Глава 4. Черная приватизация.


. . .

4.2. Приватизация ведущих отраслей индустрии.

Военно-промышленный комплекс.

Одна из главных целей приватизации экономики России, выполняемой по заказу западных спецслужб, заключалась в разрушении военно-промышленного комплекса (ВПК), подрыве оборонной мощи, присвоении экономического и интеллектуального потенциала страны. За годы реформ объемы производства в ВПК падали ускоренными темпами и снижалась его эффективность. Так, например, в 1996 г. на предприятиях ВПК по оценке Центра экономической конъюнктуры при правительстве РФ по сравнению с 1995 г. сокращение производства достигло 19%, что в три с лишним раза больше, чем в промышленности в целом. При этом на предприятиях Миноборонпрома России отмечался более глубокий спад производства - 29%. Самое большое снижение произошло в электронной промышленности - на 34% и ракетно-космической отрасли - на 32%, что в 5 раз превышало спад в промышленности в целом.

Выпуск вооружений и военной техники в 1996 г. упал на 22%. Наиболее интенсивно снижалось производство в промышленности боеприпасов и спецхимии (на 30% по сравнению с 1995 г.). В атомной и радиопромышленности сокращение производства достигло 10%.

Производство гражданской продукции (технологического оборудования и товаров народного потребления) в ВПК сократилось на 18%, а на предприятиях Миноборонпрома более чем на 30%. Ухудшение финансового состояния предприятий ВПК не позволяет им осваивать производство современных изделий из-за отсутствия средств. Лишь атомная промышленность, гражданская продукция которой пользуется спросом на внешнем рынке, является пока исключением. На долю предприятий Минатома приходится более половины общего объема экспорта гражданской продукции в оборонном комплексе. Это в первую очередь ядерное топливо для атомных электростанций, урановая руда, работы по обогащению урана, т.е. наиболее опасные и вредные виды производств.

Трагичное положение сложилось в самой высокотехнологичной отрасли российской экономики - космической промышленности. В отрасли, принадлежащей к категории высших государственных приоритетов, финансирование сократилось по сравнению с доперестроечным периодом в 8 раз. За 1995-1996 гг. эта отрасль получила только 77% средств, предусмотренных бюджетом, а иностранные фирмы через подставных лиц готовы скупить ее полностью.

Беспощадный удар нанесен по другой отрасли высоких технологий - гражданскому авиастроению. В результате приватизации отрасль превратилась во множество заводов и заводиков, бюро и разнообразных НИИ и КБ. В 1996 г. финансирование этих работ осуществлялось лишь на 12,5% от плана, а объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ снизился в 20 раз. При производственной возможности изготавливать до 400 самолетов в год разгромленная отрасль не может произвести и двух десятков; к тому же трагедия состоит в том, что внутри страны практически нет покупателей, а производственные мощности авиастроения используются лишь на 15%. Даже беззубая российская прокуратура вынуждена предъявить судебные иски к американской фирме "Nick & C.Corporation", за спиной которой стоит "Boing" (США), скупившей 27 российских авиазаводов. Однако из пятнадцати поданных исков лишь три удовлетворены.

Ниже приводятся конкретные факты крупномасштабного разбазаривания государственной собственности в 1992- 1996 гг. на предприятиях ВПК, по данным региональных комиссий, созданных Госдумой РФ.

Директор опытного завода НИИ автоматики и приборостроения в нарушение действующего законодательства о федеральной собственности передал в качестве взноса в уставной капитал СП "Мосмед" 2970 кв. м производственных площадей.

Администрация НПО "Техномаш" зачислила в уставные фонды многочисленных коммерческих образований уникальное оборудование на сумму 1,2 млрд. руб. (в ценах 1991 г.), а также передала в пользование различным предпринимательским структурам более 6 тыс. кв. м производственных площадей.

Генеральный директор госпредприятия "Звезда" из кассы вверенного ему предприятия незаконно внес в уставной капитал ТОО "Тензор", "Астероид" и "Бриг", соучредителями которого являются его сыновья и супруга, несколько миллионов рублей и предоставил в аренду производственные площади для извлечения не контролируемой налоговыми органами прибыли.

Администрация Московского научно-исследовательского радиотехнического института в 1992 г. незаконно внесла более 60 млн. руб. государственных средств в качестве первых взносов в коммерческие банки и АО.

По данным Самарской региональной комиссии, иностранная фирма "Элрос", под прикрытием системы взаиморасчетов с предприятиями ВПК, получила доступ к секретным технологиям и информации на более чем четырехстах (400) предприятиях ВПК, включая Роскосмосагентство, Росвооружений и др.

Региональная комиссия по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сообщила о незаконной приватизации уникального разработчика и изготовителя аккумуляторных батарей для космических аппаратов. АООТ "Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический аккумуляторный институт "Источник" является правопреемником государственного предприятия Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический аккумуляторный институт (НИАИ). Преобразование предприятия было осуществлено в соответствии с планом приватизации, утвержденным 4 апреля 1994 г. председателем КУГИ мэрии Санкт-Петербурга М.В. Маневичем. Как специализированная научная организация в области разработки и производства химических источников тока, НИАИ являлся единственным в России разработчиком и изготовителем герметичных никель-кадмиевых аккумуляторных батарей для космических аппаратов. Приватизация подобного предприятия противоречила действовавшему законодательству.

