Энергия эмоций служит виду


...

Вектор сенсибилизации

► Вектор сенсибилизации – это гипотетическое направление развития средств, принятых в культуре для обострения чувственности в любовных отношениях между мужчиной и женщиной.

Средства сенсибилизации обладают способностью расширять диапазоны психического отражения, увеличивать «экран» восприятия и вызывать эйдетические состояния в оперативной памяти. Они, конечно, не могут сравниться с волшебством природы, заложенным в программу воспроизводства вида. Тем не менее, эти средства оживляют как либидо, так и психическую энергию, соединяющую мужчину и женщину.

Но, прежде чем перейти к культурным средствам сенсибилизации, необходимо упомянуть самый мощный естественный ее источник – космическую энергию.

Древние философы рассматривали «эрос» (половую любовь) как некую космическую субстанцию, подобную силе тяготения: строящей, сплачивающей, движущей и соразмеряющей энергии мироздания.

Такое понимание любви берет начало в мифологии. Бог Эрот упомянут в мифологическом эпосе Гесиода как один из прародителей и устроителей мироздания, родившийся сразу после Хаоса и Матери-Земли. (Есть и другая мифологическая версия происхождения Эрота.) Для древнегреческого философа Эмпедокла вся история космоса – это противоборство любви («филиа») как конструктивного начала и ненависти. Аристотель видит в движении небесных сфер проявление некой вселенской любви к духовному принципу движения – неподвижному передвигателю.

В средневековой философии это положение было теологически переосмыслено и отразилось в заключительном стихе «Божественной комедии» Данте: «Любовь, что движет солнце и светила». Посредством внеземных сил характеризует любовь немецкий философ-идеалист А. Шопенгауэр (1788–1860), рассматривая ее как некую первичную, субстанциальную, космическую волевую силу.

Современное представление о единстве мира, взаимосвязи в нем живого и неживого вполне подтверждает взгляды представителей минувших эпох. Очевидно, во вселенной господствует некая единая энергетическая сила, задающая движение и упорядоченность. Пускай это будет Эрос. Эрос – это сила, синхронизирующая разные формы бытия, это ритмика в космическом масштабе, колебания энергии во Вселенной.

Человек, как и все обитатели космического пространства, подвержен воздействию космических сил. В частности, он испытывает на себе влияние времен года – весенний консонанс сил – обновления и пробуждения в природе и осенний диссонанс сил – плодоношения и увядания. Чувства любви, как известно, у многих зарождаются весной и осенью под влиянием консонанса или диссонанса природных сил. Особенно ярко переживание влюбленности, когда период полового созревания совпадает с весенним энергетическим приливом в природе. В таком состоянии многие подростки буквально наэлектризованы, их, в прямом смысле, сотрясают энергетические разряды. Двое влюбленных иногда напоминают «лейденские банки»: в теплый вечерний час между ними проскакивают электрические искры, и, пораженные этим явлением, они на мгновение отскакивают друг от друга, чтобы затем с удвоенной страстью оказаться еще ближе.

Дыхание космоса будоражит и либидо, и психическую энергию. Весной не только влюбляются, что подвластно либидо, но и испытывают при этом прилив творческой активности, что свидетельствует о пробуждении психической энергии. Космос – мощная лаборатория либидо и психической энергии, тем не менее гораздо больше средств сенсибилизации вырабатывается в обществе. Они многообразны и соответствуют духовным ценностям и техническим достижениям эпохи. Например, табу (запреты) можно считать наиболее древним и традиционным средством сенсибилизации.

► Табуирование – средство сенсибилизации, основанное на накоплении либидо и психической энергии.

Чего бы ни касалось табу – ранних или внебрачных связей, эндогенных или экзогенных браков, – помимо достижения определенных социальных целей, оно стимулирует накопление либидо и психической энергии. «Запретный плод» – особенно желанный. Чувство должно созреть, накопиться, воображение и желание должны пробудить фантазию. Девушкам и женщинам в первую очередь следует сделать соответствующий вывод: ритуал кокетства, тактика мягкого ускользания и флирта – вполне функциональные приемы табуирования в сексе. Напротив, спешная любовь без какой-либо прелюдии обедняет чувство, придает ему оттенок пресной обыденности. Любовь в браке чаще всего оттого и скучна, что она совершается по первому желанию.

Весьма эффективен и не нуждается в рекламе такой сенсибилизатор, как наркотизация.

► Наркотизация обостряет чувственность и расширяет диапазоны психического отражения за счет веществ с наркотическим эффектом.

Действие наркотических веществ на психику принципиально сходно с тем, что происходит под влиянием эндокринного сдвига и энергетического удара в период полового созревания. Состояние влюбленности напоминает то, что переживает человек, употребляя наркотические вещества. Та же обостренная чувствительность, экзальтация или рефрактерность, приятное и запоминающееся состояние, к которому хочется вернуться вновь. Не случайно наблюдается такая закономерность: современные подростки обычно начинают курить в период полового созревания. Эндокринный сдвиг и последующий энергетический удар вызвали раздвижение диапазонов психического отражения, психика запечатлела это приятное состояние. Теперь она жаждет возврата на «сенсибилизационную волну», и в этот момент что-то неудержимо подталкивает закурить. Эврика! Психика испытывает приятное состояние, напоминающее «кайф влюбленности». Через несколько закурок рефлекс закрепляется – влюбленность «спровоцировала» употребление табака. Таков возможный путь формирования наркотической зависимости в современной культуре, не исключающий, конечно, и другие пути.

