Поведенческие признаки эмоциональной энергии


...

Стратегия психологической защиты

Психологическая защита – это механизм поведения, обусловленный врожденным потенциалом и жизненным опытом личности, который позволяет ей ограждать свою субъектную реальность от посягательств окружающих и разрушительной самокритики.

Психологическая защита стоит на страже Я личности. Человек, как известно, нуждается в постоянном подтверждении факта своей бытийности. Поступками, словами, интеллектом, характером, эмоциями, потребностями, творчеством – всеми доступными средствами каждый из нас неустанно доказывает себе и другим: я есть, существую и проявляю себя; я имею и стремлюсь удовлетворить свои желания; я наделен определенными способностями и намерен реализовать их; я хочу, что-бы меня принимали, уважали, ценили окружающие и чтобы мне помогали; я обладаю конкретными достоинствами и буду отстаивать их.

► Главная задача самозащиты – принять собственное Я и заставить это сделать других: «Я именно такой, каким кажусь себе».

Нередко человек создает в той или иной степени надуманный свой образ и рьяно оберегает его от посягательств кого бы то ни было, в том числе от самого себя, от самокритики. Иногда он защищает то, чего нет, – миф о собственном Я.

Так совершается изощреннейший самообман, на который вряд ли способно какое-то другое животное. Бывает так, что нереалистическая Я-концепция не выдерживает никакой проверки жизненными обстоятельствами, когда достижения личности весьма скромны и многие ее цели не реализованы, когда окружающие предъявляют обоснованные претензии и судьба не складывается. Тем не менее, психологическая защита продолжает оберегать надуманное Я.

Но какими парадоксами ни удивляла бы нас психологическая защита – она обязательный атрибут полноценного человека. Люди различаются лишь средствами защиты чувства собственного достоинства: у сильной личности обычно они более изощренные и продуманные, а у слабой – примитивные и бессознательные. В то же время, справедливости ради, следует признать, что порой и сильная персона опускается до примитивизма в защите собственного Я, утрачивает на какой-то момент не только самокритичность, но и достоинство, которое она оберегает.

Защищая свое Я от неприятной действительности, от мук совести и чувства вины, от страданий, вызванных неудачами и сознанием своей слабости, от несправедливости окружающих, от тягостных переживаний и разрушительной самокритики, человек, в конечном счете, защищает, как ему кажется, свое лицо. В ход идут различные формы психологической защиты: рационализация – предвзятое и выгодное для себя толкование фактов; капитуляция – отступление перед трудностями, связанными с реализацией Я; сверхзащита – оборонительная форма сохранения достоинства в тех случаях, когда личность не способна приспособиться к условиям деятельности или требованиям окружающих; агрессия – инстинкт борьбы, направленной против собратьев по виду, и др.

В данном повествовании нас интересуют только такие формы психологической защиты, которые направлены на окружающих. Дело в том, что, проявляя и отстаивая свою субъектную реальность перед другими, человек использует психическую энергию. Чем явственнее субъектное начало в личности, чем больше она уважает себя, тем больше энергии тратит для защиты своей реальности.

► Личность окружена энергетическим панцирем, который оберегает от атак против ее Я со стороны партнеров.

Из этого «блиндажа» человек принимает решение, как поступить в том или ином случае с тем, кто посягает на его субъектную реальность: можно не подвергать смельчака энергетическому обстрелу, но утихомирить, умиротворить, выбросить «белый флаг»; можно уйти от энергетической схватки, от лобовой атаки, затаиться, переждать, увернуться от боя; можно еще на расстоянии предупредить противника: «стой, стрелять буду!» и сделать сигнальный выстрел, послать слабый разряд энергии; а можно ударить всей энергетической мощью, имеющейся в наличии, сокрушив врага наповал, чтобы никогда впредь не преступал дозволенную черту.

