ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗВЕРИНАЯ АЛЧНОСТЬ

I. КРЫСЫ В КОВЧЕГЕ. (Воровки, мародерки, мошенницы, шпионки.)

II. ЖИВОЙ ТОВАР


...

БЛУДНИЦЫ ДРЕВНЕГО МИРА

В Древней Индии религиозные корни проституции прослеживаются особенно отчетливо в связи с особенностями верований, в которых был широко распространен культ Линга (символа божественной производящей силы — мужского члена) и Йони (символ женских половых губ). Этот культ славил животворную силу Природы и реализовывался в массовых сексуальных оргиях.

Половое сношение было обязательной частью жертвоприношения и символизировало бесконечность жизни.

Но кроме массовых оргиастических форм богослужения имела широкое распространение и профессиональная храмовая проституция.

Ее основными представительницами были так называемые баядеры, среди которых выделялись две категории. Первая из них была посвящена в жреческий сан верховным жрецом и составляла как бы постоянный штат храма главного бога Вишну или Шивы. Они не имели права покинуть храм без разрешения верховного жреца, но имели при этом возможность иметь постоянных возлюбленных из высших каст.

Баядеры, относящиеся ко второй категории, служили при небольших храмах и в принципе были свободны в своих действиях, живя вне храма и принимая участие в различных празднествах и увеселениях.

Но все они одинаково считались повенчанными с божеством, которому принадлежали все деньги, которые баядеры зарабатывали проституцией.

Баядеры нередко происходили из самых знатных каст, если их отцы в силу данного обета посвящали их храму. Готовились они к этой карьере еще с раннего детства, проходя специальное обучение, в программе которого главными предметами были танцы и музыка. Каждая баядера была искусной танцовщицей, что являлось необходимым условием ее службы.

АРГУМЕНТЫ:

«В индийской храмовой проституции пляска играла такую выдающуюся роль, что слово «танцовщица», «баядера» стало главным обозначением индийской проститутки.

В Кашмире танцовщицы с древнейших времен составляли класс проституток. Город Хангус давал наибольшее количество лучших проституток-танцовщиц, которые выступали в домах богатых людей и на публичных празднествах, и продавали свои ласки по самым различным ценам».

ИОГАНН БЛОХ. История проституции

Танец баядеры был одновременно и частью культового ритуала, и прелюдией к половому сношению.

Когда заканчивался срок подготовки девочки к карьере баядеры, ее торжественно посвящал в культовые таинства верховный жрец, но предварительно ее лишал невинности либо он сам, либо какой-нибудь представитель высших каст, заплатив весьма внушительную сумму, которая шла на нужды храма.

В дальнейшем баядера отдавалась мужчинам любой касты, и эго считалось настолько престижным занятием, что даже самые знатные семьи, не раздумывая, посвящали своих дочерей храму.

Баядеры были весьма образованными, умели достойно держаться в любом обществе и были весьма уважаемы, так что едва ли здесь уместны аналогии с вульгарными «жрицами любви» других эпох.


ris53.jpg

Религиозной проституции на Кипре и в Вавилоне достаточно много уделяет внимания в своих описаниях Востока Геродот.

Так, он рассказывает, что все женщины, родившиеся в Вавилоне, должны были хотя бы раз в своей жизни прийти в храм богини Милитты с целью отдаться там какому-нибудь чужеземцу. Деньги, заработанные таким образом, считались священными.

Историк Страбон описывает аналогичный храм Анаис в Армении. Этот храм имел довольно обширную территорию, обнесенную высокой каменной стеной. На этой территории и жили женщины, посвятившие себя служению богине Анаис. Вход сюда разрешался только иностранцам. Продолжительность службы этих женщин определялась их родственниками. Когда истекал положенный срок, женщина покидала храм, оставляя в пользу его все, что успела заработать. Как правило, она затем выходила замуж, причем жених справлялся в храме о ее поведении и успехах на поприще проституции. Чем большее количество иностранцев обратило на нее внимание, тем выше оценивались ее достоинства как будущей супруги.

Описывая Египет, Геродот отмечал: «Мужчины и женщины путешествуют по реке все вместе, без всякого различия пола. Пока длится это путешествие, некоторые женщины бьют в кастаньеты, мужчины играют на флейтах, прочие же поют и бьют в ладоши. Когда приближаются к какому-нибудь городу, лодки причаливают к берегу; одни женщины продолжают бить в кастаньеты, другие перебраниваются с женщинами, находящимися на берегу, а третьи танцуют, бесстыдно поднимая свои платья кверху».

Еще Геродот описывает массовые оргии в храмах богини Изис, когда сотни мужчин и женщин одновременно предаются самому разнузданному разврату.

Любопытна история постройки знаменитой пирамиды Хеопса. Она возводилась двадцать лет и стоила несметного количества денег. Все эти деньги были добыты исключительно путем проституции, причем одной-единственной женщиной — дочерью самого фараона. Так что эта пирамида свидетельствует не только о могуществе и славе фараона, но и об уникальных сексуальных талантах его дочери.