Сходство состояний влюбленности и наркотизации оборачивается трагедией для тех, кто по воле обстоятельств бессознательно его открывает. Любовное чувство и наркотические вещества – сопутствующие явления. Их объединяет принцип одинакового функционального действия и взаимодополнения.

Обратите внимание на то, что курящий, как правило, поклонник кофе, за рюмкой алкоголя обязательно следует папироса или сигарета – эффект сложения сил воздействия. Сенсибилизирующие свойства наркотических средств стали особенно очевидными в современной культуре, допускающей – официально или неофициально – употребление целого ряда таковых – кофе, табака, алкоголя, токсических препаратов, наркотиков. Но самое неприятное событие в новейшей истории – эмансипация в сфере потребления наркотических средств.

Когда женщина получила право пить кофе, курить и выпивать наравне с мужчиной, она познала новое средство сенсибилизации и активно обращается к его услугам. Кофе, курево и выпивка вписались в ритуал знакомства и ухаживания, выполняя функцию обострения чувственности в сексе. Сигарета и спичка стали поводом для легкого знакомства в равной степени для «вдохновленного» и «расторможенного» типов. «Нет ли у вас сигаретки?» или «Не дадите ли прикурить?» – формула, с помощью которой современный мужчина или женщина легко и просто завязывает знакомство в любой ситуации – в поезде, на улице, в офисе, в кафе.

Дежурные фразы, которыми обмениваются курильщики, – своеобразный пароль – «Сим-Сим», открывающий доступ в интимное психологическое пространство друг друга. Обратившийся с просьбой дать закурить или прикурить смело пересекает невидимую черту, отграничивающую Я партнера от остального мира. И если «чужак» обладает приемлемым энергетическим полем, его можно подпустить ближе: приветливо улыбнуться, переброситься словом. Если ответный сигнал принят, то тот, кто еще секунду назад был «чужим», уже дышит рядом, смотрит глаза в глаза, почти соприкасается. Физическая и психологическая дистанция преодолена; совместная затяжка продолжает сенсибилизировать отношения. В эпоху, когда женщины курили в исключительных случаях, для преодоления все той же дистанции вам потребовалось бы проявить хитроумие, потратить немало времени в ожидании случая, чтобы заговорить.

Совместная выпивка имеет еще более яркий сенсибилизирующий эффект. Это хорошо знакомо представителям разного возраста – подросткам, юношам и девушкам, взрослым. После приема даже умеренной дозы диапазоны психического отражения расширяются, ритуалы общения упрощаются, небольшой и кратковременный энергетический удар приводит в действие недремлющее либидо. Значительная часть первых половых контактов у подростков, как показывают исследования, случается в результате выпивки.

Таковы гримасы времени. В прежних культурах алкоголь не выступал столь явно в роли сенсибилизатора. Трудно представить, как пастушок приходит на свидание к пастушке с бутылкой шампанского в надежде реализовать свой сексуальный замысел. В эпоху пасторальных идиллий «работали» иные средства сенсибилизации. Например, принято было любоваться природой, наслаждаться ароматом цветений, всматриваться в головокружительную голубизну неба.

Сегодня эти средства сенсибилизации непопулярны. Вы редко встретите пылкую душу, способную ощутить прилив либидо или тем более приступ психической энергии в процессе созерцания звездного неба. Возможно, кому-то удается сенсибилизоваться в лучах прибрежного солнца далекой экзотической страны. Но это удовольствие для имущих. Как видим, сенсибилизация может оказаться в зависимости от материального положения личности.

► Невротизация отношений приводит к обострению чувственности за счет попеременного повышения и понижения нервного тонуса.

Партнеры «раскачивают» друг другу нервы. В ход идут обиды, упреки, капризы, оскорбления, провокация ревности – все, что способно вызвать прилив энергии – первая фаза невротизации. Вторая наступает после истощения нервной системы – она требует восстановления сил; начинаются уговоры, покаяния, извинения. В результате чувственность обостряется, после чего наступает заключительная часть – партнеры бросаются в объятия и неистово любят друг друга. Израсходовав энергию, они через некоторое время повторяют своей невротический цикл.

Для невротической любви требуется тандем: один из партнеров должен иметь наклонность закатывать спектакли, а другой – охотно принимать в них участие. Хороший ансамбль составляют персонажи с акцентуированными характерами – истероидные, экзальтированные, аффективные, эпилептоидные типы. То есть те, кто способен из любого пустяка сделать драму или трагедию. При помощи невротизации сенсибилизирует свои отношения совсем молодая пара. Например, Она периодически заставляет Его немножко ревновать. Он, естественно, распаляется, переживает прилив чувств, и после сцены ревности показывает пылкость своего сердца. Его объятия нежны, губы горячи, воображение не знает покоя – все свидетельствует о расширении диапазонов психического отражения. Ему приятно и ей хорошо. В следующий раз Она «задержится» на часок-другой у подружки, чтобы повторить сенсибилизационную волну. Разумеется, оба партнера исполняют свои роли неосознанно. Невротизация становится ритуалом, эмоциональной инграммой.

