Часть I. Предание мастера. Кодекс оптимального поведения.

Глава 4. Сад познания.

Беседа Мастера и ученика.

Вокруг него простирались густые своды зарослей, в глубину которых уходили бесчисленные тропинки и аллейки. Арчибальдушка некоторое время постоял в тихой созерцательности, да и двинулся наугад по одной из дорожек. Над ним пели птицы, а вокруг загадочно шелестели ветви магических кустарников и деревьев. Иногда у него возникало ощущение, будто все то, что его окружает, начинает расплываться, становится зыбким, туманным и вот-вот исчезнет, превратившись в зияние, пустоту, некую ловушку, из которой ему никогда не выбраться. И тогда легкая волна испуга быстрым трепетом пробегала по телу. И вот теряющийся Арчибальдушка, спасая ускользающую реальность, чуть было не схватился за веточку причудливо разросшегося кустарника, который вдруг стал прямо-таки таять на глазах, но, вспомнив строгое наставление Змея по технике безопасности, проворно убрал руку. В ту же секунду куст исчез. Арчибальдушка вздрогнул и двинулся дальше, ощупью пробираясь сквозь мерцающие разводы текучих форм, стараясь ни к чему не прикасаться. Вскоре, однако, заросли поредели, и он выбрался на поляну, которую, если бы она была земной, можно было бы описать, как залитую ярким солнечным светом. Идти было удивительно легко, и мягкая поступь Арчибальдушки непроизвольно направила почти невесомое, неосязаемое тело к нескольким яблоням, которые словно распространяли вокруг себя некую таинственную силу, излучением которой Востриков и пленился. И тут истома усталости одолела его. "Эх, вкусить бы яблочка!" - мечтательно подумал Арчибальдушка, неохотно припоминая змеев завет.

- Ну что с того? - коварно нашептывал беззвучный голосок-провокатор. И душа Арчибальдушки воспылала, и понял он, что опасно это, и, зажмурив глаза, прошел он мимо румянобокого, налитого свежестью соблазна, томящийся и исполненный противоречий.

И вскоре взору его открылась тенистая аллея, которая заканчивалась белокаменной беседкой. "Может быть хоть среди мраморных колонн найду я отдых и успокоение?" Однако, приблизившись к вожделенному месту, взалкавший Востриков обнаружил к великому огорчению для себя, что оно отнюдь не пусто. Оно было занято двумя собеседниками и, по-видимому, весьма увлеченными предметом своего разговора. Арчибальдушка притаился за одним из кустиков, да и подслушал все то, о чем они говорили. А говорили они вещи на первый взгляд странные и во всяком случае сильно отличающиеся от того, к чему привыкло в земной жизни арчибальдушкино ухо.

Причем один из них был вылитый Мафусаил Сабашников, в то время как другой таил в себе неуловимо птичье, не то ворона напоминающий, не то грача, хотя и имел облик человечий, в котором довольно явственно угадывались его собственные, арчибальдушкины, черты.

Прислушиваясь к репликам этого довольно занятного разговора, он понял, что перед ним беседа Мастера и Ученика. Почему он так понял, неизвестно, но это была действительно

Беседа первая.

Одиночество - удел человека. - Даже самые близкие люди далеки друг от друга.

- В силу вступает действие Закона. - Путь освобождения из изоляции одиночества. - Человек любит не другого человека, а себя в нем. - Динамика супружеской жизни. - Если ты будешь учиться у многих, то научишься малому. - Парадокс о необходимости и принципиальной невозможности любить людей. - Главная ошибка человека в поведении - личностный подход. - Формула "шесть-девять".

- Несколько эффективных правил для того, чтобы не попасть в ловушку манипулятора и самого его выбить из колеи. - "Для чего нужно любить врагов своих? Для того, чтобы их победить". - Любовь N1 и Любовь N2.

- Один простой принцип семейного благополучия. - Формула первого шага к тому, чтобы стать Великим Менеджером.

- Увы, никто из нас не способен понять другого - никогда и ни при каких обстоятельствах, а потому удел человека - одиночество, хотим мы того или нет.

- Но почему, Мастер?

