Восприятие, опосредованное энергией эмоций


...

Эмпатия

Эмпатия (от англ. вчувствование) – специфическая система отражения партнеров по взаимодействию. Основу эмпатии составляет эмоциональная отзывчивость и интуиция, но при этом значительную роль играет разум, рациональное восприятие одушевленных объектов. В психологической литературе эмпатия трактуется как способность входить в состояния другого, как сопереживание и сочувствие. На наш взгляд, такая точка зрения нуждается в существенных дополнениях.

В расхожих определениях эмпатии упускается два обстоятельства: функция и необходимость проявления данной психической реалии. Действительно, для чего в репертуаре психического существует эмпатическая система отражения другого (окружающих людей) и когда в ней возникает потребность?

На наш взгляд, эмпатия как рационально-эмоционально-интуитивная форма отражения является особенно утонченным средством «вхождения» в психоэнергетическое пространство другого человека. С помощью эмпатии «пробивается» защитный энергетический экран партнера, а для этого необходима повышенная «проходимость». Таковая возникает, когда человек демонстрирует другому соучастие и сопереживание.

Таким образом, соучастие и сопереживание – не смысл и не функция эмпатии, а всего лишь эмоциональные средства достижения некой иной цели. Но какой? Необходимость в эмпатии возникает в тех случаях, когда надо выявить, понять, предвосхитить индивидуальные особенности другого и затем воздействовать на него в нужном направлении. В таком смысле эмпатия – ценнейшее орудие познания человеческой индивидуальности, а не просто способность демонстрировать соучастие и сопереживание.

На самом деле, мы очень часто оказываемся перед необходимостью глубинного постижения другого человека. Без этого невозможно воспитывать его, добиваться расположения и доверия, создавать условия для самореализации, побуждать к хорошим поступкам, убеждать быть дисциплинированным и т. д. Мы хотим понять причины и следствия, управляющие партнером.

Часто необходимо разгадать «механику» его самопроявлений – поступков, свойств, состояний, отдельных реакций. Но человек – будь то ребенок, подросток или взрослый – не доступен для логического анализа, а в некоторых случаях сознательно маскирует свою индивидуальность или неосознанно дает о себе ложную информацию. Часто случается так, что ни формальная логика, ни профессиональные знания, ни воспоминания о типичном и подобном не позволяют понять и упредить человеческую индивидуальность. И тогда в ход идет эмпатия – древнее, испытанное средство рационально-эмоционально-интуитивного отражения Я другого.

Эмпатия позволяет постичь сущность другого. Не столько понять, сколько уловить тайные движения его души: суть мотивов и смысл поступков, источники интересов или апатий, причины лжи или искренности, цели замкнутости или развязности и т. д.

Когнитивное в эмпатии, на наш взгляд, проявляется в особой сопричастности человека к окружающим – в непроизвольном внимании, в склонности наблюдать за другими, в цепком восприятии реакции, состояний и свойств всякого другого. Око – не дремлет, ухо – востро, ощущения – обострены, восприятие – концентрировано, мышление – актуализировано. Все познавательные психические процессы личности автоматически направлены на другого, что является следствием ее установок, экстравертированности, безусловного интереса к окружающим вообще. Таким образом, когнитивный момент в эмпатии – это не формальная логика, не оценочная реакция, но спонтанная аналитическая переработка информации о другом, поступающей одновременно по разным сенсорным каналам. Другой человек при этом не обязательно значимый.

Эмоциональное в эмпатии связано с пониманием другого (эмпатируемого) на основе имеющегося у человека (эмпатирующего) эмоционального опыта, посредством неосознанных эмоциональных ассоциаций и переносов: я бы переживал, реагировал так (не так); я обычно воспринимаю, оцениваю это так (не так); меня обычно это волнует (не волнует) и т. д. Для подобного понимания другого человек использует свои эмоции, прикладывая к ним, словно к эталонам, поступки и состояния другого. Отсюда следует, что особенности эмоциональных стереотипов эмпатирующего скажутся тем или иным образом на расшифровке субъектной реальности эмпатируемого.