Бывает, что к невротизации привыкает вполне солидная супружеская чета. Периодически в доме разгораются скандалы, звучат истерические ноты, заламываются руки, После нервной разрядки наступает перемирие – партнеры забываются в объятиях. В некоторых случаях в невротическую сенсибилизацию вовлекаются третьи лица – теща, свекровь, родная мать или отец, даже дети. Им отводится разная роль – бикфордова шнура, детонатора, мины замедленного действия, пусковой кнопки, орудия нападения, катализатора или критической массы. Как правило, невротический тип отношений долго сохраняться не может. Обычно он со временем трансформируется в ненависть или агрессию.

Далеко не во всех культурах возможна сенсибилизация отношений мужчины и женщины посредством невротизации. Например, трудно представить, чтобы в прошлом веке крестьянка «сенсибилизировала» мужа, закатывая ему время от времени сцены ревности или учиняя капризы. Маловероятна такая модель поведения для узбечки или таджички в семье с патриархальными устоями. Невротическая любовь – спутник эмансипации.

Среди наиболее устойчивых в культуре интимных отношений сенсибилизаторов надо назвать петтинг (англ. – тискать, ласкать, обнимать, целовать).

► Петтинг – средство сенсибилизации, достигаемой при возбуждении сенсорных органов и характерной для них энергии (энергии определенной модальности).

Хотя петтинг неизменно занимает свое почетное место в отношениях полов, он постоянно видоизменяется. Бывает созерцательный, или дистантный, петтинг. Возбуждение чувственности достигается на почтительном расстоянии – таковы культурные предписания. Волнует выразительный взгляд партнера, его манящая походка, красивый голос, модная одежда – все то, что способно привлечь внимание и энергетизировать на расстоянии. Например, в так называемой куртуазной культуре средневековья почитались изысканность, вежливость, любезность.

Именно эти особенности поведения возбуждали чувственность, о чем свидетельствуют рыцарские романы и поэзия. Поскольку мужчина и женщина сенсибилизировали друг друга на значительном расстоянии, требовались достаточно приметные средства, фиксирующие внимание партнера, – подчеркнутая грация, изысканные туалеты, отточенные по смыслу мужские поклоны и женские реверансы – проявления почтительности и подобострастия. Половые контакты в куртуазной любви обычно уходили на второй план или вообще не планировались. Часто это была страстная любовь к замужней даме, супруг которой весьма спокойно принимал ухаживание соперника.

Созерцательный петтинг веками «работал» в культурах Дальнего Востока, например, в Японии. Влюбленные наслаждались тем, что долго глядели в глаза друг другу, не смея при этом поцеловаться. По сути, партнеры занимались «перекачкой» психической энергии. Иногда такую технику петтинга показывают в японских фильмах на исторические сюжеты. Европейский зритель с трудом переносит подобные затяжные «сцены любви». Он привык к более активной сенсибилизации и ему не понять, за счет чего можно получить «кайф», столь длительно разглядывая друг друга, усевшись напротив. Разумеется, современная любовь японцев следует уже европейским образцам.

Здесь петтинг тактильный, или контактный, то есть основан на прикосновениях. Энергетический импульс передается непосредственно – от одной сенсорной системы к другой. Современным мужчинам и женщинам, следовательно, нет необходимости сохранять в своих отношениях те атрибуты, которые воздействуют на дистанции – грацию, отточенные телодвижения, изысканные манеры. Таковые, пожалуй, произведут обратный эффект. Сегодня более важно овладеть техникой «ближнего боя» – жаркие объятия, искусный поцелуй, зажигательное слово.

В исторической перспективе петтинг бывает более или менее эротизированным, то есть направленным на возбуждение искомого сексуального желания. Можно волноваться, «едва соприкоснувшись рукавами», а можно сенсибилизироваться, лаская обнаженную женскую грудь или что-нибудь подальше. Французы предпочитают генитальный петтинг, американцы с экрана телевизора проповедуют оральный секс. Одним словом, техника петтинга не стоит на месте.

Вот некоторые дополнительные характеристики современного петтинга, возгоняющего на вершину сенсибилизации. Сегодня петтинг ранний. Желание тискать, ласкать, гладить, целовать друг друга пробуждается чуть ли не в детсадовском возрасте. Это не удивительно, потому что петтинг стал навязанным. Его можно видеть с близкого расстояния, наблюдая за интимными отношениями родителей. Он пропагандируется средствами массовой информации, устраняя для детей остатки тайны взаимоотношений полов. В дотелевизионные времена молодая поросль должна была догадываться о том, как надо целоваться, обниматься и т. п. Сегодня познать технику сенсибилизации посредством петтинга просто, как научиться включать телевизор.

Современный петтинг открытый. Влюбленная парочка петтингует в публичном месте, порой при этом избирается весьма пикантная и вызывающая поза. Он и Она «плывут» по лестнице эскалатора в метро, плотно прижавшись, слившись в поцелуе и обхватив друг друга ниже спины. Картина привычная. И только старушка, «плывущая» на соседней лестнице в обратном направлении, чертыхается и сплевывает свое «тьфу!». Она из другого времени, когда петтинг был интимным. Таковым он был многие столетия в Китае. Китайцы считают поцелуй очень частным делом и редко целуются в общественных местах.