Допуск посторонних в пространство интимной близости осуществляется при сверке «энергетического пароля»: ты мне приятен – тогда я подпущу тебя к себе, позволю рядом дышать, смотреть в мои глаза, шептать на ухо, прикасаться. Еще более строгую проверку проходит «чужак» на право проникновения к субъектной реальности личности: критиковать, возражать, указывать, приказывать, препятствовать ее желаниям получают возможность лишь немногие избранные. Всякое небрежное обращение с этим хрупким личностным миром нетерпимо и непростительно – защита, как правило, срабатывает незамедлительно, и посягающий получает мощный энергетический удар в виде колкости, резкости, злости, грубости или агрессии.

Энергетическим разрядом защищает свое Я умный и глупый, флегматик и холерик, альтруист и эгоист, невежда и педагогически образованный. И лишь стоит нечаянно наступить кому-либо на «любимую мозоль», как в ответ раздается энергетический взрыв. Быть может, только истинный интеллигент в такой ситуации сохраняет самообладание. Одним из критериев подлинной интеллигентности является способность сохранять коммуникабельные качества, воспитанность и учтивость, находясь в дискомфортном состоянии.

► Потенциалы, жизненный опыт и воспитание диктуют личности наиболее приемлемую стратегию психологической защиты, в которой сочетаются две главные силы, способствующие удовлетворению ее обоснованных или завышенных притязаний, – интеллект и эмоции.

Возможны разные стратегии:

• психогенные, обусловленные, прежде всего, врожденными потенциалами личности;

• социогенные, возникающие на основе жизненного опыта, под влиянием примера.

Доминирующей в защите субъектной реальности, как свидетельствует практика, чаще всего становится одна из трех энергетических стратегий: миролюбие, избегание, агрессия. Стратегии отличаются соотношением в них интеллекта и эмоций, а также качеством сопровождающей их энергии: миролюбие ассоциируется с положительными разрядами, избегание сопровождается нейтральной энергией, агрессия – отрицательной. При этом каждая из стратегий может проявляться в более или менее жестком варианте, например, агрессия способна варьироваться от соперничества и обиды до злобных выпадов и угроз в адрес партнеров.

Ваша доминирующая стратегия психологической защиты в общении с партнерами

Чтобы установить ее, важно выбрать ответ, который более всего подходит вам:

1. Зная себя, вы можете сказать:

а) я скорее человек миролюбивый, покладистый;

б) я скорее человек гибкий, способный обходить острые ситуации, избегать конфликтов;

в) я скорее человек, идущий напрямую, бескомпромиссный, категоричный.

2. Когда вы мысленно выясняете отношения со своим обидчиком, то чаще всего:

а) ищете способ примирения;

б) обдумываете способ не иметь с ним дел;

в) размышляете о том, как его наказать или поставить на место.

3. В спорной ситуации, когда партнер явно не старается или не хочет вас понять, вы вероятнее всего:

а) будете спокойно добиваться того, чтобы он вас понял;

б) постараетесь свернуть с ним общение;

в) будете горячиться, обижаться или злиться.

4. Если, защищая свои важные интересы, вы почувствуете, что можете поссориться с хорошим человеком, то:

а) пойдете на значительные уступки;

б) отступите от своих притязаний;

в) будете отстаивать свои интересы.

5. В ситуации, где вас пытаются обидеть или унизить, вы, скорее всего:

а) постараетесь запастись терпением и довести дело до конца;

б) дипломатичным образом уйдете от контактов;

в) дадите достойный отпор.

6. Во взаимодействии с властным и в то же время несправедливым руководителем вы:

а) сможете сотрудничать во имя интересов дела;

б) постараетесь как можно меньше контактировать с ним;

в) будете сопротивляться его стилю, активно защищая свои интересы.

7. Если решение вопроса зависит только от вас, но партнер задел ваше самолюбие, то вы:

а) пойдете ему навстречу;

б) уйдете от конкретного решения;

в) решите вопрос не в пользу партнера.