► Эмпатия – это форма когнитивно-эмоционально-интуитивного отражения другого человека, которая позволяет преодолеть его психологическую защиту и постичь причины и следствия его самопроявлений – свойств, состояний, реакций – в целях прогнозирования и адекватного воздействия на его поведение.

Постичь причины и следствия самопроявлений другого означает понять, почему, когда, для чего, с кем (чем) он:

• это делает, говорит, думает, воспринимает, запоминает, вспоминает;

• хочет подумать, сказать, сделать;

• проявляет свои интересы, потребности, способности.

Спрогнозировать поведение другого означает понять, как, когда, почему, с какой целью он:

• сделает, скажет, подумает по данному поводу; сможет реализовать свои мотивы, желания, потребности;

• допустит или не допустит определенные ошибки.

Адекватно воздействовать на другого означает понять, как, когда, с какой целью влиять на него, чтобы:

• вызвать желаемые изменения в его мыслях, памяти, восприятии, словах, поступках;

• вызвать желаемые перемены в его потребностях, мотивах, интересах, планах.

Глубокой и достоверной эмпатии препятствуют различные обстоятельства, связанные как с эмпатирующей стороной, так и с эмпатируемой. Начнем с партнера, который пытается при помощи эмпатии постичь сущность самопроявлений другой личности.

Основной недостаток, снижающий эффективность проникновения в энергетическое поле партнера – отчужденность, безразличие к личности как таковой. Отчужденность стала социальным нормативом поведения – каждый стремится к уединению, независимости, отстраненности, экономии физических и психических ресурсов. Другая личность обычно начинает нас интересовать тогда, когда от нее что-либо зависит, когда она препятствует нашим потребностям, интересам, доставляет какое-либо неудобство. В таких случаях возникают вопросы: чего она хочет, почему так себя ведет, как надо поступить с ней. Но это функционально-оценочный подход к другому. В нем много личного интереса, предвзятости и меркантилизма – всего того, что «зашумляет» эмпатию, делает ее фрагментарной и поверхностной.

► Неподдельный искренний интерес к другой личности как таковой, к ее субъектной реальности – основная предпосылка глубокой эмпатии.

Внимание и эмоциональное восприятие другого часто блокированы. Эмпатии мешает эгоцентрическая ориентация человека – он больше озабочен собственной персоной, чем кем-либо иным. На результатах эмпатии также плохо сказывается психологический дискомфорт личности. Если человек тревожен, агрессивен, депрессивен, невротизирован или просто слишком озабочен текущими проблемами, то ему не до того, чтобы глубоко постигать партнеров. В его психическом состоянии нет необходимых «степеней свободы», голова занята чем-то иным. Впечатление о причинах и следствиях поведения партнеров становится очень поверхностным. Отсюда проистекают спешные выводы, необоснованные советы или требования к другому. Эмпатическое постижение индивидуальности партнера подменяется стереотипными выводами о поведении среднестатистической личности.

Нередко эмпатия дает искаженную картину внутреннего мира другой личности вследствие того, что эмпатирующий необоснованно проецирует на партнера свои качества – недостатки, привычки, эмоциональный опыт или применяет сомнительные эталоны, мерки для оценки другой личности. Например, это могут быть устаревшие взгляды, житейские псевдомудрости или предвзятые суждения.

Эмпатические способности явно зависят от эмоциональных потенциалов личности, прежде всего от эмоциональной реактивности и активности. И, конечно, эмпатия снижается при малейших нарушениях в интеллектуальной сфере. Что можно ожидать от эмпатии, если у человека ограниченный объем восприятия, если он не наблюдателен, мыслит стереотипно и делает примитивные выводы?