Петтинг стал многозонным. Это означает, что самые разные участки тела, прежде всего женского, обладают сенсибилизационным значением. Толчком для возникновения желания может быть все, что задевает чувственность – вид обнаженного тела, пикантная поза, силуэт фигуры, подчеркнутый облегающим платьем, или часть тела, которую положено скрывать от взгляда человека иного пола. При этом каждая эпоха и каждое общество имеет свое представление о том, что пробуждает эротическое настроение, что стыдно, а что не стыдно показать постороннему.

Всего несколько примеров на эту тему. Женщина, исповедующая ислам, если ее застанут случайно без чадры, не задумываясь, накинет свою юбку на голову (сообразно внушенному ей религией понятию о стыдливости). Прикрыв свое лицо от взора незнакомца, она обнажит при этом другие части тела, не испытывая никакого смущения. Только что женившийся японец с благоговением касается ножек своей жены или делает вид, что случайно коснулся их.

В течение многих столетий китайцы считали, что показывать ноги совершенно неприлично. Каким кощунственным показался бы им русский поэт, дерзнувший воздать стихами ножкам милых дам: «Ах! долго я забыть не мог две ножки…» Впрочем, и современникам А. С. Пушкина его задиристые строки («Найдите вы в России целой три пары стройных женских ног»), очевидно, казались безнравственными. Ведь европейская женщина XIX и начала XX веков, носившая платье с необозримым декольте, таким, что большая часть груди была обнажена, считала неприличным показать из-под платья хотя бы лодыжку.

Сегодня декольте смотрится вызывающе, а в конце XVIII – начале XIX веков, напротив, максимально эксплуатировалась верхняя эрогенная зона. Один из прусских королей отдал приказ допускать на спектакли берлинской оперы лишь тех дам, у которых максимально глубокое декольте. Специальные лица строго следили за тем, чтобы в зал не проникала ни одна женщина, пытавшаяся хоть как-то прикрыть верхнюю часть груди. Гардеробщики, державшие наготове ножницы, быстро устраняли этот недостаток.

Эрогенность верхней зоны за два столетия была исчерпана полностью, и появилась потребность сменить зону. Сегодня принято носить джинсы и мини-юбки, которые весьма откровенно демонстрируют «эротический капитал» современниц. Но в принципе, утверждают специалисты в области психологии моды, любая часть женского тела в противовес мужскому является привлекательной для противоположного пола.

Каждая из зон либо открывается и постепенно исчерпывает свой «эротический потенциал», переставая возбуждать чувственность, либо прикрывается, «накапливая» скрытое очарование. Если бы в обществе предписано было из чувства стыда прятать мизинец, то самым сексуальным объектом какое-то время был бы обнаженный мизинец.

Сегодня практически все участки женского тела задействованы как энергетические источники либидо. В моде стройные, высокие фигуры, длинные ноги, пышные волосы, мягко очерченная грудь, чувственные губы. Как сенсибилизатор эксплуатируется обнаженное тело; при этом крупным планом телекамера акцентирует его каждую отдельную деталь.

Не более прикрыты мужские достоинства. Эротизированный шейпинг сменяет трансляцию из зала заседании парламента. Стриптиз достиг бывших стран социализма, отличавшихся ханжеством в области эротики. В принципе не существует фигур умолчания – все можно обнажить и созерцать в той или иной обстановке, не стесняясь собственного любопытства и не опасаясь обвинений в аморальности.

Однако с позиций сенсибилизации наступил опасный момент: если мужское и женское тело окончательно исчерпает свой запас эрогенности, оно перестанет волновать, и тогда понадобятся какие-то новые средства, пробуждающие чувственность. Во всяком случае, уже сегодня – под влиянием телевидения и кино – петтинг стал одновременно откровенно эротизированным и весьма поверхностным. Обнаженное тело – привычный аксессуар вечера, проведенного у телевизора. Само оно почти не волнует. Сенсибилизирующую роль перехватывает эротическое действие в эротическом видеофильме. Эпоха открыла новое средство сенсибилизации – коммуникативную эротику.

► Коммуникативная эротика возбуждает чувственность посредством визуального образа и воображения.

Эротические и порнографические картины, а затем фотографии были робкими предвестниками коммуникативной эротики. Позже в ход пошли специальные журналы, книги и теперь – видеопродукция. Сенсибилизирующее действие различных видов коммуникативной эротики основано на специфическом восприятии и дальнейшей обработке визуального образа. Созерцание сексуальных эпизодов пробуждает воображение, а воображение активизирует либидо. Психическая энергия в этом процессе сосредоточена в ВООБРАЖАЕМОМ – оно идеально, но обладает силой, способной вызвать физиологические изменения в организме – сексуальное влечение. За секс по телефону платят деньги.

На векторе сенсибилизации новейшие изобретения человека соседствуют, как и положено, с традиционными. К числу последних относится эстетизация.