8. Если кто-то из друзей время от времени будет позволять себе обидные выпады в ваш адрес, вы:

а) не станете придавать этому особого значения;

б) постараетесь ограничить или прекратить контакты;

в) всякий раз дадите достойный отпор.

9. Если у партнера есть претензии к вам и он при этом раздражен, то вам привычнее:

а) прежде успокоить его, а затем реагировать на претензии;

б) избежать выяснения отношений с партнером в таком состоянии;

в) поставить его на свое место или прервать.

10. Если кто-нибудь из коллег станет рассказывать вам о том плохом, что говорят о вас другие, то вы:

а) тактично выслушаете все до конца;

б) пропустите мимо ушей;

в) прервете рассказ на полуслове.

11. Если партнер слишком проявляет напористость и хочет получить выгоду за ваш счет, то вы:

а) пойдете на уступку ради мира;

б) уклонитесь от окончательного решения в расчете на то, что партнер успокоится и тогда вы вернетесь к вопросу;

в) однозначно дадите понять партнеру, что он не получит выгоду за ваш счет.

12. Когда вы имеете дело с партнером, который действует по принципу «урвать побольше», вы:

а) терпеливо добиваетесь своих целей;

б) предпочитаете ограничить взаимодействие с ним;

в) решительно ставите такого партнера на место.

13. Имея дело с нагловатой личностью, вы:

а) находите к ней подход посредством терпения и дипломатии;

б) сводите общение до минимума;

в) действуете теми же методами.

14. Когда спорщик настроен к вам враждебно, вы обычно:

а) спокойно и терпеливо преодолеваете его настрой;

б) уходите от общения;

в) осаждаете его или отвечаете тем же.

15. Когда вам задают неприятные, подковыривающие вопросы, вы чаще всего:

а) спокойно отвечаете на них;

б) уходите от прямых ответов;

в) «заводитесь», теряете самообладание.

16. Когда возникают острые разногласия между вами и партнером, то это чаще всего:

а) заставляет вас искать выход из положения, находить компромисс, идти на уступки;

б) побуждает сглаживать противоречия, не подчеркивать различия в позициях;

в) активизирует желание доказать свою правоту.

17. Если партнер выигрывает в споре, вам привычнее:

а) поздравить его с победой;

б) сделать вид, что ничего особенного не происходит;

в) «сражаться до последнего патрона».

18. В случаях, когда отношения с партнером обретают конфликтный характер, вы взяли себе за правило:

а) «мир любой ценой» – признать свое поражение, принести извинения, пойти навстречу пожеланиям партнера;

б) «пас в сторону» – ограничить контакты, уйти от спора;

в) «расставить точки над „и“ – выяснить все разногласия, непременно найти выход из ситуации.

19. Когда конфликт касается ваших интересов, то вам чаще всего удается его выигрывать:

а) благодаря дипломатии и гибкости ума;

б) за счет выдержки и терпения;

в) за счет темперамента и эмоций.

20. Если кто-либо из коллег намеренно заденет ваше самолюбие, вы:

а) мягко и корректно сделаете ему замечание;

б) не станете обострять ситуацию, сделаете вид, будто ничего не случилось;

в) дадите достойный отпор.

21. Когда близкие критикуют вас, то вы:

а) принимаете их замечания с благодарностью;

б) стараетесь не обращать на критику внимание;

в) раздражаетесь, сопротивляетесь или злитесь.

22. Если кто-либо из родных или близких говорит вам Не-Правду, вы обычно предпочитаете:

а) спокойно и тактично добиваться истины;

б) сделать вид, что не замечаете ложь, обойти неприятный оборот дела;

в) решительно вывести лгуна на «чистую воду».

23. Когда вы раздражены, нервничаете, то чаще всего:

а) ищите сочувствия, понимания;

б) уединяетесь, чтобы не проявить свое состояние на партнерах;

в) на ком-нибудь отыгрываетесь, ищите «козла отпущения».