По искам прокуроров арбитражными судами только в первом полугодии 1996 г. в пользу государства взыскано почти 0,5 млрд. руб., расторгнуты многие незаконные сделки, ряд руководителей освобожден от занимаемой должностей, а в отношении должностных лиц НПО им. Лавочкина, противоправными действиями которых государству причинен ущерб на 7,2 млрд. руб., возбуждено уголовное дело.

Иностранные компании и фирмы использовали происходящие процессы в оборонном комплексе для проникновения в его управленческие структуры путем скупки акций на чековых аукционах. При этом, чтобы избежать проверки со стороны ФСК России, предусмотренной п. 10.1 "Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий Российской Федерации", утвержденной Указом президента России от 24 декабря 1993 года № 2284, при приобретении акций российских предприятий оборонного комплекса они в большинстве случаев прибегают к услугам посреднических фирм, зарегистрированных в России. В тех случаях, когда предприятия российского ВПК включены в перечень объектов, не подлежащих приватизации, зарубежные предприниматели добиваются выделения из их состава структурных подразделений, которые получают статус совместных предприятий и производств. По мнению южнокорейских экспертов, создание при российских оборонных фирмах даже небольших СП представит широкие возможности по оказанию влияния на администрацию и последующему получению доступа к имеющимся и разрабатываемым технологиям. Например, голландская фирма "Асм-Фико" проводит подобную линию по отношению к ПО "Элмаш", а болгарская фирма "Пластхим" и немецкая "ЕОС2" - к ПО "Тантал" и т.д. Активные усилия иностранных фирм и спецслужб по овладению секретами ВПК продолжаются и не пресекаются органами власти.

В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО создало для их обработки специальную программу "Информационно-технологическая совместимость информационных технологий и глобальных сетей стран блока и стран Восточной Европы". В рамках этой программы организуется приглашение российских специалистов для классификации совместимости с евростандартами полученных из России технологий и формирования предложений по их применению (совместное письмо Службы внешней разведки РФ и ФСБ от 26.08.94 №151/9-17434).

В соответствии с постановлением Государственной Думы РФ "По анализу итогов приватизации в 1992-1996 гг. и ответственности должностных лиц за ее негативные последствия" в январе-феврале 1997 г. проведен анализ итогов приватизации АО "Московский электродный завод". Московский электродный завод был построен в 1933 г. для нужд цветной металлургии. Завод занимался в основном выпуском сварочных электродов, а в 1946 г. рядом с ним был построен секретный завод № 523, оборудование для которого было вывезено с завода Вернера Фон Брауна (Германия) по производству графитовых рулей к Фау-2. Постановлением Совета Министров РСФСР в 1960 г. на базе 523-го завода был создан НИИграфит с Опытным заводом, которому передали необходимые сооружения, оборудование и имущество. Дальнейшее строительство института и его Опытного завода осуществлялось за счет централизованных источников по отдельному титульному списку.

Московский электродный завод и выпускаемая им продукция являются одним из ключевых условий, определяющих развитие современной техники и технологии Российской Федерации. Завод специализирован на производстве материалов и изделий, широко применяемых в ядерной энергетике, космической технике, авиации, радиоэлектронике и других наукоемких отраслях. По данным на 1994 г. им освоено более 70 технологий производства различных изделий, не имеющих аналогов и не производимых на других предприятиях России.

Распоряжением Госкомимущества России от 25.12.1992 г. было принято решение о приватизации Московского электродного завода. Вопреки Временным методическим указаниям, утвержденным указом президента РФ, в план приватизации не были включены сведения о том, что предприятие имеет действующие мощности по выпуску спецпродукции для отраслей оборонной промышленности.

В ноябре 1993 г. состоялись чековый и денежный аукционы по продаже 29% акций АООТ "Электрод". При этом одна из организаций - МП "Граникс" - была допущена к аукциону неправомерно, поскольку имела статус малого предприятия, и у нее не было необходимых средств для приобретения акций в заявленной сумме. Однако, несмотря на возражения и обращение АО "Электрод" в арбитражный суд, Госкомимущество никак не отреагировало. В результате МП "Граникс" стало владельцем 24,7% акций и развернуло интенсивную работу по скупке у работников завода акций с целью приобретения контрольного пакета. В результате через подставных лиц на денежном аукционе остававшиеся 20% акций также были приобретены АО "Граникс".

Итогом приватизации на МЭЗ стало существенное сокращение производства конструкционных и композиционных материалов на основе графита. Количество работающих с момента приватизации уменьшилось с 2060 до 1200 чел. Зарплата стала выплачиваться с задержками в среднем на 2-3 месяца, что мотивировалось отсутствием денежных средств на расчетном счете предприятия. В 1996 г. произошла смена держателей контрольного пакета акций. Ими стали: Ермолычев Дмитрий и Кабаргин Сергей (проживающий в Лондоне), которые в совокупности владеют 68% акций МЭЗа. Указанные лица являются владельцами фирм: ЗАО "Принципал груп", АОЗТ "Линк", Б.М.Б-СД "Трейдинг корпорейшн лимитед", "Паркскринг Холдинг Лимитед".