Теперь об эмпатируемой стороне. Человек, сущность которого постигают, также способен препятствовать эмпатии, делая это специально или непреднамеренно. Прежде всего, надо упомянуть людей с мощным защитным экраном. Например, замкнутые, необщительные, отстраненные персоны. Их поведение обусловлено либо природными свойствами – интроверсией, то есть сниженной коммуникативностью, либо является следствием обдуманной позиции, результатом жизненного опыта. Так, многие убеждены, что надо держаться подальше от всех, меньше выставлять «душу на показ», реже искать сочувствие и чаще самостоятельно решать свои проблемы. Естественно, постичь методом эмпатии внутренний мир «закрытого» человека намного сложнее, чем «открытого».

Трудно понять и упредить поведение неискреннего человека, который имитирует социально одобряемые качества. Ради карьеры, личной выгоды, достижения согласия он умело изображает порядочность, альтруизм, демократичность, доброжелательность или общительность. Неискушенный наблюдатель принимает все за «чистую монету» и делает ложные выводы о причинах и следствиях его поведения.

Некоторые состояния партнеров неоднозначны, и это обстоятельство также затрудняет эмпатию. Например, легкая грусть может быть признаком печали, сентиментальности или релаксации. Агрессивное состояние предстает следствием прилива активности, физического недомогания, обиды, уязвленного самолюбия и т. д. Попробуй догадайся, что стоит за такой внешней формой поведения.

Установки, способствующие или препятствующие эмпатии, соответственно, облегчают или затрудняют действие всех эмпатических каналов. Эффективность эмпатии, вероятно, снижается, если человек старается избегать личных контактов, считает неуместным проявлять любопытство к другой личности, убедил себя спокойно относиться к переживаниям и проблемам окружающих.

Подобные умонастроения резко ограничивают диапазон эмоциональной отзывчивости и эмпатического восприятия. Напротив, различные каналы эмпатии действуют активнее и надежнее, если нет препятствий со стороны установок личности.

Проникающая способность в эмпатии расценивается как важное коммуникативное свойство человека, позволяющее создавать атмосферу открытости, доверительности, задушевности. Каждый из нас своим поведением и отношением к партнерам способствует информационно-энергетическому обмену или препятствует ему. Расслабление партнера содействует эмпатии, а атмосфера напряженности, неестественности, подозрительности препятствует раскрытию и эмпатическому постижению.

Идентификация – еще одно непременное условие успешной эмпатии. Это умение понять другого на основе сопереживаний, постановки себя на место партнера. В основе идентификации легкость, подвижность и гибкость эмоций, способность к подражанию.

Предлагаемая опросная методика для измерения эмпатии разработана на основе изложенных теоретических посылок. Интерпретация количественных и качественных значений теста основывается на совокупной выборке, охватившей 406 наблюдений (7 групп респондентов). В конечном варианте опросника осталось 32 вопроса, соответствующих различным критериям оценки качества тестового набора:

1. У меня есть привычка внимательно изучать лица и поведение людей, чтобы понять их характер, наклонности, способности.

2. Если окружающие проявляют признаки нервозности, я обычно остаюсь спокойным.

3. Я больше доверяю доводам своего рассудка, чем интуиции.

4. Я считаю вполне уместным для себя интересоваться домашними проблемами сослуживцев.

5. Я могу легко войти в доверие почти к любому человеку, если потребуется.

6. Обычно я с первой же встречи угадываю «родственную душу» в новом человеке.

7. Я из любопытства обычно завожу разговор о жизни, работе, политике со случайными попутчиками в поезде, самолете.

8. Если окружающие чем-то угнетены, мне обычно передается это состояние.

9. Моя интуиция – надежное средство понимания окружающих.

10. Проявлять любопытство к внутреннему миру другой личности – бестактно.

11. Часто своими словами я обижаю близких мне людей, не замечая того.

12. Я редко рассуждаю о причинах поступков близких мне людей.

13. Я редко принимаю близко к сердцу проблемы своих друзей.

14. Обычно за несколько дней я чувствую: что-то должно случиться с близким мне человеком, и ожидания оправдываются.

15. В общении с деловыми партнерами я обычно стараюсь избегать разговоров о личном.

16. Часто близкие или друзья упрекают меня в черствости, невнимании к ним.

17. Чужой смех обычно заражает меня.

18. Часто действуя наугад, я, тем не менее, нахожу правильный подход к человеку.