24. Когда кто-то из коллег, менее достойный и способный, чем вы, получает поощрение начальства, вы:

а) радуетесь за коллегу;

б) не придаете особого значения факту;

в) расстраиваетесь, огорчаетесь или злитесь.

Обработка данных. Для определения присущей вам стратегии психологической защиты в общении с партнерами надо подсчитать сумму ответов каждого типа: «а» – миролюбие, «б» – избегание, «в» – агрессия. Чем больше ответов того или иного типа, тем отчетливее выражена соответствующая стратегия; если их количество примерно одинаковое, значит, в контакте с партнерами вы активно используете разные защиты своей субъектной реальности.

Интерпретация результатов. Каково же содержание и принцип действия каждой из этих стратегий?

► Миролюбие – психологическая стратегия защиты субъектной реальности личности, в которой ведущую роль играют интеллект и характер.

Интеллект погашает или нейтрализует энергию эмоций в тех случаях, когда возникает угроза для Я личности. Миролюбие предполагает партнерство и сотрудничество, умение идти на компромиссы, делать уступки и быть податливым, готовность жертвовать некоторыми своими интересами во имя главного – сохранения достоинства. В ряде случаев миролюбие означает приспособление, стремление уступать напору партнера, не обострять отношения и не ввязываться в конфликты, чтобы не подвергать испытаниям свое Я.

Одного интеллекта, однако, часто не достаточно, чтобы миролюбие стало доминирующей стратегией защиты. Важно еще иметь подходящий характер – мягкий, уравновешенный, коммуникабельный. Интеллект в ансамбле с «хорошим» характером создают психогенную предпосылку для миролюбия. Разумеется, бывает и так, что человек с неважным характером также вынужден показывать миролюбие. Скорее всего, его «обломала жизнь», и он сделал мудрый вывод: надо жить в мире и согласии. В таком случае его стратегия защиты обусловлена опытом и обстоятельствами, то есть она социогенная. В конце концов, не так важно, что движет человеком – природа или опыт, или и то и другое вместе, – главное результат: выступает ли миролюбие ведущей стратегией психологической защиты или проявляется лишь эпизодически, наряду с другими стратегиями.

Не следует полагать, что миролюбие – безукоризненная стратегия защиты Я, пригодная во всех случаях. Сплошное или слащавое миролюбие – доказательство бесхребетности и безволия, утраты чувства собственного достоинства, которое как раз и призвана оберегать психологическая защита. Победитель не должен становиться трофеем. Лучше всего, когда миролюбие доминирует и сочетается с прочими стратегиями (мягкими их формами).

► Избегание – психологическая стратегия защиты субъектной реальности, основанная на экономии интеллектуальных и эмоциональных ресурсов.

Индивид привычно обходит или без боя покидает зоны конфликтов и напряжений, когда его Я подвергается атакам. При этом он в открытую не растрачивает энергию эмоций и минимально напрягает интеллект. Почему он так поступает?

Причины бывают разные. Избегание носит психогенный характер, если оно обусловлено природными особенностями индивида. У него слабая врожденная энергия: бедные, ригидные эмоции, посредственный ум, вялый темперамент.

Возможен иной вариант: человек обладает от рождения мощным интеллектом, чтобы уходить от напряженных контактов, не связываться с теми, кто досаждает его Я. Правда, наблюдения показывают, что одного ума для доминирующей стратегии избегания недостаточно. Умные люди часто активно вовлекаются в защиту своей субъектной реальности, и это естественно: интеллект призван стоять на страже наших потребностей, интересов, ценностей и завоеваний. Очевидно, нужна еще и воля.

Наконец возможен и такой вариант, когда человек заставляет себя обходить острые углы в общении и конфликтные ситуации, умеет вовремя сказать себе: «не возникай со своим Я». Для этого надо обладать крепкой нервной системой, волей и, несомненно, жизненным опытом за плечами, который в нужный момент напоминает: «не тяни на себя одеяло», «не плюй против ветра», «не садись не в свой троллейбус», «сделай пас в сторону».