Ранее МЭЗ и НИИгранит являлись единым научно-производственным комплексом, расположенным на смежных площадях и связанным едиными коммуникациями. НИИграфит приватизации не подлежит. Однако при приватизации МЭЗа в его уставной фонд была включена цена опытного завода института НИИграфит, что лишило институт производственной базы, территории, коммуникаций и поставило в полную зависимость от акционерного общества по электроэнергии, водоснабжению, теплу и т.д. Охрана особорежимного НИИграфита осуществляется МЭЗом, так как территорию разделить на независимые части невозможно. Это, в частности, привело к тому, что в апреле 1996 г. во многих помещениях НИИграфита был учинен погром. Охрана, естественно, ничего не видела. Не привели к положительным результатам и поиски подразделений МВД, которые занимались расследованием. АО "МЭЗ" допускает отключение системы теплоэнергоснабжения института, что приводит к нарушению технологии производства уникальных композиционных материалов, браку дорогостоящих изделий.

В результате НИИграфит испытывает серьезные затруднения в выполнении государственных оборонных заказов по комплектации стратегических и оперативно-тактических ракетных комплексов "Тополь", "Искандер", изготовлению деталей ракетных двигателей, тормозных дисков боевых и гражданских самолетов. Изложенная в письме Роскомметаллургии в адрес Госкомимущества точка зрения, что опытное производство должно остаться в НИИграфите, не была принята во внимание при акционировании МЭЗ. Не было также учтено предложение о закреплении в федеральной собственности пакета акций (20%) АО "МЭЗ".

Вот таким образом иностранцы проникают в секретные сферы ВПК, присваивая наши богатства и подрывая оборонную мощь, а явно содействуют им Госкомимущество РФ и Российский фонд федерального имущества, в которых активно трудятся иностранные советники и консультанты, по совместительству являющиеся агентами западных спецслужб.

И все это творится во имя баснословного обогащения собственников, часто происходящих из криминальной среды, и вездесущих так называемых иностранных инвесторов.

В докладе региональной Комиссия Госдумы РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области говорится:

"Несмотря на постоянно чинимые препоны и порой агрессивное сопротивление всех уровней должностных лиц в разных властных вертикалях. Комиссии удалось-таки, согласно утвержденному плану, осуществить значительную часть проверок, совокупный анализ которых с предельной объективностью позволяет сформулировать однозначный вывод - цель приватизации предприятий Ленинграда и области достигнута вполне на территории города и области. Организаторам приватизации удалось за сравнительно короткий срок добиться полного упадка производства в целом и доведения военно-промышленного комплекса до невозможного к восстановлению состояния.

Сопутствующие приватизации разграбление и разворовывание госсобственности служили лишь прикрытием основной поставленной стратегической задачи, которая заключалась в прекращении выпуска любой отечественное продукции и ликвидации ВПК в целом, особенно части оборонных предприятий, обладающих уникальными военными технологиями. Таким образом, в результате политики приватизации на территории Санкт-Петербурга и области весь спектр производств, имевших самую значительную долю в создании систем обороны страны, полностью выведен из строя. Поэтому в случае военного вмешательства НАТО в дела России, пополнение, замена и техническое переоснащение средств вооружения нашей армии теперь исключены".

Беззаконие и мошенничество сопровождали приватизацию сотен предприятий машиностроения, включая такие объекты, как: всемирно известная "Электросила", "Ленинградский металлический завод". Пакеты акций целого ряда стратегически важных предприятий были проданы иностранным покупателям через подставных лиц - посредников. К числу их относятся: АО "Лазурь", МНПК "Авионика", "Электроприбор", КБ "Аэросила", Воронежское акционерное самолетостроительное общество, завод "Новатор", завод "Ленинец", "Электропроект", Балашихинский литейно-механический завод, МПО "Знамя революции". Обнаруженные факты беззакония Комиссия передала в прокуратуру, однако безрезультатно.

Топливно-энергетический комплекс.

Три четверти предприятий электроэнергетики приватизированы и производят около 90% электроэнергии. К 1996 г. с начала реформ производство электроэнергии сократилось более чем на 20%. Массовый кризис неплатежей и отсутствие инвестиций негативно сказались на работе этой жизненно важной отрасли. Критическое положение сложилось в районах Дальнего Востока и Сибири. Отключение электроэнергии, особенно в зимний период, становится трагедией для населения. Рост издержек производства, повышение цен на электроэнергию, в свою очередь, сказывается на смежных отраслях. В связи с приватизацией и все возрастающими тенденциями сепаратизма регионов, возникли также сложности в эксплуатации Единой энергетической системы страны.

Созданное в процессе приватизации РАО "ЕЭС России" владело в 1996 г. 60% акций, 18% акций находилось у российских физических и юридических лиц, а 22% акций у иностранных инвесторов, скупивших их в ходе чековых и денежных аукционов. В результате извращения методов оценки текущая стоимость имущества РАО "ЕЭС России" ниже стоимости аналогичных зарубежных компаний в несколько раз: от трех раз по стоимости акций и прибыли до 20 раз - по стоимости единицы установленной электрической мощности, текущая курсовая стоимость занижена в 8-10 раз. Российский фонд федерального имущества в декабре 1996 г. объявил Всероссийский денежный аукцион по продаже 8,4% акций РАО "ЕЭС России". Наличие у иностранных инвесторов более 30% акций позволяет им иметь 3-4 членов в совете директоров и проводить свою политику не только в электроснабжении, но и в энергомашиностроении.