► Обострение чувственности посредством эстетизации достигается за счет того, что приятные впечатления, поступающие по разным каналам восприятия, стимулируют сексуальное желание.

Людям давно известна связь между восприятием звуков, цвета, запахов, ритмов с половым возбуждением. Музыка и танцы используются как сенсибилизаторы с незапамятных времен.

► Можно утверждать, что критерии отбора и закрепления в быту и в искусстве эстетических стандартов во многом предопределяются их способностью воздействовать на сексуальные переживания.

Но у каждой эпохи свои эстетические стандарты. Атмосфера гарема, насыщенная полумраком, благовониями и грациозными движениями танцовщиц, решительно контрастирует с вечеринкой, которую устраивает современный соблазнитель для приглашенной девушки. И сегодня кого-то возбуждает тяжелый рок, а кого-то лирическая томная мелодия. Молодежь, воспитанная на современных музыкальных стилях, чувствительна к воздействию низких частот и мощных децибелов – такое звучание вызывает у некоторых почти наркотический эффект. Пользуясь совершенной акустической аппаратурой, можно подбирать такую частоту и громкость звука, которая сенсибилизирует на все сто процентов.

В организме возникает мощный энергетический резонанс, заставляющий «дрожать» каждую нервную клетку. После больших доз такой музыки нервная система истощается, а в отдельных случаях страдает соматика – энергия вызывает нарушение деятельности сердца, кровеносной системы, печени.

Но главный эффект – сексуальное возбуждение. Один американский психиатр составил подборку из нескольких музыкальных произведений, способных, по его утверждению, возбудить любую женщину. Последним номером сенсибилизационной программы идет «Болеро» Равеля. Оказывается, и классика может быть сексапильной.

Огромным энергетическим зарядом обладает танец, в котором Он и Она соприкасаются. Биополе становится особенно плотным и насыщенным, если танцующие испытывают взаимные чувства. Образуется замкнутый контур, в котором рождается «гремучая смесь» либидо и психической энергии. При этом «экзальтированные» типы реализуют возникшую энергетику в активном обмене: нежные слова, многозначительные взгляды, обаятельные улыбки, созвучие мыслей. «Рефрактерные» испытывают потрясающее волнение и потому почти перестают дышать, не решаясь взглянуть в глаза друг другу и обронить слово. Но особенно приятное сенсибилизированное состояние переживает «векторная пара»: Он пламенеет от возбуждения, а Она тает в объятиях, как свеча.

Музыка в ритме вальса размером на три четверти идеальна для сенсибилизации плотно прижавшихся партнеров. Очевидно, вальс «попадает» в ритмику сексуального чувства, в частоту колебания эроса. Недаром ханжеская мораль начала минувшего столетия встретила появление нового танца «в штыки» – она уловила его сенсибилизирующие потенции. Но то, что созвучно природе, обязательно утверждается в культуре человеческих отношений. Если вальс умиротворяет состояние души, то искрометное танго скорее вызывает дестабилизацию биополя танцующих. После танго надо «приходить в себя». Танго будоражит нервную систему. Оно в большей степени отвечает содержанию средств невротизации, чем эстетизации. Это танец для специфической пары, способной стоически переносить приливы и отливы энергии.

Сенсибилизирующим эффектом обладает интерьер. Пожалуй, впервые древний человек догадался об этом, устраивая себе место для любви. К сожалению, эволюция брачного ложа осталась за рамками интереса психологов; для этой темы пока не нашлось своего Фрейда. Но проблема любопытна, прежде всего, с точки зрения синхронизации культуры быта и развития чувственности.

По крайней мере, очевидно, что грубое и натуралистическое половое сношение первобытного человека не требовало особой эстетики в интимном пространстве. Но с появлением все более рафинированных отношений между мужчиной и женщиной предъявляются повышенные требования к спальне. Альков – что означает углубление, ниша в стене – по форме все еще напоминает пещеру. Однако обилие ласкающей драпировки, мягких подушек и белоснежные простыни – свидетельство развитой сексуальности обладателей спальни.

Покажите мне семейное ложе, и я скажу вам, кто на нем спит. Эстетику примитивной парочки трудно спутать с запросами четы эстетов. Впрочем, бывают исключения: шикарная постель может быть лишь символом материального достатка, а все, что в ней происходит, напоминает пилку дров. Как порой книга в дорогом переплете не свидетельствует о художественных предпочтениях хозяина квартиры, но является всего лишь знаком элитарности.

Супружеская постель должна «возгонять на сенсибилизационную волну». В нее должно бессознательно тянуть. Здесь должно быть уютно, тепло. Здесь вы должны находить ласковые руки и губы. Желанный образ спальни – символ устойчивости брака. Лишь изредка вам хочется освежить впечатления, и вы занимаетесь сексом в самых неожиданных местах, например, на полу, или в ванной. Психика ищет новых ощущений – не сопротивляйтесь ее инициативам.

Сенсибилизирующим эффектом обладают некоторые цвета. Ученые выделили физиологическую и психологическую составляющие воздействия цвета на человека. Обе составляющие имеют близость к эмоциям – телесным проявлениям души. Эмоции и цвета вызывают в теле одни и те же изменения пульса, дыхания, скорости и силы реакции и др. Цвет действует на тело. И ведомая телом душа чувствует это. Действие цвета на пульс, давление крови, частоту дыхания таково (в условных единицах): красный +45, оранжевый +26, желтый +7, зеленый -5. (Серов Н. В. Лечение цветом. Мода и гармония, 1993).

