Поведенческие признаки эмоциональной энергии


...

Эмоциональный настрой

► Эмоциональный настрой характеризует особенности реагирования человека в ответ на эмоциональную атмосферу, возникающую в процессе совместной деятельности.

При взаимодействии с окружающими проявляются разные формы эмоциональной восприимчивости: резонирование, отстраненность и диссонирование. Соответственно, продуцируется положительная, нейтральная и отрицательная энергия.

Эмоциональное резонирование – способность личности откликаться на различные эмоциональные состояния партнеров. Эмоционально отзывчивый человек легко и быстро «настраивается» на любую эмоциональную волну окружающих, особенно если и они также эмоционально отзывчивы. Он непроизвольно входит в разные состояния партнеров: радости или печали, покоя или тревоги, обеспокоенности или страха, депрессии или эйфории. Случается, что эмоционально отзывчивые люди поглощены какими-либо проблемами, либо находятся в дискомфортном настроении, и тогда с ними трудно устанавливать эмоциональный контакт. Бывает так, что эмоционально отзывчивый человек оказывается во власти негативных эмоций партнеров, обладающих более сильной энергией, и тогда он сам страдает от своей реактивности. Вспомните, как очень возбудимые люди легко и быстро отвечают грубостью на грубость, резкостью на резкость, а, успокоившись, нередко сожалеют о случившемся. В этом случае посредством эмоционального резонирования распространяется поток негативной энергии.

Таким образом, способность к эмоциональному резонансу имеет свои плюсы и минусы. Тем не менее, свободный эмоционально энергетический обмен с окружающими обычно приносит облегчение как самому человеку, так и его партнерам. Это происходит даже в том случае, если выход получают отрицательные энергии.

► Эмоциональный резонанс между партнерами вызывает сложение их энергий, заключенных в эмоциях, и стимулирует дополнительный психологический эффект взаимодействия – синергизм.

Напомним, что синергизм проявляется в том, что личность своей манерой взаимодействия с партнерами способствует объединению энергетических потенциалов и увеличению эффективности совместной деятельности. Такое поведение ассоциируется с положительной энергетикой. Унисон эмоционально-энергетических сил вызывает существенный психотерапевтический и целительный эффект. Именно этот феномен эксплуатируют новоявленные врачеватели масс, проводящие сеансы в больших аудиториях.

► Если профессионал в сфере общения воспринимает и отзывается на эмоционально-энергетические состояния партнера, то происходит благотворное сложение энергий, повышается вероятность внушающего воздействия на него.

Эмоциональная отстраненность – следствие эмоциональной ригидности. Личность обычно слабо реагирует на эмоциональную атмосферу общения – в ответ на эмоциональные состояния окружающих проявляются невыразительные, приглушенные, неопределенные эмоции. Такое поведение ассоциируется с нейтральной энергетикой. При этом мало вероятно сложение энергетических сил партнеров и, следовательно, вряд ли возможен какой-либо синергический эффект. У эмоционально-ригидных резонанс с эмоциями окружающих возникает редко, например, только в общении с близкими или с теми, кто особенно понравился, вызвал доверие, чувство безопасности. Психологически комфортно могут чувствовать себя два или несколько партнеров, склонных к эмоциональной сдержанности: их энергетические поля созвучны и потому не возмущают друг друга.

Эмоциональное диссонирование характеризуется демонстративным выключением личности из эмоциональной атмосферы общения или проявлением эмоций, противоположных по смыслу ситуации взаимодействия. Например, если партнер испытывает подъем сил, радуется, то личность, склонная к эмоциональной сопротивляемости, в этот момент начинает раздражаться, капризничать или впадает в депрессию. У некоторых отмечается нечто вроде навязчивой потребности бросать эмоциональный вызов окружающим: если партнеру хорошо, то во что бы то ни стало надо что-то сказать или сделать, чтобы у него испортилось настроение; если окружающие грустят по какому-либо вполне объективному поводу, то эмоционально сопротивляющаяся личность заявляет: «Мне смешно, нашли чему радоваться». Есть люди, которым доставляет удовольствие чужое несчастье, страдания, слезы, беспомощность.