Итак, что же получается? Стратегия миролюбия строится на основе добротного интеллекта и уживчивого характера – весьма высокие требования к личности. Избегание будто бы проще, не требует особых умственных и эмоциональных затрат, но и оно обусловлено повышенными требованиями к нервной системе и воле. Иное дело агрессия – использовать ее в качестве стратегии защиты своего Я проще простого.

► Агрессия – психологическая стратегия защиты субъектной реальности личности, действующая на основе инстинкта.

Инстинкт агрессии – один из «большой четверки» инстинктов, свойственных всем животным – голод, секс, страх и агрессия. Это сразу объясняет тот неоспоримый факт, что агрессия не выходит из репертуара эмоционального реагирования.

Достаточно окинуть мысленным взором типичные ситуации общения, чтобы убедиться, сколь расхожа, легко воспроизводима и привычна она в жестких или мягких формах. Ее мощная энергетика защищает Я личности на улице в городской толпе, в общественном транспорте, в очереди, на производстве, дома, во взаимоотношениях с посторонними и очень близкими людьми, с друзьями и любовниками. Агрессивных видно издалека. Они любят яркие туалеты, насыщенные тона, крикливую косметику.

Из поведения некоторых видов животных известно: чем ярче окрас, тем больше агрессии. «Плакатную», или «флаговую», расцветку имеют самые агрессивные коралловые рыбы. Красные пиджаки и пестрые галстуки – весьма характерный атрибут гротескового самовыражения, свидетельствующий прежде о силе, чем об уме.

Сегодня говорят о буме агрессии, но, скорее всего, она перманентна. Мы порой наивно полагаем, что были времена менее агрессивные – это публицистика; таким способом мы увещеваем себя, стараемся достучаться к своей совести. На самом же деле агрессия – стратегия защиты неистребимая.

На первый взгляд странно, если не парадоксально, что ЛИЧНОСТЬ, продукт всех общественных отношений, в защите своей РЕАЛЬНОСТИ И ДОСТОИНСТВА использует инстинкт, то есть слепую, бессознательную силу, последовательную цепь автоматизированных поведенческих актов. Где же его величество разум? Почему он допускает, чтобы вполне зрелый и воспитанный индивид опускался до агрессии?

Действительно, в механизме агрессии современных весьма интеллектуальных и общественных существ немало странного. Этология знает теперь так много о естественной истории агрессии, что уже позволительно говорить о некоторых нарушениях этого инстинкта у людей. В естественных условиях агрессия служит сохранению жизни и вида. Но это в естественных условиях, в столкновении с разрушительными силами природы и смертельными врагами, для защиты территории и положения в иерархии. Можно принять агрессию, как уместную форму жесточайшей конкуренции в борьбе за выживание народа, племени или рода.

Однако почему самый обычный человек готов использовать агрессию по всякому ничтожному случаю? Почему вообще агрессия избирается как средство при выяснении отношений с собратьями, представителями своего вида? Почему она – столь частое явление среди близких и родственников, словно люди утрачивают способность различать, кто «свой», а кто «чужой»? Почему двое еще вчера согревали друг друга огромной любовью, а сегодня испытывают взаимную ненависть? Вообще, на каком основании мы привычно повторяем: «от любви до ненависти один шаг»? По каким таким нелепым законам энергия любви за короткий промежуток времени способна преобразоваться в свою полную противоположность?

Парадокс это или банальность, что самые интимные личные связи, какие вообще бывают между живыми существами, в полную меру насыщены агрессией? Конечно, любой «странности» при желании можно найти вразумительное объяснение.

Очевидно, решающую роль в таком энергетическом кульбите, когда любовь перерастает в ненависть, играет интеллект, обида, наши ценности, уязвленное человеческое достоинство, то есть ЛИЧНОСТЬ. Вот и получается парадокс: источником агрессии служит вершина творения природы – личность.