Уровень развития тех или иных психических функций отражается, согласно данным современной экстрасенсорики, в цвете энергетического поля человека. Белый (а также пурпурный) цвет поля свидетельствует о свойствах мышления (сверхсознания); фиолетовый – представляет слух, синий – интуицию; голубой – зрение; зеленый – речь и чувство долга; желтый – обоняние; оранжевый – вкус; красный – осязание. Вероятнее всего, человек стремится к совмещению «цвета души» с цветом одежды и интерьера своего жилища. Он добивается нравящегося ему единства внутренней и внешней цветовой гаммы.

В логике сказанного не покажется странным утверждение, что и сексуального партнера человек выбирает себе по законам цветового совмещения – по принципу дополнительности или контраста. Душа наша всегда и во всем ищет равновесия. За внешним цветом хочет она найти внутренний, обычно контрастный первому.

Никаких всеобъемлющих правил цветовой гармонии пока нет. Однако установлено, что зеленый является тихим и успокаивающим цветом. Как самый успокаивающий из всех цветов, он никуда не зовет, ничего не требует. Уменьшает влияние укачивания, смягчает морскую болезнь и предотвращает рвоту. Схожее, но меньшее действие оказывают на психику синий и голубой цвета. Вот почему стены многих наших столовых, больниц, школ, детсадов, домашних кухонь и туалетов были обречены следовать инструкции, предписывавшей им носить оттенки зеленовато-голубоватой мути.

«Свободный» Запад и в этом отношении имел «свое лицо». Эстетика парижского уютного, интимного кафе совсем не похожа на обстановку обширного и казенного ресторанного зала в провинциальном городке России. Наш ресторан – один на всех, каждый присутствующий в нем должен видеть остальных и перекрикивать соседа сквозь шумовой оркестр.

Идеология коллективизма пронизывала все формы отдыха советских граждан. И лишь недавно началась постепенная европеизация общепита и сферы досуга. На смену клубному мероприятию, регламентированному сценарием, пришла демократическая дискотека. Вечернее варьете конкурирует с ночным шоу. Эротическая безвкусица первой волны замещается изысканностью и чувственностью. Публика экспериментирует в выборе цветовой гаммы.

Воспринимая бессознательно цвет ауры партнера и наблюдая окраску его одежды, мы ощущаем психологический комфорт или дискомфорт. Если цветовая палитра партнера импонирует, мы охотнее «впускаем» его в свое психологическое пространство. Тогда партнер имеет шанс оказать на нас сенсибилизирующее влияние своими цветовыми качествами.

Склонность к любимым цветам меняется на протяжении жизни. У младенца голубые покрытия стен ухудшают настроение, а желтые или салатные улучшают. К 3–5 годам малышу больше нравится красный, к 7–8 годам – снова желтый, позже – зеленый, синий и т. д.

Тем не менее, в культуре складываются цветовые предпочтения. Многолетнее применение известных тестов позволило выделить «нормальную» личную цветовую шкалу, отклонение от которой считается выражением психической ненормальности. Так, в восьмицветовом тесте Люшера четыре основных цвета – синий, зеленый, красный и желтый – большинство людей ставит на первых четырех позициях, а серый, фиолетовый, коричневый и черный – на последних. Если у кого-либо выбор иной, то психолог говорит о «некоторых отклонениях от нормы». Например, отрицание красного цвета как предпочтительного указывает на «вытеснение потребности в возбуждении, слабый уровень активности». Низшие слои населения выбирают предпочтительными фиолетовый, желтый и коричневый цвета; высшие слои предпочитают их в два раза реже.

Предпочтение серого цвета означает замкнутость, скрытность или сдержанность. Нередко оно связано с повышенным уровнем тревожности. Следовательно, серая одежда вряд ли может внести свой вклад в сенсибилизацию отношений мужчины и женщины. Лицам, которые не хотят, чтобы их познавали, психология цвета рекомендует носить одежды серых тонов. Серый позволяет оградить себя от всяческих влияний, переутомлений или внешних напряжений. Иное дело, светло-серый цвет. Он передает готовность к возвышенному возбуждению, к переживаниям и контактам. Лицам с повышенной чувствительностью и поэтому стремящимся уклониться от чувственных связей можно рекомендовать темно-серые одежды. Поступайте осторожно с черным цветом.

Согласно аналитической психологии цвета, предпочтительность к черному цвету выражает откровенное отвращение к происходящему. Здесь и оппозиционность, и даже негативизм. Импульсивно-разрушительное поведение. Устремление к агрессии. Конфликтность и четкая позиция протеста. Черные одежды носят обычно агрессивно настроенные упрямцы, протестующие анархисты и прочие противоборцы. Черный смокинг на мужчинах – символ строгости и отстраненности от мирской суеты.