- Да на самом деле все очень просто, тут даже и мудрить не надо. Во-первых достаточно взять сон, дабы понять, что эта целая треть жизни скрыта от меня самого, и я не знаю, где и как я провожу ее, не говоря уже о другом. Во-вторых, я, запертый границами собственного тела, уже никак не смогу одновременно пребывать в теле ином. А значит, мне неизвестны его проявления. Поэтому можешь считать, что и вторая треть для меня представляет неведомое и закрытое. Ну и, наконец, подсознание - самые потаенные мысли человека. Иногда мне удается угадывать их, но отнюдь не постоянно, и это очевидно. Прибавь сюда последнюю треть. И что получится?

- И получается то, что даже очень близкие люди, прожившие бок о бок не один десяток лет, супруги, отметившие совместное бытие в самых разнообразных годовщинах, включая серебряные и золотые, на самом деле так же далеки друг от друга, как новорожденные в разных концах света?

- Вот именно! И когда эти близкие утверждают, что знают друг друга идеально, они ошибаются, продолжая пребывать в глухой изоляции, стенами которой являются их собственные иллюзии.

- Но это же страшно, Мастер!

- Такова природа, такова Вселенная, и ее не волнует страшно тебе или нет. Нам, как правило, бывает страшно ночью в горах, но заметь при этом, что продолжают существовать горы и продолжает существовать ночь. И даже если мы очень попросим их, чтобы они ушли, они останутся. Таков Закон. И человеку остается либо принять этот Закон, либо не принимая Закона, продолжить свою жизнь в череде кошмаров и мучающих страхов. И тот же Закон распорядился так: человек одинок. Он приходит в этот мир в одиночку, он уходит из этого мира в одиночку, и также в одиночку через этот мир проходит.

- И я страдаю от того, что не принимаю этот Закон?

- И не только ты от этого страдаешь.

- Но ведь люди боятся одиночества.

- Разумеется. И чем больше боятся, тем глубже погружаются в него.

- А если я приму этот Закон?

- Тогда, как ни парадоксально это звучит, ты выйдешь из своей изолированности, и одиночество рассеется. Как только ты скажешь себе: "Да, я одинок, и я принимаю свое одиночество как проявление неведомого мне, но непостижимо мудрого Закона", ты обретешь свободу. Потому что в этом случает тебе откроется новое понимание - осознав вокруг себя и других стены, выбраться за которые не представляется никакой возможности, ты увидишь свободный путь, который ведет наверх. И тогда ты скажешь: "Да ведь я, оказывается, не одинок! Я вижу свободный путь. И этот путь ведет наверх. И я могу пойти по этому пути. И ты обретешь тогда Свободу и Силу.

- Путь наверх, Мастер, я понимаю - метафора?

- Ты можешь это понимать как угодно. Не важно понимание, важно переживание.

- И все-таки, путь наверх - не путь ли это к тому, что люди называют Богом, или Высшим Разумом?

- А я почем знаю?

И после короткой паузы вновь Ученик спросил Мастера:

- Но как же тогда быть с дружбой, любовью, преданностью, если ты, Мастер, говоришь об одиночестве, в заточении которого пребывает человек? Ведь мы же знаем немало случаев самопожертвований и жертвоприношений, ситуаций, где люди проявляли беззаветную преданность и совершали поступки, которые называли потом героическими те, чья благодарность оставшихся являлась лучшим памятником ушедшим - во имя жизни остающихся.

- Никогда еще обычный человек не любил и не жертвовал собой ради жизни другого человека. На такое способны очень редкие, лишь те, кто или осознанно или интуитивно отыскал свой Путь наверх. В массе же своей человек любит не другого человека, а себя в нем, свою идею, свой образ, свое представление об этом человеке, свою концепцию. И идет на жертву ради этого фантома. Посмотри на то, как развивается супружеская жизнь многих и многих. Начинается она с возвышенных чувств, где он изливается в откровениях типа "прекрасная", "возлюбленная", "единственная", а лирические излияния последней этаким шепотливым эхом вторят - "УМНЫЙ", "мужественный", "несравненный". Проходит время, пыл остывает. Проходит еще время, и лексикон несколько меняется. Словарный запас идущих рука об руку по жизни пополняется "стервами", "суками", "козлами", "ублюдками" и даже более изощренными эпитетами. Почему это происходит? Только не говори о взаимных разочарованиях, о том, что, дескать, эти люди в состоянии влюбленности идеализировали друг друга, а когда первый поток возвышенных страстей схлынул, они лучше узнали друг друга и поняли многое из того, чего раньше не понимали.