Эмоциональное диссонирование – признак аутичности в детском возрасте. Есть дети, которые не склонны проявлять эмоции «за компанию». Когда все веселятся, они держаться в стороне. Вовлечь их в круг сверстников не удается; всем хорошо, а они насупились. Случается, что энергетика общего ликования повергает их в депрессию, они начинают злиться, закатывают истерику.

Эмоционально диссонирующие, как правило, обращают на себя внимание тем, что выпадают из эмоционального контекста общения. С кислыми физиономиями они высиживают концерт юмориста. От них не дождется аплодисментов эстрадная звезда. Если шутка лектора вызывает громкий смех у присутствующих в аудитории, то эмоционально сопротивляющиеся индивиды едва растянут губы в улыбке. Им не по себе в веселой компании и они не охотно соглашаются принять участие в пикнике. Они не способны разделять чужие радости и успехи. В общем, от них всегда веет холодом.

Как правило, от таких людей стараются держаться подальше, их недолюбливают, порой с такими неприятно говорить даже о погоде. Особенно избегают того, кто не способен чем-либо компенсировать свой коммуникативный недостаток, например, при этом не обладает хорошим умом, профессиональными качествами, терпением или другими достоинствами.

Объединение личностей, склонных эмоционально сопротивляться групповой атмосфере, оказывает разрушительное воздействие на совместную деятельность. Унисон негативных эмоционально-энергетических сил обычно вызывает мощную волну агрессии и жестокости. Порой достаточно двум-трем персонам консолидировать свою негативную эмоциональную энергию и противопоставить ее групповой атмосфере, как будет дестабилизирована деятельность целого коллектива. Психика обычного человека не выдерживает мощного натиска негативных эмоционально-энергетических воздействий извне.

Эмоционально отзывчивый, резонирующий партнер, конечно, наиболее предпочтителен, поскольку он способен откликаться на состояния окружающих посредством установления и поддержания идентичных психоэнергетических состояний. Во взаимодействии с ним у партнеров больше шансов быть замеченными и оцененными, выше вероятность получить сочувствие и поддержку. Оказавшись в созвучном биопсихическом поле, партнер становится доверчивым, податливым на убеждение и внушение.

На эмоционально отзывчивого партнера рассчитывают муж и жена, воспитуемый, клиент, пациент, однако не следует забывать о том, что эмоциональная отзывчивость сопряжена с существенными энергетическими затратами. Например, врач, психолог, педагог отдает свою энергию партнеру – больному, пациенту, ученику. В этом заключается благородная жертва. Когда же профессионал в области человеческих отношений эмоционально «выгорает», включаются те или иные защитные механизмы: привыкание к страданиям, избирательное проявление сочувствия, избегание длительных и глубоких контактов, равнодушие. На ум приходят успокоительные философии, вроде: «всем не посочувствуешь», «надо беречь себя», «люди неблагодарны» и т. п.

Вы способны к эмоциональному резонированию, если у вас широкий диапазон восприятия эмоций партнеров. В силу разной организации сенсорной системы и интеллекта, люди по-разному реагируют на вариации эмоциональных проявлений других. Один человек имеет тонко организованную сенсорную систему и благодаря хорошему интеллекту легко улавливает оттенки всяких эмоциональных состояний партнеров. При этом он откликается на всевозможные нюансы эмоций: как наполненные силой, яркие, так и оттенки слабых, едва заметных эмоциональных состояний партнеров, как на эмоции, положительно действующие на психику, так и отрицательно действующие. Другой человек обладает менее совершенной сенсорной и интеллектуальной организацией и потому обычно весьма посредственно воспринимает и расшифровывает эмоциональные состояния окружающих.

У некоторых людей сенсорная и интеллектуальная системы отражения работают вовсе грубо, вследствие этого диапазон восприятия чужих эмоций крайне узок, расшифровываются далеко не всякие эмоции партнеров и плохо различаются тонкости в их проявлении. Такие люди с большим опозданием реагируют на перемены в состояниях партнера, а то и вовсе не замечают каких-либо перемен. На таких людей сложно оказывать влияние при помощи эмоций и сопутствующих внешних выразительных средств – они плохо воспринимают полутона, и чтобы воздействовать на них, приходится перегружать эмоционально-энергетические сигналы: говорить громко, утрировать смысловую окраску голоса, пережимать в мимике, иначе до них, как говорится, не доходит.

