о том, что нужно стараться, учиться, и это может закончиться так же, как и со старшей. Как этого избежать?


Дочери вас перерастают, и им становится с вами скучно и неинтересно. Ваша коммуникация эффективна только на уровне маленького ребенка – до 7 лет она работает, а после – уже нет. Вы не растете вместе с дочерьми. Ваши дочери сначала были цветочками, затем стали яблоками, а потом и яблонями, а вы все еще цветочек. Как вырасти вместе с ними? Общайтесь с ними, интересуйтесь их жизнью – искренне, а не для контроля, спрашивайте об их друзьях, ценностях, мечтах и планах. Если есть контакт, ваша дружба и доверие никуда не денутся. А сейчас вы боитесь того, что общение выходит за рамки вокруг вас двоих, ребенок идет в школу, где начинает общаться с одноклассниками, учителями и как-то там проявляется. Вы все боитесь, вдруг ребенок не будет учиться хорошо, вас вызовут в школу и там скажут, что вы во всем виноваты, что не справились с воспитанием. Поэтому вы заранее отстраняетесь от детей, опасаясь, что они не будут соответствовать вашим ожиданиям, не оправдают их, разочаруют вас. Просто любите ваших дочерей такими, какие они есть, ничего не ждите, будьте рядом, тогда вам не о чем беспокоиться – они будут видеть в вас близкую подругу.

Сын учится очень плохо, из-под палки. Не понимает, видимо, зачем он учится, с какой целью, для чего ему образование. Как ему это объяснить?


Из-под палки всегда плохо учатся. «Палка» говорит о том, что учеба нужна вам, и своим давлением вы лишь воспитываете в ребенке стойкую неприязнь к учебе, работе, труду. Давление рождает сопротивление. Чем сильнее вы давите, тем сильнее ребенок ненавидит вашу «палку» и школу. Все, чего вы добьетесь, – сломаете своего ребенка, и он попадет либо в психушку, либо в тюрьму.

Донесите до него, что школа – это его испытание, а не ваше: «Пройдешь его как пятерочник, двадцать дверей перед тобой будут открыты. Пройдешь как двоечник – две двери. Тебе сколько дверей надо? Какие у тебя планы? Тебе много дверей надо? Тогда нужно лучше учиться. Если одной двери достаточно, зачем тогда притворяться и в школу ходить – иди сразу работать. А мне твои пятерки и двойки не нужны – я уже школу закончил. За твои оценки мне на работе выговор не сделают и премии не дадут». Убирайте проституцию из ваших отношений с ребенком. Любите детей не за пятерки, ради которых приходится подкладываться под учителей. Не учите детей продажности.

Моему сыну его одноклассницы помогают учиться – делают за него уроки, раскрашивают контурные карты. Его это устраивает. Если для меня главное – результат, то результат есть: у сына хорошие оценки, и его не оставляют на второй год. Другое дело, что новых знаний у него не появляется, зато он, видимо, умеет общаться и договариваться. Мне кажется, что такой способ общения ему не на пользу.


Почему не на пользу? Возможно, ваш сын обладает предпринимательским умом, и в будущем, если ему нужны будут специалисты, он наймет себе за деньги лучших докторов наук. Вовлекать, организовывать, объединять – это лидерские навыки. Общительность обладает большей ценностью, чем дипломы запуганных, закомплексованных и не творческих отличников. Поэтому, даже если он читать до сих пор не умеет, он сможет договориться с теми, кто ему все прочитает. Все отлично. Что вас смущает? Вам обидно, что он не сидит ночами, не зубрит и не мучается? Или он обманул ваши ожидания на тему того, каким должен быть настоящий «хороший» сын? Просто выбросьте все схемы и влюбитесь в вашего сына – в такого, какой он есть, и тогда будет контакт, доверие, он будет слушать вас и слышать, и не исключено, что однажды захочет измениться и начнет учиться. А пока вы занимаете позицию судьи, оцениваете его жизнь – эффективна она или бесполезна, пока мучаетесь внутренним страхом, что вы «плохая» мать, ничего не изменится.

Как увлечь ребенка учебой?


Главное – не надо ему врать про учебу. Скажите как есть: «Впереди у тебя испытание, которое проходят все дети. Оно называется школа. Конечно, какое-то время тебе будет непонятно, почему ты должен сидеть, слушать учителей и делать то, что они говорят. Но все равно это будет происходить десять лет. Жизнь – такая штука, что в ней нужен аттестат. Мы живем в обществе, а в нем так принято: школа, институт, потом ты получаешь права на интересную работу. И другого общества у нас нет. Ты можешь плакать и капризничать, но с этим ничего не поделать – школу нужно закончить. Если ты будешь учиться хорошо, к тебе будут хорошо относиться и тебе будет интересно, если будешь плохо учиться, тебя не будут там любить и тебе придется в школе трудно. Ты что выбираешь: легко или тяжело? Легко? Ну, тогда полюби школу. Потому что все равно придется в нее ходить». Так можно внести ясность, объясняя ребенку неизбежность посещения школы, и у него появляется осознанность и понимание. Если эту профилактику начинать за год-полтора до первого класса, то у ребенка не возникнет ощущения, что его в школу отдали в наказание или чтобы от него избавиться, и учеба станет игрой, а каждая задачка – вызовом.

У моих друзей сын – потрясающий парень, открытый, тонкий, коммуникабельный, добрый, но учиться не хочет совершенно. Прогуливает, еле школу закончил, хотя совсем не дурак. Его даже исключали за неуспеваемость, потом родители «помогли» ему поступить в УПИ, но и там все то же самое. Ребенок явно одарен талантами и способностями, но их совершенно не использует. В чем причина?


В том, что все вокруг только и ждут, когда он начнет использовать свои таланты и способности. Со стороны родителей есть давление, ожидания, а у сына игра в то, чтобы не оправдывать эти ожидания. Есть замечательная притча про ребенка, который 12 лет не говорил. Его маму это очень сильно беспокоило, она водила его к профессорам, те говорили, что все нормально, все в порядке, и почему ребенок не говорит – не ясно. Однажды они сидят за столом, обедают, вдруг сын говорит: «Мам, дай соли». – «Батюшки, что же ты молчал двенадцать лет? Ты так напугал меня!» – «Повода не было». Возможно, здесь то же самое – у ребенка просто нет основания, чтобы проявить свои способности и одаренность, ведь его родители все за него знают, делают, советуют, ждут – их слишком много в жизни сына. Пока ему не станет чего-то не хватать (денег, например), он не будет ничего предпринимать.