Вместе с тем, мрачность черного цвета никак не сказывается на его чрезвычайной популярности у женщин. Это удивляет психологов: нравится одно, выбирают другое, а носят третье… Обыкновенно красный цвет ассоциируется с мужским активным принципом. Женщину в красном легко соблазнить. Ибо красным цветом она уже «высказывает», что «была бы не прочь испытать некоторое возбуждение». Мужчины красный цвет считают любимым много чаще, чем женщины. Хотя он одинаково сильно возбуждает оба пола. Возбуждение это сугубо мужское физическое, мускульное. Красный цвет предпочитают демонстративные, театральные, истероидные личности, то есть люди, обладающие мощной природной энергией. Возбуждение психики от красного цвета имеет весьма навязчивый характер. Своего рода принудительный стимул к активной экстраверсии – к деятельности, направленной вовне личности. Любители красного цвета нередко агрессивны.

Однако пока мы выбираем свои цвета, общество задает моду на них. Оно меняет оттенки моды под влиянием цветовых предпочтений отдельной личности – законодателя в области моды. Модельер в уважающем себя обществе больше, чем модельер. Он управляет состоянием чувственности. Правда, один и тот же цвет утомляет не только окружающих, но и нас самих. Вот почему мы вдруг меняем свои предпочтения. Бедный сексуальный партнер! Еще вчера его цветовая гамма сенсибилизировала вас, а сегодня вызывает неприятие и раздражение. Однако ваша брачная половинка не догадывается об этом и продолжает донашивать свой любимый домашний халат. Но все-таки у любви, утверждают экстрасенсы, розовый цвет. Они видят «красивые арки розового цвета меж головами влюбленных». Оранжевый цвет создает единство мужского и женского восприятия. Его выбор обоими партнерами обещает гармонию интимных отношений. Предпочтение коричнево-желтых оттенков свидетельствует о потребности в забытьи или в ласково-чувственных наслаждениях. Если женщина выбирает фиолетовый цвет, это свидетельствует о ее экстремальном желании очаровывать партнера своим подсознательным кокетством, а также о неизменной склонности к сознательному внушению.

Среди средств сенсибилизации особое место занимает интеллект. Возможно, вы не подозревали о его чудодейственной эротической силе. Тем не менее возбуждение чувственности посредством интеллекта – наилучшая иллюстрация того, как психическая энергия воздействует на половое влечение. Когда Шахразада рассказывала свою очередную сказку, она генерировала новую порцию психической энергии, приводя в восторг своего повелителя. Мог ли он казнить ее, не дав разрядки либидо, которое накапливалось тысячу и одну ночь?

► Интеллектуализация как средство, стимулирующее сексуальность отношений, связана с переадресовкой психической энергии разума к либидо.

Разумное, или надчувственное, представлено в нашем сознании многочисленными проявлениями идеального. Как мы знаем, различные формы идеального обладают психической энергией – знания, духовные ценности, установки, жизненный опыт, навыки, убеждения и т. д. Интеллектуализация отношений – это процесс активной трансляции другому лицу энергии идеального. Не просто сообщение информации, фактов или аргументов, но передача при этом энергетической силы своего разума – его проникающей способности, интенсивности, цепкости, динамики, подвижности, глубины. Об энергетике ума обычно говорят в таких выражениях: этот человек способен увлечь своей мыслью, захватить знаниями, восхитить своим опытом, он поражает своими идеями или планами.

Не всякий человек способен генерировать достаточно сильную энергетику ума. Смею утверждать, что далеко не каждый обладает достаточным для этого интеллектуальным потенциалом. Тем более сложно воздействовать на партнера иного пола столь сильно, чтобы у него произошло расширение диапазонов психического отражения и на этой основе пробудилось сексуальное чувство к обладателю интеллектуальной энергии. По крайней мере, надо владеть искусством демагогии и быть красноречивым хотя бы на этапе ухаживания. Умение вскружить голову красивыми словами и необыкновенными рассказами – такой же полезный атрибут обольстителя, как и привлекательная внешность. Правда, к партнеру в этом случае тоже предъявляются повышенные требования. Он должен быть наделен способностью воспринимать психическую энергию интеллекта и испытывать при этом сексуальное возбуждение. Условие жесткое, не все партнеры отвечают ему. Тем не менее, во все времена были, например, девушки и женщины – жертвы гипнотического действия красиво сплетенных фраз, рожденных мужчинами в пылу влюбленности. Очевидно, сенсибилизация посредством интеллектуальной энергии – устойчивое явление в отношениях полов.

Изложенные положения находят полное подтверждение на практике. Например, встретились двое; он произвел неплохое первое впечатление – высокий, стройный, симпатичный, но… Стоило ему заговорить, как она поняла: «явное не то». Глуп, необразован, косноязычен. Весь сексуальный интерес к объекту тут же пропал. Бывает обратное: партнер скромен и неказист, но умом способен пленить писаную красавицу. История Сирано де Бержерака – апофеоз любви, рождающейся из искрометности интеллектуального дарования. Любовная лирика – откровенная уловка в плане переадресовки энергетического импульса от ума партнера к его либидо.