Приватизированная более чем на 90% (по объему производства) топливная промышленность, значительно сократившая производство, является одним из факторов политической нестабильности в стране вследствие хронических невыплат зарплаты и, как следствие, забастовок, голодовок и акций протеста. В 1996 г. по сравнению с дореформенным периодом добыча угля упала на 40%, добыча нефти сократилась в 1,8 раза. Минтопэнерго не имеет возможности выполнить эффективным образом функции по макрокоординации деятельности акционерных обществ (компаний) в государственных интересах, так как не обладает полномочиями. Министерство не получает даже полной бухгалтерской и статистической отчетности о результатах производственно-хозяйственной деятельности и финансовом положении акционированных предприятий и нефтяных компаний. Оно не контролирует средства внебюджетных фондов на техническое перевооружение, реконструкцию и расширение производственных мощностей, на проведение природоохранных мероприятий, а также на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. При отсутствии возможности эффективно управлять производством и реализацией добычи, Минтопэнерго РФ не в состоянии предотвратить кризисные явления в отрасли: хронические невыплаты зарплаты, голодовки и забастовки шахтеров, рост аварийности на шахтах из-за несоблюдения правил техники безопасности, старение шахтного фонда, развал научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, еще недавно ведущих в мировой практике угледобычи.

В результате применения особой схемы приватизации в нефтяном комплексе управляемость отрасли потенциально была сохранена благодаря формированию крупных вертикально-интегрированных компаний с закреплением контрольных пакетов акций за государством, а также созданию специального госпредприятия - ГП (НК) "Роснефть". Однако в ходе реального осуществления своих функций Минтопэнерго испытывало большие трудности вследствие массовых нарушений действующего законодательства. Формирование нефтяных компаний происходило в борьбе суверенитетов. Например, Уфимский НПЗ потерян для "Лукойла" из-за позиции Башкортостана; образовались нефтяные компании в составе республик России; часть предприятий выведена республиками из сферы доверительного управления ГП (НК) "Роснефть". В результате реализации региональных и субъективных интересов рождаются компании типа "Сибнефть", "ОНАКО", "Норсиойл", "Тюменская нефтяная компания", "Славнефть" с урезанием потенциального состава ГП (НК) "Роснефть". Последняя из предполагавшейся суперкомпании трансформируется в нечто среднее и аморфное. Такая политика привела к появлению нежизнеспособных, маломощных компаний, что снижает общую эффективность нефтяного комплекса России, наносит ей экономический и финансовый ущерб.

Многие региональные компании подлежат внутренней реорганизации, например путем включения в целях сбалансирования в их состав новых предприятий нефтяного бурения, нефтедобычи или, что сложнее, путем слияния маломощных холдинговых компаний. Учреждения и предприятия научно-технической сферы акционируются и реорганизуются "по остаточному принципу", не синхронно с нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими предприятия. Затягиваются решения о создании ОАО "Геофизическая сервисная компания" с включением в нее 17 геофизических предприятий с закреплением контрольного пакета акций в федеральной собственности. В условиях крайне недостаточного и нестабильного финансирования научно-техническая сфера нефтяного комплекса подвергается повышенной деградации, потере кадров и эффективности разработок. В перспективном плане это грозит крайне тяжелыми последствиями для отрасли и страны.

Госкомимущество и в этой отрасли ищет методы подрыва, внедрения и сюда мафиозных структур. Ни один федеральный закон не предусматривает такого способа приватизации, как отчуждение заложенного приватизируемого госимущества в пользу кредитора, тем более акций предприятий, включенных постановлением правительства России в перечень стратегически значимых. Однако Институт представителей государства недееспособен. Госкомимущество России не отвечает перед правительством Российской Федерации за работу отрасли, а интересы государства, включая крупные неплатежи федеральному бюджету, практически никого не интересуют.

Черная металлургия.

По данным официальной статистики, уже в 1994 г. 99% общего объема производства черной металлургии было произведено на негосударственных предприятиях. Отчетные данные за 1996 г. также свидетельствуют о завершении "капитализации" и падении производства в 2-3 раза по сравнению с 1990 г. бывшей на первом месте в мире и Европе стратегической отрасли промышленности - черной металлургии.

С началом приватизации, под влиянием различных факторов (астрономического роста цен на сырье и энергоносители, потерей управляемости, ростом тарифов на грузовые перевозки почти в четыре раза, сужением внутрироссийского рынка) использование производственных мощностей предприятий черной металлургии России в 1991-1996 гг. по основным видам продукции прогрессивно падало. Так, в 1996 г., по отношению к 1990 г., выпуск стали составил 60,7%, проката - 63,7%, труб стальных - 11,9%. Эти цифры убедительно свидетельствуют о катастрофическом ударе, нанесенном черной металлургии, особенно трубопрокатному производству. В дореформенное время внутренние потребности нефтегазового комплекса покрывались преимущественно продукцией отечественного производства. Сегодня же реальными поставщиками труб являются, за редким исключением, лишь трубные заводы Германии, Италии, Японии и других зарубежных стран.

Столь же тяжелые последствия имела приватизации сырьевой базы этой отрасли. В целом, добыча железной руды по сравнению с дореформенным периодом в 1996 г. сократилась вдвое. Конкретный пример приведен в материалах региональной Мурманской комиссии.

В результате приватизации градообразующего АООТ "Олкон", по отчетным данным за 1995 г., производство железорудного концентрата с декабря 1992 г. сократилось на 22%. Себестоимость в 1994 г., по сравнению с 1992 г., возросла в 4 раза, и в 1995 г. еще в 2-3 раза. Непроизводительные расходы в 1994 г. относительно уровня 1993 г. выросли в 10,6 раза, в 1995 г. соответственно в 22,6 раза. Объем незавершенного строительства в 1994 г. в сравнении с 1993 г. увеличился в 13,3 раза, в 1995 г. - соответственно в 54,1 раза.