С увеличением угрозы для субъектной реальности личности ее агрессия возрастает.

Личность и инстинкт агрессии, оказывается, вполне совместимы, а интеллект выполняет при этом роль «передаточного звена» – с его помощью агрессия «нагнетается», «раскручивается на полную катушку». Интеллект работает в режиме трансформатора, усиливая агрессию за счет придаваемого ей смысла: это ТЫ меня оскорбляешь! Это ты МЕНЯ оскорбляешь! Это ты меня ОСКОРБЛЯЕШЬ!

► Интеллектуальная личность, обладающая инстинктом агрессии, – самое страшное «изобретение» цивилизации.

Здесь уместно сослаться на выдающегося современного австрийского ученого К. Лоренца, знатока в области психологии агрессии. Утверждая, что агрессивность является врожденным, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных – и доказывая это на множестве убедительных примеров, – ученый пришел к выводу: «Есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития» (Лоренц К. Агрессия. Так называемое «зло», 1994).

Вывод этолога довольно удручающий, особенно если помнить, в каких обыденных обстоятельствах человек готов прибегнуть к агрессии. Задели спину в автобусе – в ответ злость, обидят словом – гнев, наказали вычетом из премии – поток брани, подвел партнер – буря ненависти, украли пучок морковки с грядки – шквал проклятий. Даже представить страшно среднестатистического человека в агрессивном состоянии по поводу «выеденного яйца»: искаженная физиономия, надутые вены, напряженные мышцы, сжатые кулаки. Какая мощная энергия выбрасывается на собрата по виду при защите субъектной реальности. Злое наследство сидит в крови у нас.

Конечно, можно оправдать homo sapiens: он оберегает свое интимное психологическое пространство, чувство собственного достоинства или личные интересы. Но почему такой разумный и социализированный, он не пользуется для этого деликатными средствами, вежливыми знаками, убедительными словами. «Догадались», например, соловьи использовать пение для того, чтобы издали предупредить своих сородичей – ибо обращаются только к ним, – что здешний участок уже нашел себе крепкого и воинственного хозяина. Сколь же примитивна и безобразна агрессия человека, когда она в разных ситуациях выполняет ту же предупредительную функцию. Жаль, что люди не избрали в качестве средства защиты Я что-нибудь напоминающее соловьиную трель, но проявляют завидную изобретательность в использовании агрессивных форм психологической защиты.

► Постоянно используя множество вариантов агрессии, мы приучились реагировать в основном на сильные раздражители.

Возник порочный круг: агрессия стала необходимым средством воздействия на окружение, способное реагировать только на агрессию, на грубость, на окрик, на хамство. Агрессия приобрела отчетливый социогенный характер. Вот лишь некоторые ее современные формы:

1. «Экстрапунитивностъ» – тенденция всегда и во всем обвинять других и никогда – себя.

Есть люди, которые «никогда и ни в чем не виноваты». Они убеждены, что у них не сложилась жизнь, потому что родились под несчастливой звездой, что обстоятельства чаще всего не в их пользу, что им не везло в выборе друзей, создании брачного союза, к ним незаслуженно плохо относится начальство. В сознании и мышлении таких людей преобладают откровенные обвинительные тенденции, то есть стремление видеть причины и следствия происходящего однонаправленно – в окружающих, в обстоятельствах, но не в себе. Это искажает и упрощает реальность: диалектический характер связей причин со следствиями и следствий с причинами подменяется субъективизмом. Нередко личность как бы исключает свое Я из причинно-следственных связей. Взаимодействие с окружающими становится вызывающим, строится на основе конфронтации и выпадов. Естественно, сие порождает негативные ответные реакции со стороны партнеров, возникает некоммуникабельная атмосфера, пронизанная энергетикой отрицательных эмоций.