Хочется думать, что в современной культуре по-прежнему ценится интеллектуальная потенция мужчин. Конечно, нередко женщина оказывается перед дилеммой: «ум или кошелек». Но, если она должным образом воспитана, то почти всегда становится пленницей своих интеллектуальных запросов. Мужчины менее требовательны к умственным потенциалам подруг. В женщине больше привлекают красота, фигура, наряд, изящество, то есть эстетические средства сенсибилизации. Но поверьте, каждому мужчине хочется, чтобы спутница в жизни была к тому же неглупой.

Для элементарного удовлетворения половой потребности интеллект, как известно, не нужен, порой даже мешает. Но для подкрепления и длительного сохранения полового влечения необходима психическая энергия, которой обладает ум.

Для тех, кто не способен транслировать энергетику интеллекта, остается прибегать к технике «нет проблем».

► Данное средство сенсибилизации основано на умении преодолевать условности и ограничения, за счет чего возникает интенсивный обмен положительной психической энергией.

Это возможно, когда оба партнера находятся в состоянии релаксации. Главное – снять психическое напряжение. Забыть о неприятностях, досадных мелочах и разногласиях, говорить о веселом и приятном. Когда нервное напряжение падает, шире открываются каналы восприятия действительности. У психики появляется дополнительная степень свободы. Партнер противоположного пола становится значимее, привлекательнее, сексапильнее.

Есть определенная категория мужчин и женщин, которые тяготеют к технике «нет проблем». Почти наверняка на вашем жизненном пути встречались люди, обладающие удивительным даром «заражать» своей легкостью и беззаботностью. Иногда отношения мужчины и женщины начинаются с несколько нарочитого веселья, с «искусственного бодрячка». Если оба настраиваются на такую волну, то к обоим быстро приходит увлечение. Возможно, оно незамедлительно реализуется в либидо и исчезнет. А может быть психическая энергия получит подкрепление в виде личностного интереса друг к другу.

В молодежной среде нынче весьма ценится умение входить в гипнотический транс «тусовки». Это состояние отрешенности и отстраненности от реальности, которая существует где-то там, на улице, в городе, в государстве. А здесь, в границах биополя психической общности, действуют свои законы и представления о главном – о личной свободе и раскрепощенности духа. На фоне такого психического состояния нередко возникает сенсибилизация, а вслед за ней зарождается половое влечение или глубокое чувство.

Как видим, общество предлагает широкий выбор средств сенсибилизации. Конкретный человек предпочитает то, которое более всего соответствует его природе и воспитанию. В этом вы можете убедиться сами.

Задайте себе вопрос: что и при каких обстоятельствах чаще всего привлекает вас в представителях иного пола? Вероятнее всего вы обнаружите своей сенсибилизатор.

• Возможно, вы добровольный пленник неосознаваемой эстетизации. В партнере вас волнует красота, изящество и вы испытываете особые чувства, когда интимные отношения завязываются в атмосфере уюта, определенной звуковой и цветовой гаммы.

• Может быть, вы типичный представитель невротической любви. Тогда у вас с партнером возникают частые ссоры, но они лишь укрепляют любовные узы. В таком случае вам следует отнести на своей счет: «милые бранятся – только тешатся».

• Не исключено, что вы достигаете сенсибилизации за счет интеллекта партнера. Это легко определить. Скажите: вы могли бы влюбиться и поддерживать длительную связь с человеком, примитивным в умственном отношении? Его ничто не интересует, он плохо образован, думает в основном о теле, о сне и еде. Если Вас передернуло от одной только мысли о таком варианте, считайте, что интеллектуальная энергия партнера имеет для вас хотя бы какое-то значение. Не связывайтесь с посредственностью – это не ваш объект. Вы быстро в нем разочаруетесь и будете корить себя за то, что слишком опустили планку своих требований.

• На петтинг реагирует большинство нормальных людей. Но, может быть, вы особенно чувствительны к ласкам и нежности. Вас бросает в дрожь, когда вы находитесь в объятии любимого? Ваше дыхание замирает при поцелуе? Вам хочется, чтобы партнер доставлял вам удовольствие прикосновениями к самым интимным местам? Если эти пикантные состояния вам не чужды – вы сторонник контактного, эротизированного и многозонного петтинга.

• А может быть вы – послушное дитя природы? Каждый весенний энергетический консонанс пробуждает в вас неистовое либидо. Запах свежей распустившейся зелени предвещает очередное любовное приключение. Вы чувствуете себя на взлете. Вы полны энергии. Вы счастливы.

Психология bookap

Кому-то в этой жизни, возможно, повезло больше всех. Сенсибилизация наступает легко и быстро при удовлетворении простейших витальных потребностей и при достижении релаксации. Достаточно вкусно поесть, хорошо выпить, расслабиться, и… возгорается страсть к любому доступному представителю противоположного пола. Главное, чтобы не было отказа и чтобы никто не мешал. Напротив, слишком неугомонные натуры сенсибилизируются попеременно разными средствами и поэтому единственный партнер их не вдохновляет. Время от времени приходится менять объект увлечений. С одним хорошо целоваться, с другим приятно поговорить на умные темы, третий умеет создать атмосферу легкости и непринужденности. О таких, вечно страждущих перемен, в народе говорят: «погулять любит». Но это упрощенный подход. Дело тут не в «гулянии», а в сенсибилизации широкого спектра действия.

Однако предмет нашего повествования вполне серьезный.