Комбинат заплатил налоги в 1994 г. 7 765 000 тыс. рублей, в 1995 г. - 26 954 800 тыс. рублей. Постоянное неустойчивое финансовое состояние комбината обусловлено неплатежеспособностью потребителей. Кредиторская задолженность в 1995 г. относительно 1993 г. возросла в 6,2 раза, а дебиторская - в 4,6 раза. Ввиду задержек зарплаты в 1995 г. работники комбината были вынуждены продавать свои акции, их доля в уставном капитале уменьшилась с 35,67% до 22,73% в 1996 г., в то время как доля юридических лиц возросла с 28,97% до 61,25%. Дивиденды за 1994, 1995 гг. не выплачивались.

В ходе проверки АООТ "Олкон" обнаружилось, что фактически отсутствует финансовая регламентация, использование средств определяется генеральным директором, который одновременно является председателем совета директоров и председателем правления. Так, в октябре 1993 г. комбинат выступает учредителем АОЗТ "Золотинка" с уставным капиталом 152 390 000 руб. Генеральный директор комбината выступает также и руководителем вновь созданной структуры. В 1994 г. отвлекаются 350 млн. руб. на создание фирмы "Альфа". В 1995 г. в уставный капитал АКБ "Менатеп" перечисляется один миллиард рублей, на развитие АОЗТ "Эдас Трейдинг" - 3 млрд. 400 млн. рублей. От приватизации АООТ "Олкон" государство получило всего 792 238 000 руб., тогда как стоимость основных фондов на 01.03.93 г. составляла 3 918 853 000 руб. И здесь ограбили государство.

В результате приватизации было разрушено управление горно-металлургическим комплексом, не стало единого стратегического планирования. Руководство комбината пошло по пути отвлечения капитала на различные коммерческие структуры и использования для этого задолженности по заработной плате. АООТ "Олкон" оказалось в полной зависимости от Череповецкого металлургического завода (АО "Северсталь"), так как поставка сырья на другие металлургические заводы связана с резким его удорожанием из-за дальности расстояний. Хозяева предприятия стали косвенными хозяевами города, поскольку предприятие является градообразующим, и вся инфраструктура города так или иначе связана с этим предприятием.

Цветная металлургия.

Стратегически важные предприятия цветной металлургии, во многом определявшие оборонную мощь и научно-технический потенциал страны, форсированно распродавали, в ряде случаев останавливали, а работников и семьи бросали на произвол судьбы. Иностранный капитал правдами или неправдами скупал по дешевке предприятия цветмета и редмета. Уже в 1992 г. 92% предприятий цветной металлургии были приватизированы. Разгосударствление предприятий цветной металлургии - сырьевой базы обороны страны и научно-технического прогресса, - поистине обернулось трагедией. После указа президента №2284 от 24.12.93 г. мафиозные структуры совместно с иностранными фирмами за гроши, почти даром, растащили эту отрасль. Достаточно вспомнить, что всемирно известный комбинат "Норильский никель", где занято более 160 тыс. человек, был продан менее чем за полмиллиона долларов США.

Алюминиевые заводы были распроданы по смехотворно низким ценам. (Саянский - 20 млн. долларов, Братский - 18 млн., Богословский - 10,8 млн., Новокузнецкий - 9 млн., Красноярский - 9 млн., Иркутский - 3,6 млн., Волгоградский - 2,6 млн.). Алюминиевая промышленность, приносящая значительные прибыли, и рудно-сырьевая база этой отрасли явились предметом особых интересов иностранных нечистых группировок, при лидерстве израильских граждан братьев Черных. Имея мощное покровительство (а может быть, и соучастие) в правительственных кругах РФ, указанные выше "братья" приватизировали гиганты алюминиевой промышленности за нечестные деньги, полученные по фальшивым авизо. Прокуратура возбудила расследование, а денежки, заработанные российскими рабочими, спокойно утекают за границу.

Аналогичная ситуация сложилась и вокруг медеплавильных заводов. Так, завод Уралэлектромедь оценен в 8,9 млн. долл., Среднеуральский медеплавильный завод - в 6,7 млн. долл., Медногорский комбинат (Оренбургской обл.) - в 1,8 млн. долл., Карабалинский медеплавильный комбинат (Челябинская обл.) - в 1,7 млн. долл. (Смехотворная оценка!) Также по дешевке распроданы заводы по производству полиметаллов, титано-магниевые, оловянные и предприятия других стратегически важных подотраслей цветной металлургии. Приватизированы также рудники, горнообогатительные комбинаты и фабрики, которые переживают острый кризис, деградируют.

Приведем примеры приватизации предприятий цветной металлургии, полученные от Мурманской региональной комиссии по анализу итогов приватизации.

Практически остановлено АООТ "Северные редкие металлы" ("Севредмет", расположенное в поселке Ревда Левоозерского района Мурманской области), которое производило такие стратегически важные металлы, как лопаритовый концентрат (для производства тантала), ниобий, титан, стронций, торий и другие редкоземельные металлы. Предприятие приватизировано в сентябре 1993 г. и, как следствие, уже в 1995 г. уровень производства упал почти на 20%, а затраты увеличились в 3,3 раза, убытки от производства превысили 13 млрд. руб. Численность работников сократилась практически в 2 раза. В результате резкого ухудшения финансового положения АООТ "Севредмет" оказалось на грани банкротства.