19. Я способен почувствовать малейшие оттенки состояния любимого человека.

20. Мне редко встречались люди, которых я понимал бы без лишних слов.

21. Невольно или из любопытства я часто подслушиваю разговоры посторонних людей.

22. Я могу оставаться спокойным, даже если вокруг меня волнуются.

23. Мне проще подсознательно почувствовать сущность человека, чем понять его, «разложив по полочкам».

24. Я спокойно отношусь к мелким неприятностям, которые случаются у кого-либо из членов семьи.

25. Мне было бы трудно задушевно, доверительно беседовать с настороженным, замкнутым человеком.

26. У меня художественная натура – поэтическая, артистичная.

27. Я без особого любопытства выслушиваю исповеди новых знакомых.

28. Я обычно расстраиваюсь, если вижу плачущего человека.

29. Мое мышление больше отличается конкретностью, строгостью, последовательностью, чем интуицией.

30. Когда друзья начинают говорить о своих неприятностях, я предпочитаю перевести разговор на другую тему.

31. Обычно я сразу замечаю, что у кого-то из близких плохо на душе.

32. Мне трудно понять, почему пустяки могут так сильно огорчать людей.

Оценка качества теста. Как и любой другой инструмент, психологический тест требует оценки качества. Были получены: Оценка информативности отдельных вопросов; коэффициент дискриминации для каждого вопроса; оценки надежности шкал эмпатии. На основе результатов факторного анализа сформированы и озаглавлены новые шкалы:


ris5.png

Показатели эмпатии в целом и по отдельным новым 4 шкалам статистически значимо различались у отдельных групп респондентов (р‹ 0,05) по всему комплексу использованных нами непараметрических критериев – модуля ANOVA системы Statistica for Windows v.5.5.

Показатели эмпатии у групп респондентов (балл)


ris6.png

Выявлена ведущая роль шкалы «эмоциональное понимание», ее наиболее весомый вклад в формирование итогового значения эмпатии – у всех групп этот показатель выражен существенно выше прочих 3 шкальных оценок и варьирует от 67,3 % к максимуму (8 баллов) у медсестер неврологического диспансера, до 85,6 % у администраторов, работающих в стоматологических клиниках.

Наиболее низкие у групп респондентов значения по шкале «непроизвольное внимание к субъектной реальности других» – в среднем 44,8 % к максимуму; при этом у медсестер неврологического диспансера данный показатель всего 34,5 % к максимуму, а у ассистентов врача-стоматолога он составил почти 49%

Казалось бы, получены приемлемые характеристики теста, однако дополнительные статистические процедуры (факторный и регрессионный анализ, ANOVA/MANOVA) показали необоснованность простого суммирования баллов, полученных по этим шкалам. Поэтому пришлось попарно объединить шкалы 1+3 и 2+4, и это правомерно с учетом статистических показателей. Новые две результирующие шкалы получили такие названия:

• шкала «непроизвольного внимания и интуиции» – НВИ;

• шкала «эмоциональной отзывчивости и понимания» – ЭОП.

Шкала «непроизвольного внимания и интуиции» отражает способность человека проявлять немотивированное внимание к субъектной реальности других людей и при этом закономерно руководствоваться интуицией, помогающей предвосхищать их сущность, состояния и поступки. Показатель НВИ – базис, обеспечивающий проявление эмпатических эмоций. Максимум 16 баллов.

Вопросы: + 1–3 +4 +6 +7 +9-10 + 14–15 +18–20 +21 +23 +26–27 -29.

Шкала «эмоциональной отзывчивости и понимания» измеряет способность человека эмоционально откликаться на эмоциональные состояния других и одновременно проникать в эти состояния при помощи эмоций, то есть постигать смысл этих состояний для других. Показатель ЭОП как бы надстраивается на эмпатическом базисе – НВИ. Максимум 16 баллов.

Вопросы: -2 +5 +8 -11 -12 -13 -16 +17 +19–22 +24–25 +28–30 +31–32.