Обвинительные тенденции в интеллекте проявляются в различных ситуациях:

• Деловой партнер, пытаясь объяснить свои идеи другому, говорит: «Я вижу, что вы не понимаете то, что я хочу сказать», – типичный агрессивный выпад в адрес собеседника; косвенное утверждение: я умный, а ты глупый.

• На просьбу руководителя доложить о выполнении задания подчиненный отвечает: «Если бы вы дали мне четкое указание, что и как сделать, я бы так и поступил». Подобный оборот речи есть не что иное, как отрицательный разряд. Он способен вызвать ответную защитную реакцию: «Если вам что-то было не ясно, почему вы не уточнили, а теперь оправдываетесь?» и т. п.

• На совещании один из сотрудников обращается к руководителю: «Своими непоследовательными распоряжениями вы завели нас, своих подчиненных, в тупик» – что называется, «выстрел в упор», никакого миролюбия или избегания, но однозначный агрессивный выпад.

• Секретарь-машинистка, застигнутая за очередным перекуром, как бы оправдывается перед шефом: «У вас очень непонятный почерк, поэтому я медленно печатаю вашу рукопись» – хотя выстрел произведен из малокалиберного духового ружья, он вряд ли будет забыт начальником. Ответ может последовать немедленно: «Еще раз подведете – уволю».

2. «Поиск мишени» – стремление выместить агрессию на невинном субъекте или непричастном объекте.

Вариации этой поведенческой формы – выискивание «козла отпущения» или «мальчика для битья». Типичная модель «поиска мишени» такова: вы ушиблись о косяк стула и зло швыряете его, будто этот предмет, а не вы виновны в своей неловкости. В обыденной жизни в роли объекта, на который изливается злость, досада, ярость, приступы гнева, оказывается близкий человек или кто-нибудь, случайно оказавшийся под рукой. Агрессор неосознанно находит «виновного» и ему становится легче – объект для излияния негативных эмоций найден. Можно оскорбить его. Можно ударить. Главное – остаться безнаказанным. Безнаказанность – мощный стимул агрессии.

3. «Оправдание через нападение» – механизм агрессии, основанный на подмене объекта порицания – вместо себя агрессор подставляет другого. Агрессивному человеку трудно признать ошибку, допущенный промах или случившийся конфуз. Возникшее при этом энергетическое напряжение требует разрядки. Куда ее направить? Легче всего на свидетеля промашки, на оппонента или критика. Основным принципом поведения нередко избирается житейская псевдомудрость: «нападение – лучший вид обороны». Приговаривая этот девиз себе под нос или бросая окружающим, агрессор крушит черной энергией направо и налево. Вы ему замечание, а он в ответ: «не тебе меня учить». Вы к нему с претензией, а он: «на себя посмотри». Вы к нему с миролюбивым пожеланием, а он вам: «чья бы корова мычала…». Если вы говорите агрессору о необходимости обратить внимание на личную дисциплину или качество работы, он мгновенно находит изъяны в вашей деятельности или «копает» еще глубже – обсуждает факты вашей биографии. Агрессивный человек часто безнравственен.

4. «Праведный гнев» – оправдание собственной агрессии возвышенным мотивом.

Агрессор понимает, что некоторые чувства или поступки умаляют его достоинство. Постыдна зависть. Трудно пережить поражение в любви или фиаско на поприще искусства. Неприятно признаваться себе в грубости, лживости, безнравственности, Ужасно сказать себе: я серость, примитив. Но душа кипит, негативные эмоции готовы вырваться наружу. И тут на помощь приходит «праведный гнев». Возмущение облекается в форму благородного протеста. Зависть маскируется под рассуждения о чести и достоинстве: «Я не завидую, просто меня раздражают карьеристы, ловкачи, люди, идущие к своей цели по головам». Неприятие личного поражения в творчестве принимает различные формы критиканства по адресу более удачливых коллег: «Если быть принципиальным, то надо признать, что это далеко от таланта». Безнравственность оправдывается некими высшими ценностями: «Я не прощаю подлость даже самым близким». При помощи «праведного гнева» бесталанные устраняют талантливого, ленивые – трудолюбивого, нечестные – честного.