АО "Севредмет" - стратегическое предприятие горнопромышленного комплекса не подлежало приватизации. Однако, вопреки п.2 Государственной программе приватизации, ее провели по распоряжению от 22.01.93 г. первого заместителя Председателя Государственного Комитета по управлению государственным имуществом П.П. Мостового. В результате приватизации стратегическое управление АО "Севредмет" сконцентрировалось у генерального директора Мусатова И.А. Превращение генерального директора во владельца предприятия не привело к повышению эффективности работы, а напротив, создало кризисную ситуацию.

АО "Апатит" добывает и перерабатывает апатитонефелиновые руды. В результате переработки на обогатительных фабриках получают: апатитовый концентрат, который является основным видом сырья для производства фосфорных удобрений, и нефелиновый концентрат, представляющий ценное сырье для производства глинозема, цемента, поташа, соды, алюминия и различных его соединений. Мощность предприятия - 2,2 млн. т апатитового концентрата в год - используется на 60%. Предприятие является градообразующим. Численность работающих составляет 60% от общей численности трудоспособного населения города Кировска. Доля в общем объеме производства Мурманской области - 11%. Среднегодовой спад объема производства в 1992-1996 гг. - 9,3%. По состоянию на 01.04.96 г. основными держателями акций АООТ "Апатит" являлись: АОЗТ "Волна" (единственный учредитель АОЗТ "Джой" со 100%-ным иностранным капиталом, Нидерланды) - 20% и ТОО "Нотис" - 13%.

В результате проведенных чековых аукционов и инвестиционного конкурса, стратегическое управление АООТ "Апатит" сконцентрировалось у держателей крупных пакетов акций, таких, как вышеуказанное АОЗТ "Волна" и АО "Северные ресурсы". Это привело к резкому снижению эффективности работы предприятия. Численность работников за период с января 1993 г. по апрель 1996 г. сократилась соответственно с 18 096 до 14 885 человек, или почти на 20%. С апреля 1994 г. систематически, более чем на месяц, задерживалась выплата заработной платы. Задержки по выплате заработной платы превышают 32 дня. Кредиторская задолженность выросла в 58,6 раза, дебиторская - в 38,2 раза. Предприятие приближается к банкротству.

При проведении приватизации не была учтена специфика АО "Апатит" как уникального предприятия, выпускающего сырье для агропромышленного комплекса, и то, что предприятие является градообразующим и вся инфраструктура города так или иначе связана с этим предприятием, а цена продукции становится неприемлемой для потребителей. АОЗТ "Волна", являясь предприятием со 100%-ным иностранным капиталом, не имело права на участие в инвестиционном конкурсе (поручителем за АОЗТ "Волна" выступил банк "Менатеп"). Тем не менее, АОЗТ "Волна" полностью контролирует сбыт продукции АООТ "Апатит".

Машиностроение и металлообработка.

Уровень разгосударствления и приватизации машиностроения в 1996 г. превысил 90%. В области машиностроения приватизация характеризуется следующими данными: в автомобилестроении - 92%, в сельхозмашиностроении - 94,2%, в приборостроении - 85,1%, в станкостроении - 92,7%, в строительно-дорожном машиностроении - 88,1%, в тяжелом и транспортном машиностроении - 85,3%, в химическом и нефтяном машиностроении - 91,9%.

Красноречивой характеристикой преступной приватизации является обвальное падение производства изделий машиностроительного комплекса (1996 г. по сравнению с 1989 г.). По официальным данным, производство крупных электромашин упало в 7 раз, станков металлорежущих - в 5 раз, кузнечно-прессовых машин - почти в 25 раз, бульдозеров - в 5,5 раза, экскаваторов - в 7,8 раза, тепловозов - в 5,8 раза, электровозов - в 28,5 раз, автомобилей грузовых - в 5,7 раза, легковых - на 22%, тракторов - в 15 раз, комбайнов зерноуборочных - в 21,5 раза. О каком повышении эффективности может идти речь при таком, не виданном даже в годы Отечественной войны, обвальном падении производства? Созданное с большим трудом отечественное машиностроение разрушено, многие тысячи рабочих остались без работы и выброшены на улицу, оставшиеся месяцами не получают заработную плату, на своих плечах ощущая "эффективность" монетаристской политики государства, предписанной МВФ.

Характерным примером разрушения банковскими структурами через подставных лиц одной из передовых ранее отраслей - производства станков с числовым программным управлением и автоматических линий является приватизация Московского станкостроительного завода им. Орджоникидзе.

По поручению Комиссии Госдумы РФ по анализу итогов приватизации в 1992-1996 гг. группа экспертов в составе семи человек, в том числе двух депутатов (В.А. Лисичкин и В.Г. Вишняков) и пяти профессоров внимательно изучила документы по приватизации Московского станкостроительного завода им. С. Орджоникидзе и сделала обстоятельное экспертное заключение, в котором подробно изложены результаты незаконной приватизации завода.

Контрольный пакет акций флагмана станкостроительной промышленности России (53,07%) в результате незаконной приватизации был приобретен на аукционах коммерческими структурами, учрежденными коммерческими банками "Оргбанк" и "Кэибанк". Государственный Комитет по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур подтвердил, что указанная сделка является недействительной. Однако руководители коммерческих банков и их структур провели принципиальную смену руководства завода. Владея контрольным пакетом акций завода, избрали себя в совет директоров и провели массовое увольнение рабочих и служащих (более 70%). Организовали избиение и выбросили на улицу избранного трудовым коллективом директора завода А. Панова.