В то же время в жизни любого человека бывают моменты, когда диапазон восприятия эмоций партнеров резко расширяется. Обычно это обусловлено приливом энергии. Такое случается, например, в состоянии душевного подъема в окружении приятных знакомых, а у некоторых людей после приема алкоголя. Расширение диапазонов эмоционального реагирования наблюдается в состоянии влюбленности. Влюбленный обычно тонко реагирует на перемены, происходящие в душе объекта увлечения. Угасают чувства и, увы, резко суживается диапазон эмоционального отражения. Обострение восприимчивости замечено также у многих родивших женщин. Мать, как правило, очень чутко реагирует на все перемены в состояниях грудного малыша. Очевидно, это связано с биологическим механизмом воспроизводства вида: потомству надо обеспечить безопасность и выживание.

► Восприимчивость к эмоциональным состояниям партнера – профессионально необходимое качество для тех, кто работает с людьми.

Ограничимся примерами из медицинской практики. Эмоциональные состояния пациента и особенно перемены в них – важный источник информации для врача-специалиста любого профиля. Эмоции свидетельствуют о том, как больной относится к своей болезни, к врачу или сестре, к лекарствам и процедурам. Ведь не всегда он готов или хочет выразить свое отношение словами.

Наблюдая за эмоциями пациента, терапевт может фиксировать ухудшение здоровья, наступление кризисов болезни или начало выздоровления. Психиатр получает возможность предвидеть обострение некоторых психических заболеваний или наступление нового цикла болезни. Невропатолог по характеру эмоций может судить о функциональных нарушениях нервной системы. Специалист по детскому церебральному параличу из Санкт-Петербурга Т. И. Серганова (Серганова Т. И. Как победить детский церебральный паралич разумом специалиста, сердцем матери, 1995) разработала и запатентовала оригинальную диагностическую методику.

Изначальные признаки тяжкого недуга у грудных младенцев выявляются по особенностям их плача. С помощью компьютера выявлены акустические характеристики детского плача, которые свидетельствуют о развитии церебрального паралича. Задача состоит в том, чтобы педиатры и медсестры могли на слух улавливать ранние симптомы заболевания. Получится ли это у медика, который имеет ограниченный диапазон восприятия эмоций и, в конечном счете, лишен дара эмоциональной отзывчивости?

Вы способны к эмоциональному резонированию, если вы способны адекватно расшифровывать эмоциональные состояния партнеров. Здесь мы касаемся сигнальной функции эмоций – используя их, человек выражает свое отношение к тому, что ему небезразлично. Это могут быть беспокоящие внутренние ощущения, захватывающие мысли, насущные потребности, интересы и желания или какие-либо внешние значимые обстоятельства. С помощью эмоций он как бы кодирует свои отношения к происходящему, а партнеры декодируют его эмоции, то есть стараются понять, что же он хотел ими выразить.

► Адекватно расшифровать эмоциональный сигнал партнера означает уловить в нем именно тот смысл, который в него был вложен.

Умение адекватно расшифровывать эмоциональные сигналы партнеров зависит от нескольких условий. Во-первых, личность должна иметь достаточный гуманистический опыт, то есть опыт общения с людьми разного возраста, разного психического склада, разной культуры, разных национальностей. Чем больше гуманистический опыт личности, тем более вероятно понимание эмоциональных состояний партнеров. Имеет значение многое: были у вас братья и сестры или вы росли единственным в семье ребенком, мало или много вы общались с родными, было это общение глубоким или поверхностным, есть у вас близкие друзья или вы предпочитаете замкнутый образ жизни, есть ли у вас собственные дети и сколько их, сколь чувствительно вы относитесь к ним и к брачному партнеру, приходилось ли вам жить или сотрудничать с людьми иной национальности.