5. «Проекция негативных качеств» – приписывание своих недостатков партнеру.

Агрессивная личность переживает тот факт, что у нее есть недостатки. Однако признать их и тем более преодолевать она не намерена, ведь это трудная задача – переделать себя или избавиться от части своего Я, пусть даже осуждаемой. И тогда бессознательно возникает соблазн обвинить в собственных пороках других, как бы поставить знак равенства между плохим своим Я и Я других. Вот почему желчный, нечестный, грубый, завистливый, жадный, порочный человек охотно находит эти и прочие недостатки в другом. Собственные плохие качества вызывают внутренний дискомфорт, но если их увидеть у партнера, становится легче: «не один я плохой».

6. «Самоутверждение путем унижения другого» – агрессия, основанная на девальвации достоинств партнера.

Сказать себе: «Я бездарен, ленив, глуп» – для большинства невозможно, это означало бы уничтожение своей субъектной реальности. Гораздо проще принизить достоинства другого. Об умном сказать, что он таким лишь кажется. О талантливом распустить слух, что он добивается успехов сомнительными средствами. О честном намекнуть, что он себе на уме. О растущем профессионально утверждать, что ему помогает «большая рука». В конце концов, допустимо признать второстепенные достоинства партнера: «у него хорошо подвешен язык», «он бездарен, но обладает пробивной силой». Можно найти какой-нибудь сомнительный аргумент в пользу того, кто раздражает агрессора своими достоинствами: «дуракам у нас открыта дорога», «бездарям позволяют расти – они никому не мешают».

7. «Девальвация объекта беспокойств» – понижение значимости, ценности того, что (кто) вызывает досаду.

Если желанный объект не доступен, то чтобы успокоить себя, нелишне снизить его значимость, найти изъян или охаять. Молодой человек попробовал ухаживать за девушкой, но она дала ему «от ворот поворот». Мужское достоинство уязвлено. Энергия эмоций находит разрядку в дурных отзывах по адресу объекта увлечения: «Подумаешь, красавица – не особенно-то и хотелось». Человек никогда не бывал за границей и говорит в утешение: «чего я там не видел». Тот, кто не в состоянии купить машину, часто приводит девальвирующий аргумент: «зато не надо с ней возиться».

8. «Деликатное хамство» – изощренное оскорбление человеческого достоинства.

Это мягкая по форме, но жестокая по содержанию агрессия, рассчитанная на унижение личности. Ее демонстрируют специфические люди: они вполне владеют собой и способны мыслить, находясь в состоянии психологического дискомфорта. Их интеллект не только сохраняет хорошую работоспособность, но и подхлестывается негативной эмоциональной энергией. Такой ансамбль рационального и эмоционально порождает сарказм, издевку, цинизм. Агрессор хладнокровно «разделывает» свою жертву, целясь в самые чувствительные места ее субъектной реальности. Человеку, которого природа обделила особыми талантами, дадут понять: «серая мышка». Неудачнику в жизни укажут: «надо знать свое место». Бедняк услышит мораль на тему: «так вам и надо». Скромный человек будет подвергнут порицанию за наивность и простоту. Честная девушка узнает, что она «синий чулок».

Как видим, нет недостатка в формах агрессивной защиты. К ним добавим экспрессивные средства агрессии: оскорбительный тон и междометия, плевок в сторону обидчика и пинок ногой, злобный взгляд и искаженное гневом лицо, размахивание кулаками и напористые телодвижения.

Психология bookap

Вывод напрашивается сам собой: агрессия укоренилась в качестве средства воздействия на партнеров в самых разных аспектах и ситуациях взаимодействия. Инстинкт агрессии буквально пронизывает поведение современника и стал социогенной стратегией психологической защиты.

► Вместе с агрессией распространяется негативная энергетика эмоций, являющаяся фоном повседневного общения.