В результате произошло обвальное падение производства. Так, выпуск специальных и агрегатных станков составлял в 1993 г. - 185 шт., в 1995 г. - 27 шт., автоматических линий в 1993 г. - 4 линии, в 1995 г. - 2 линии. В 1996 г. производство станкостроительной продукции на заводе практически остановилось. Ввиду свертывания производства станков и линий, сокращения численности рабочих и служащих, завод в ближайшие годы не в состоянии обеспечить поставку оборудования для технического перевооружения автомобильной промышленности, предприятий тракторного и сельскохозяйственного машиностроения России и стран СНГ (ВАЗ, ГАЗ, КамАЗ, ЗИЛ, КрАЗ, Ростсельмаш, ПО "Москвич" и др. предприятия).

Освобождаемые производственные площади сдаются в аренду коммерческим структурам под офисы и склады. Инженерные корпуса и столовая (3-й этаж) завода заняты коммерческими банками "Оргбанк", "Кэибанк" и их структурами. Действия новых акционеров завода из коммерческих банков и их структур направлены на полное свертывание производства, увольнение рабочих и специалистов, чтобы снять проблему выплаты заработной платы, а получать доходы от сдачи помещений в аренду. Конечная их задача привести завод к полному банкротству и выкупить его для использования в коммерческих целях. Завод расположен на территории 17,5 га земли (у станции метро "Ленинский проспект"), имел хорошо развитую социальную инфраструктуру (22 жилых дома; 2 детских сада в отдельно стоящих двухэтажных домах; 2 высотных общежития; загородный пионерский лагерь в Румянцеве Московской области с четырьмя спальными корпусами на 320 мест, столовой и клубом; база отдыха на побережье Черного моря в г. Анапе, база отдыха с 20 домами на 42-м км Казанской железной дороги и др.), объекты которой сдаются в аренду или распродаются.

Суммарные затраты приватизаторов около 1 млрд. руб. Стоимость уставного капитала завода с учетом переоценки основных фондов составляет более 800 млрд. руб., без учета стоимости землеотвода (17,5 га) и объектов социально-бытового назначения. За завод уплачено в 800 раз меньше его реальной стоимости. Несмотря на протесты, разграбление завода продолжалось.

Ниже приведены примеры "приватизации", поступившие от Тверской региональной комиссии. Предприятия Тверской области, проданные на аукционах, оказались в сложном экономическом и юридическом положении, поскольку коммерческие структуры, купившие эти предприятия, не выполняли договорные условия. В частности, АО "БИАКС", купившее киномеханический завод в г. Твери, не произвело инвестиций, предусмотренных договором. После продажи ликвидного имущества предприятия "Киномеханический завод" само предприятие было ликвидировано как юридическое лицо. Частные лица из АО "БИАКС", купившие завод за 20 млн. руб., продали остатки имущества - здание завода за 700 млн. руб.

В нарушение действующего законодательства постановлением коллегии МПС (Министерства путей сообщения) в декабре 1995 г. было создано ОАО "Промышленно-финансовая группа "Росвагонмаш", учредителями которого выступили 19 железных дорог России, заводы "ТВЗ", "НВЗ", Михайловский завод и несколько банков. Цель создания - аккумулирование и эффективное использование государственных денежных средств, направляемых МПС на закупку подвижного состава, инвестиции в вагоностроительную отрасль, для новейших разработок и внедрения новых технологий.

За 1996 г. АО "ТВЗ" поставил для ОАО "Росвагонмаш" около 250 вагонов, которые последний перепродал МПС (железным дорогам) по ценам, значительно превышающим закупочную у АО "ТВЗ" (наценка выше 20%). В результате в распоряжении ОАО "Росвагонмаш" оказалось свыше 80 млрд. руб. В то же время уровень рентабельности продукции АО "ТВЗ" резко снизился. При таких огромных суммах, осевших в ОАО "Росвагонмаш" от продажи тверских вагонов, руководство АО "ТВЗ" не имеет информации, какая сумма будет возвращена для реконструкции "ТВЗ" и финансирования разработки вагонов новейшей конструкции. Задержки заработной платы на АО "ТВЗ" составляет 3 месяца. Завод практически оказался в экономической зависимости от ОАО "Росвагонмаш", которое, являясь посредником между АО "ТВЗ" и МПС, ведет собственную экономическую политику, не соответствующую изначальной цели создания. На сегодняшний день ОАО "Росвагонмаш" диктует цены на все комплектующие, необходимые для производства вагонов, цены на которые на 20-70% выше цен, по которым АО "ТВЗ" мог бы сам приобретать необходимые материалы, что приносит ОАО "Росвагонмаш" дополнительную прибыль.