В формировании гуманистического опыта большое значение имеет тесный контакт человека с домашними животными. Во взаимодействии с ними наши органы ощущений настраиваются на такой «диапазон частот» приема эмоций, которым люди между собой не пользуются. Лошадь, корова, собака, кошка и прочие соседствующие виды побуждают нас переходить от знаково-символической системы общения, к которой мы привыкли, к сенсорно-интуитивной. Взаимодействие происходит, главным образом, на энергетическом уровне, человек учит животное понимать отдельные слова, а животное учит человека воспринимать энергетику эмоций. Вспоминается радиорассказ одного пожилого ненца, сетовавшего на то, что редеет стадо северных оленей и беднеет человеческая личность. Наблюдения показывают, что дети, выросшие в постоянном общении с оленями, мягче характером, чувствительнее, отзывчивее. Исчезает, уничтожается олень – заглушается канал эмоционально-энергетического отражения живой природы.

Во-вторых, для адекватной расшифровки сигналов имеет значение объем оперативной эмоциональной памяти: сколь успешно вы запоминаете характер и оттенки эмоций в момент, когда их переживает партнер. Встречаются люди, у которых большой объем памяти на эмоции, непосредственно проявляемые партнерами. Но есть и такие, которые затрудняются запомнить демонстрируемую эмоцию и воспроизвести ее – эмоции партнера не оставляют заметного следа в их памяти.

В-третьих, важно не приписывать эмоциям партнера смыслы и оттенки, которых в них вовсе нет. Однако немало людей, которые по тем или иным причинам готовы находить в эмоциях партнера субъективное содержание. Их декодирующее устройство, очевидно, имеет какой-то дефект. Поэтому привносится «шум» в виде настроений или привычных эмоций. Иных подводит оперативная эмоциональная память. Порой бывает так, что отношение к партнеру диктует свою волю. Хуже всего, если у личности есть психические отклонения, которые и являются причиной искаженной интерпретации эмоций партнеров.

В-четвертых, большую роль играет опыт профессионального общения. Чем больше стаж работы медика с пациентами, учителя с учениками, следователя с преступниками, продавца с покупателями и т. д., тем доступнее расшифровка эмоциональных состояний субъектов профессиональной деятельности. Например, опытная медицинская сестра, наблюдая эмоциональные проявления пациента, предугадывает, как он переносит инъекцию, понадобится ли ему местное обезболивание при проведении операции и многое другое.

Вы способны к эмоциональному резонированию, если ваши эмоции достаточно яркие и сильные, чтобы их свободно воспринимали и расшифровывали партнеры. Здесь уместно подчеркнуть, что эмоциональное резонирование возможно при наличии обратных связей: вы откликаетесь на состояния партнера, а он, в свою очередь, воспринимает и оценивает вашу реакцию.

► Чтобы информационно-энергетический круг замыкался, надо обладать двумя способностями: хорошо декодировать эмоции партнера и отчетливо подавать ему сигналы о своих состояниях.

Вы способны к эмоциональному резонированию, если ваши эмоции подвижны и легко переключаются на партнеров. Нормальным следует считать, если человек умеет проявлять свои эмоции соответственно ситуациям и по мере надобности направить их то на себя, то на партнеров, то на деятельность, которой он занят, то на предметы, с которым действует. Плохо, если эмоции жестко запрограммированы и чаще всего направляются по какому-либо конкретному адресу: на себя, на других, на дело или на предметы.

Односторонняя ориентация эмоций обедняет личность. Эгоист, эмоции которого находятся на услужении у собственного Я, не способен проявлять эмоционально-энергетическое созвучие с окружающими. Его энергетический контур замкнут на самого себя. Человек, для которого смысл существования только в занятиях любимым делом, как правило, не может дарить окружающим теплоту, заботиться о них, ему некогда соучаствовать и сопереживать. А если кого-то захватил вещизм, так эмоциональная черствость становится для него сопутствующим качеством. Безграничный и вездесущий альтруизм тоже сомнительное достояние личности. Можно ли глубоко и искренне посвящать эмоции другим, если при этом эмоции не касаются твоего Я?

► Способность переключать эмоции на партнера – весьма ценное качество профессионала, работающего с людьми: концентрация эмоций на партнере – символ внимания к нему, знак субъектного отношения и проявление воспитанности.