- Но ведь именно это я и хотел сказать. Да и многие так объясняют данное явление.

- Многие много о чем говорят. Те же самые многие много чего и делают. А потом раскаиваются. И если ты будешь учиться у многих, то научишься малому.

Причина в другом. Дело в том, что, прожив десять, двадцать, пятьдесят лет вместе, они знают друг о друге и друг друга ничуть не больше, чем в первую минуту знакомства. Только в начале сближения они размещают друг в друге одни иллюзии, сблизившись - противоположные. Тоска и раздражение приходят на смену эйфории и окрыленности. Когда человек возвышает другого, он возвышает свое представление, свою проекцию, свою концепцию. Но Закон от этого не меняется. Закон объективен и продолжает работать. Закон неизбежного и неумолимого одиночества человека. И Закон оказывается сильнее иллюзий, мнений, надежд и ожиданий. И все эти помосты и пьедесталы превращаются в погребальный хлам. Нет, мой милый, человек не способен любить другого, не любя себя при этом. Но и себя он не способен любить. Оттого-то мир и переполнен враждой и агрессией. Мы тянемся к людям, так как бежим от себя, и одновременно отталкиваем их, интуитивно понимая, смутно чувствуя, что цель недостижима. И недостижима не потому, что она мираж, но потому, что мы не знаем дорог, ведущих к ней. Но кто-то знает. Например, Учителю из Назарета был ведом этот Путь, и он прекрасно понимал, куда этот Путь ведет. Наверх.

- Однако, Мастер, Учитель говорил, что нужно любить людей. Вы же разъясняете, что их любить просто невозможно по техническим, образно выражаясь, что ли, причинам.

- Верно, ты не сможешь любить людей, если не освободишься от своих претензий, притязаний, иллюзий. Но любить надо, просто необходимо, иначе твоя собственная жизнь станет пустой, а эмоциональная пустота - это смерть при жизни организма - весьма мучительное состояние. И если ты перестанешь любить, твое существование наполняется проблемами, тебя просто-напросто начинают преследовать неприятности. А что такое жизнь человека? Это его дом, это его работа, это он сам. И если он отказывается от любви, то рушится все: дом становится чужим, собственные дети отворачиваются от родителей, работа перестает приносить доход и радость, тело начинает болеть.

- Моя голова, Мастер, уже идет кругом. Что же получается? Любить, невозможно, но любить необходимо. Однако, опять-таки, любить невозможно и, стало быть, человек просто обречен на фатальные проблемы, разрушения, страдания.

- Кто-то обречен, кто-то нет. Любовь снимает обреченность. Но приготовь свою голову к тому, что я тебе сейчас скажу. Дело в том, что основная ошибка, главное заблуждение человека в поведении с себе подобными - это личностный подход. Личностный подход - кратчайшая дорожка к конфликтам. Ведь что такое личность? Личность - это представление другого. Но мир не является таким, каким он представляется нам. Каждый из нас - часть мира. И, следовательно, каждый из нас явно не тот, каким он видится остальным. Впрочем, сейчас я тебе это покажу наглядно.

Мастер взял листок бумаги и сделал на нем рисунок .

- Посмотри на рисунок и мысленно встань на позицию человека А. Какую цифру ты видишь?

- Цифру шесть.

- Хорошо. А теперь займи позицию Б. Что сейчас?

- А сейчас я вижу девять.

- Правильно. А теперь давай представим себе их диалог. Примерно получится следующее.

- А. Вот это шесть.

- Б. Вот это девять.

- А. Да нет же, это шестерка.

- Б. Какая же это шестерка, когда это девятка?

- А. Это самая настоящая шестерка.

- Б. Ты что-то путаешь. Это - самая настоящая девятка.

- А. Да ты совсем что ли спятил? Смотришь и не видишь.

- Б. Скорее всего, это ты спятил.

- А. Ты явно не прав. Это - шесть.

- Б. Не прав ты, потому что это девять.