Вызывает недоумение создание ОАО "Росвагонмаш" проектно-конструкторской организации ОАО "Магистраль", которое на базе Московского вагоностроительного завода разрабатывает вагоны новых моделей. Это делается в то время, когда конструкторский отдел Тверского завода, имеющего столетний опыт, на грани роспуска из-за отсутствия средств. Мощное ЦКБ транспортного машиностроения в г. Твери в аналогичном положении. Из-за отсутствия средств в тяжелом финансовом состоянии находится Тверской институт вагоностроения. Трудно объяснить и целесообразность создания новых производств, например в г. Тихвине на Демиховском заводе по производству тележек для электричек, в то время когда простаивают мощности производства этих тележек в Твери. Получая активы МПС (денежные, ценные бумаги, квоты на железнодорожные перевозки) ОАО "Росвагонмаш" в экономической ситуации, сложившейся в стране в результате неплатежей, получает дополнительную прибыль, используя в схемах взаиморасчетов ценные бумаги, которые приобретает с большими скидками. Фактически на деньги МПС ОАО "Росвагонмаш" скупает акции приватизированных предприятий, например, имеет более 20% акций вагоностроительного завода, строит жилье для своих работников, создает и финансирует собственные производства. ОАО "Росвагонмаш" является коммерческой структурой, созданной МПС, которое получает государственные деньги и ведет самостоятельную экономическую политику, не соответствующую интересам государства. Остальными предприятиями, связанными с ОАО "Росвагонмаш" экономическими отношениями, занимаются рабочие группы Комиссии по анализу итогов приватизации в г. Ростове и Московской области.

Таких примеров уничтожения не только производства, но и высокоинтеллектуального исследовательского и конструкторского потенциала страны - тысячи.

Химическая и нефтехимическая промышленность.

Стратегически важные и такие высокодоходные отрасли, как химическая и нефтехимическая, подверглись разгосударствлению в числе первоочередных. Уже в 1994 г. удельный вес негосударственных (приватизированных) предприятий составил 95%. Банки и мафиозные структуры гнались за большими прибылями. В этих отраслях наиболее контрастно прослеживается политика международных монополистов, направленная на превращение нашей страны в сырьевой придаток: вывезти из России сырье, а вернуть по завышенным ценам продукты его переработки. Примером тому является падение производства нефтепродуктов. Так, в 1996 г., по сравнению с доперестроечным временем, первичная переработка нефти снизилась на 43%, производство бензина - почти на 40%, дизельного топлива - на 38%, мазута топочного - на 36%, а завоз из-за рубежа по резко увеличенным ценам возрастает.

Обвально сократилось производство стратегически важных продуктов. Производство серной кислоты по сравнению с уровнем 1989 г. упало в 2,5 раза, соды каустической - в 2,7 раза, минеральных удобрений - в 262 раза (практически вся эта подотрасль приватизирована иностранцами), синтетических смол и пластмасс - в 2,4 раза, химических волокон и нитей - в 5,5 раза.

За один 1996 г. снижение производства составило: серная кислота - 17%, сода кальцинированная - 20%, сода каустическая - 25%, удобрения минеральные - 5%, синтетические смолы и пластические массы - 22%, волокна и нити химические - 38%, синтетические каучуки - 7%.

Приведенные данные свидетельствуют о катастрофическом разрушении отрасли, которую покинуло около двух третей работавших, резко возросли издержки производства, нормой стали несвоевременные выплаты зарплаты. Научно-конструкторская база раздроблена, а научные сотрудники, если не переквалифицировались в торгашей-спекулянтов, влачат нищенское полуголодное существование

Отрасль не продана, а практически за мизерные гроши, почти даром, роздана новорожденным российским мафиози и иностранным фирмам. Так, крупнейшее предприятие "Азот" Кемеровской области (численность занятых 10 700 чел.) оценено в 15,1 млн. долл., Омский нефтеперерабатывающий завод (18 800 чел.) - в 50 млн. долл., Уралнефтегаз (18 800 чел.) - в 29,5 млн. долл., Уралкалий (13 700 чел.) - в 7,7 млн. долл, Пермьнефтеоргсинтез (10 000 чел.) - в 24,1 млн. долл. Средние, по числу занятых, предприятия, как то: Омский каучук (5,1 тыс. чел.), Воскресенские минеральные удобрения (9,1 тыс. чел.), "Карболит" (Московская обл.), Волжский оргсинтез, Невинномысский "Азот" (Ставропольский край), Новокуйбышевский нефтехимический комбинат - оценены от 8,5 до 3,4 млн. долл. Такие предприятия, как Сибволокно (5 тыс. чел.), Волгоградвитамины (6 тыс. чел.), Синтезспирт Самарской обл. (3,6 тыс. чел.), Уралоргсинтез (5,7 тыс.чел.), Уфимский завод эластомерных материалов (5,2 тыс. чел.), при продаже на аукционах были оценены от 2 до 3 млн. долл. за каждое предприятие. И совсем смехотворной оказалась оценка таких предприятий, как Химволокно Кемеровской области с численностью 5,6 тыс. человек, которое оценено в 1 млн. 470 тыс. долл., и Уралхимпласт, где работали 4610 человек. Его оценка составила 1 млн. 564 тыс. долл. США, или 326 долл. на одного трудящегося.

В результате распродажи по дешевке многие предприятия нефтехимического комплекса оказались "под колпаком" кавказской мафии и иностранных инвесторов. Активно проводились работы по окончательному вытеснению федеральных властей из управления предприятиями подотраслей этого комплекса. Пример тому - справка о приватизации Кирово-Чепецкого химического комбината, направленная в Государственную Думу представителем Госкомимущества А.П. Андреевым, где, в частности, говорится:

Психология bookap

"Продление представления интересов государства - это повторение неудачного опыта представления интересов государства чиновником"?!

Так был парализован химический и нефтехимический комплекс России, и его разрушение продолжается. Яркий пример - история создания и крушения ОАО "Росшина", "Сибур" и других.