Таким образом, две результирующие шкалы, по нашему мнению, вобрали в себя сущность сложного исследуемого явления – эмпатии, то есть когнитивно-эмоционально-интуитивного отражения другого человека на основе эмоционального опыта и богатства эмоций – их разнообразия, гибкости и широты проявления в контексте восприятия другого.

Однако в представленном виде две шкалы не коррелировали между собой, что опять-таки не позволяло механически складывать их числовые значения при вычислении общего показателя эмпатии и побуждало сделать вывод о том, что мы имеем дело с независимыми комплексами явлений – с непроизвольным вниманием и интуицией – с одной стороны и эмоциональной отзывчивостью и эмоциональным пониманием – с другой.

Более пристальный логический анализ результатов опросов показал, что при очень низких и очень высоких числовых значениях каждой результирующей шкалы явление эмпатии разрушается: в первом случае (низкие значения шкал) у индивида нет требуемых потенциалов, а во втором (высокие значения) – излишнее проявление внимания к другим, интуиции и, особенно, эмоциональности мешают эмпатии, «за-шумляют» ее. Так, врачи-стоматологи с очень высокими показателями эмоциональности, по нашим наблюдениям, оказывались неспособными адекватно распознавать состояния своих пациентов и неадекватно проявляли эмоции в отношениях с ними, что вызывало защитные реакции – недоверие к врачу, осторожные оценки в адрес его личности.

Дальнейший статистический анализ показал, что каждому уровню шкалы НВИ (низкому, среднему и высокому) соответствуют те или иные средние балльные оценки шкалы ЭОП. При этом средние оценки шкалы ЭОП на каждом уровне статистически различаются между собой:


ris7.png

В результате такого структурирования данных мы убедились в том, что имеем статистически достоверное различие значений показателей шкалы ЭОП в зависимости от уровней шкалы НВИ. Этот факт позволяет задать балльные дискретные значения итогового показателя эмпатии, где виден переход от уровней значений результирующих шкал к статистически обоснованным уровням проявлений итогового балльного показателя эмпатии.

Дискретные значения итогового показателя эмпатии в зависимости от сочетания уровней результирующих шкал (балл)


ris8.png

На основе проведенного исследования, мы считаем обоснованным следующий подход к индивидуальным показателям эмпатии, выявленным с помощью предложенного тест-опросника. Эмпатия как психическое свойство проявляется только при определенных потенциалах непроизвольного внимания к другим в сочетании с интуицией – с одной стороны, и при наличии определенного уровня эмоциональной отзывчивости и понимания других на эмоциональной основе – с другой стороны.

При дефиците этих составляющих эмпатия практически отсутствует, а при избытке эмоциональности – эмпатия искажается либо становится амбивалентной, то есть двойственной и противоречивой характеристикой индивида, когда трудно предугадать ее роль в восприятии других. Диапазоны шкал НВИ и ЭОП формируют итоговый показатель эмпатии, соответствующей той или иной зоне – дефицита, нормы, амбивалентности, деформации.

Пределы проявления зон эмпатии и соответствующий им итоговый балл


ris9.png

С помощью предлагаемого нами макета легко определить зону эмпатии, в которой могут оказаться индивидуальные данные, полученные респондентом по шкалам НВИ и ЭОП. На макете отсутствует зона 4, что не противоречит общей логике, а лишь отражает дискретность исследуемых показателей. Заметим также, что макет для оценки индивидуальных показателей эмпатии не применим для анализа средних групповых показателей, так как из-за наличия и низких, и высоких значений в одной и той же группе происходит их существенное усреднение, что обусловливает иные приемы сопоставления итоговых оценок эмпатии. Тем не менее, когда получен итоговый балл для группы респондентов, его значение можно расшифровать с помощью макета, то есть увидеть, в какой зоне он находится (Бойко В. В., Клиценко О. А. Оценка эмпатии личности. СПб., 2002).


ris10.png

Макет для определения зон проявления эмпатии и соответствующих итоговых ее значений с учетом индивидуальных оценок по шкалам НВИ и ЭОП (балл).