- А. Да ты просто козел.

- Б. Это как раз ты полный козел.

А на проверку козлы оба. Тебе знаком этот разговор?

- Знаком, не столь уж редко подобные беседы мне приходится подслушивать в быту.

- Вот именно. Я тебе нарисовал модель человеческого сознания. Она выглядела бы забавной если бы за ней не стояли разбитые судьбы, потерянные жизни и здоровье. Помни о ней всегда, и не позволяй другим козлам делать козла из тебя. Как только ты почувствуешь, что начинаешь вовлекаться в личностные отношения, сразу же вспоминай об этом рисунке. И у тебя быстро пропадет желание спорить и доказывать свою "правоту".

- И дать возможность выиграть своему оппоненту?

- Выиграешь как раз ты, а он проиграет, потому что отступив, ты продвинешься вперед, а он, упертый в свою правоту, останется на месте. Но если ты позволишь ему вовлечь тебя в спор, ты повиснешь у него на крючке и тогда уже поражение будет твоим. Не позволяй вовлекать себя в чужую игру. Играй всегда в свою. Не становись объектом манипуляций. Это грозит потерей времени, энергии, а в худшем случае часть твоей жизни просто-напросто вампирически будет украдена.

- Я понял, Мастер. Но как быть с другой ситуацией, которая представляется мне не менее коварной ловушкой, чем та, где приходится терять силу в напрасных спорах? Я имею в виду те конфликты, когда ты вынужден вступать в такие отношения, при которых ты становишься объектом агрессивных нападок или притязаний со стороны другого человека.

- Ясно. Обидно выслушивать несправедливые намеки или прямые заявления в твой адрес, хотя ты вовсе этого и не заслужил. Данная проблема на самом деле все из той же области. Вспоминай модель "шесть-девять". И тогда ты осознаешь, что тот, кто настроен к тебе враждебно, в действительности упирается не в тебя, а в себя. А если ты захочешь его окончательно добить, то вслух можешь обратиться к нему, примерно, следующим образом; сохраняя спокойное выражение лица и слегка пожав плечами, скажи: "Что ж, если тебе нравится думать так, думай так, но я тут при чем?" Или же можешь использовать сходный вариант: "Спасибо, теперь я кое-что знаю о тебе благодаря твоим высказываниям, и хотя я тебя и не расспрашивал, ты сам рассказал о себе". Подобные реплики полностью разрушат навязываемую тебе коммуникацию и выбьют из колеи того, кто это пытается проделать.

Кроме того, очень полезно при разговоре с недоброжелательно настроенным по отношению к тебе человеком использовать довольно-таки действенный прием - смотри на губы говорящего, наблюдай за тем, как шевелится его рот, ни на что больше не обращай внимания, и это тебя быстро развеселит. А для усиления эффекта ты можешь еще себе представить, будто его слова - это камешки, и они вылетая из его рта, преспокойно падают у твоих ног. И люби его при этом, люби!

А ты знаешь, для чего нужно любить врагов своих? Для того, чтобы их побеждать. И чем сильнее ты его любишь, тем слабее он становится.

- Но как же мне его любить, Мастер, если по твоим словам, в этом случае я начну любить свою концепцию, свое мнение?

- Вот! Правильно! Вот здесь-то мы и приходим к необходимости того, чтобы сдвинуться с личностного подхода, ибо личностно любить невозможно. Давай с тобой представим две ситуации, в которых проявляется два вида любви. В первом случае у тебя есть красивый, породистый, редкий пес, замечательный умница, доставляющий тебе радость и наслаждение. И ты его любишь - за то, что он такой красивый, такой редкий, такой породистый и такой замечательный. И, если быть точнее, то ты испытываешь некие чувства. Чувства разумеется приятные. Но какие же? Гордость - посмотрите-ка, что у меня за пес, я могу себе позволить такую собаку. Радость - какой ты у меня, песик, хороший, как ты преданно меня приветствуешь, ну, знаю-знаю, как ты меня любишь, это тешит мое самолюбие. Тщеславие - эвон какая у меня грозная боевая единица, один вид которой повергает в уважительный трепет прохожих, а мне служит и подчиняется. Удовольствие - а как он хорош собой, какой ум в глазах светится, да и мордочкой как мило тычется, когда чувствует, что я печален или устал... ну и так далее. Посмотрим, что у нас получается - гордость, радость, самолюбие, тщеславие, удовольствие. А где же любовь?

- А может быть, из всего этого и складывается любовь?

- Любовь ни из чего не складывается! И ни на что не раскладывается! Она просто есть. Или ее просто нет.

- Но ведь вы, Мастер, на примере этой собачки показали весьма типичную картину человеческих взаимоотношений? Ведь что получается: "Я люблю свою жену за то, что она красивая, добрая, сексапильная, умная." "Я люблю своего мужа за то, что он умный, сильный, богатый, щедрый".

- Верно.

- А-а, понимаю... любят не за что-то, а вопреки.

- А это еще большая глупость. Благообразная, изящная глупость.

- Тогда я не понимаю, Мастер.

- Назовем условно ту сумму эмоций по отношению к породистому псу Любовью Номер Один, или положительным личностным отношением. Тогда, естественно, отрицательным личностным отношением будет ненависть.

Вторая ситуация, тоже на собачью тему. Ты идешь по улице и вдруг замечаешь безродную, беспородную шавку. И у тебя появляется совершенно бездумный импульс - накормить ее, и ты бросаешь ей какую-то еду. И ты ее любишь. Не за то, что она красивая, породистая или ласкво помахивает тебе хвостиком. А просто за то, что она есть. Тебе от нее ничего не надо. Она просто часть Бытия. Это и есть Любовь. И в нашей системе назовем ее Любовью Номер Два. А если взять, к примеру, семейную жизнь, то идеальным сочетанием получится следующее - одна часть Любви Номер Один и две части Любви Номер Два. Независимо от того, о ком идет речь - ребенке, муже, жене или родителях.

- Это в идеальном случае. А в оптимальном?

- Что значит, в оптимальном?

- Ну я имею в виду золотую середину.

- В семье?

- Да.

- В семье золотой середины быть не может. В семье любовь либо есть, либо ее нет. Если любовь есть, то есть и семья, а если любви нет, то есть лишь совместное проживание двух или более тел под одной крышей. Нельзя быть наполовину беременным.

- Я понял, Мастер. Но как мне научиться сдвигаться с личностных позиций?

- Во-первых, осознай все то, что я тебе сейчас сказал. А, во-вторых, я тебе дам несколько медитационных формул. Выучи их и повторяй их постоянно в течение десяти дней. К окончанию этого времени ты обнаружишь в себе глубокие перемены. И это будет первым твоим шагом к тому, чтобы стать Великим Менеджером.

Вот эти формулы:

"Отныне я проявляюсь в этом мире как Сила.

И отныне я проявляюсь в этом мире как Энергия. "

В этом заключена моя Сущность, мое мощное творческое начало, мой непрерывный поток Бытия, частицей которого я являюсь.

Я ощущаю себя не одним граммом, но одной тысячной килограмма. И в этом осознании таится огромная, неодолимая сила, носителем которой выпало быть мне.

Я с каждым днем все четче и четче понимаю, что я в этом мире одинок, как и все остальные люди. Но я принимаю и приветствую свое одиночество, я прекращаю делать иллюзорные попытки убежать от него. И тогда мне открывается новое понимание - понимание того, что я - один на один с Бытием, Богом, Вселенной и нет между нами посредников, и теперь все люди для меня - проявление этого Бытия, а другой вариант и невозможен, потому что всякий человек как личность все равно закрыт для меня, а я закрыт для него. И если я с кем-то встречаюсь, то это прекрасно, а если нет, то это означает всего лишь "нет".

И поэтому для меня теперь нет людей как таковых, но есть неведомые посланники Бытия, вернее, само Бытие, только воплощенное в определенных телах и словах, произносимых этими телами.

И каждый момент своей жизни я даже если разумом и не вспоминаю, но внутренне ощущаю присутствие нескончаемого, мощного потока, имя которому - Бытие, Бог, Вселенная.

Психология bookap

Да и сам я есть Бытие, протекающее через это тело, я - Живая Жизнь, вибрации которой поднимают и опускают эту грудную клетку и расправляют эти легкие.

Я - Есть.