Но и это не все. Дочь великого фараона решила перекрыть собственный план и в ходе строительства этого архитектурного чуда увеличила сумму своего разового гонорара, чтобы можно было на вырученные с эксплуатации ее царственного тела деньги приобрести не один, как это было раньше, а два камня.

«Из этих камней, — писал Геродот, — по словам одного жреца, и была выстроена между тремя возвышающимися пирамидами четвертая».

О проституции в древнем Израиле сообщают в своих исследованиях Ч. Ломброзо и Г. Ферреро:

«У евреев, до окончательного издания Таблиц Законов, всякий отец имел право продать свою дочь в наложницы на известный срок, означенный в продажном контракте. Деньги, полученные при этой продаже, поступали всецело в пользу его, и девушка при этом ничего не получала, кроме тех случаев, когда господин ее выдавал ее замуж за своего собственного сына, а сам брал себе другую наложницу. Этой торговле дочерьми положил конец только Моисей: «Не продавай своих дочерей для того, чтобы земля не покрылась пятном и нечистью» (Кн. Левит. XIX).

Богу Молоху, который изображается в виде человека с телячьей головой и с протянутыми вперед руками, приносили в жертву муку, плоды, диких голубей, ягнят, баранов, быков и даже детей. Все эти жертвы бросались в одно из семи отверстий, зиявших на животе этого бронзового идола, внутри которого помещалась огромная печь, где они сжигались… Чтобы заглушить крики их, жрецы Молоха во время жертвоприношений поднимали страшный шум игрою на систрах и барабанным боем. Под этот-то шум поклонники его и совершали самые грубые и непристойные обряды.

Приверженность к подобным обрядам так глубоко укоренилась среди еврейского народа, что некоторые секты пытались ввести их в культ единобожия, чем осквернили свои храмы.

Поклонение Ваал-Феору или Вельфеору, любимому божеству мидианитян, распространилось среди евреев так сильно, что оно часто заменяло собою служение Богу Авраама.

По Seiden’y Вельфеор изображался в виде огромного истукана с приподнятым и свернутым на голове платьем, как бы для того, чтобы показать свои половые органы. Что касается пола его, то Mignot думает, что он был гермафродит, в то время как Dulaure того мнения, что истукан этот имел мужские половые органы. В храме, посвященном Вельфеору, жило множество женщин, которые продавались, и вырученные таким путем деньги клали на его алтарь. Во время известных религиозных обрядов в честь этого бога, совершавшихся ночью в глубине священных лесов, жрецы и поклонники его наносили друг другу ножами неглубокие раны и, разгоряченные вином и возбужденные музыкой, плясали до тех пор, пока гут же не падали без сознания в лужи собственной крови.

Несмотря на запрещение Торы, проституция эта, указания на которую мы находим даже во времена Маккавеев, продолжала существовать еще долгое время. Сюда принадлежат также фаллические празднества, которые совершались сообща евреями и моа- битскими девушками, устраивавшими у Бет-Эскимота палатки, где они торговали драгоценностями и своим телом (Кн. Моисея IV, гл. XXV)».

Историки отмечают широкое распространение как религиозной, таки гостеприимной проституции в Финикии, где существовал обычай отдавать отцами своих дочерей в пользование чужеземцам в знак уважения традиций гостеприимства. А храмы богини Астарты были местами сексуальных оргий, устраивавшихся с необычайным размахом и привлекавшими туда огромные толпы народа.

При въезде в город Карфаген находился целый квартал публичных домов, где девушки отдавались за довольно высокую плату иностранцам, чтобы заработать себе приданое, причем их было так много, что предложение намного превышало спрос, в то время как Карфаген был крупнейшим торговым центром Древнего мира, и недостатка в «гостях города» отнюдь не испытывал.

На Востоке в те эпохи все-таки преобладала религиозная проституция, чего не скажешь о Греции, где она развивалась строго параллельно со светской и эстетической проституцией.

Греция была первой страной, взявшей проституцию под государственный контроль и установившей четкие рамки ее функционирования в целостной общественной системе.

Эти меры связаны с именем великого афинского законодателя и мудреца Солона (ок. 638 — ок. 558 до н. э.), который, видя всеобщее падение нравов, провел государственную реформу всей системы семейно-сексуальных отношений граждан.

ФАКТЫ:

«Он ввел принудительные государственные меры: 1) для защиты брака и предупреждения нарушения супружеской верности и 2) для неограниченного удовлетворения внебрачных половых вожделений. Таким образом, произошло как бы провозглашение государством связи между принудительным браком и проституцией. Солон легализует проституцию, чтобы защитить брак!

Государственное право надзора и урегулирования брачной жизни, по взглядам Солона, простиралось так далеко, что он даже издал законодательные предписания относительно частоты исполнения супружеских обязанностей, которые обязывали супруга иметь со своей женой по меньшей мере три половых сношения в месяц.

В своем законодательстве Солон пользовался, например, удивительным государственным институтом — «гинекономани» (дословно «надзиратель за женщинами»), представляющими своего рода полицию нравов для приличных и уважаемых людей. Для проституток же и для людей падших, признанных бесчестными, существовал особый надзор.

Постановления солоновской полиции нравов, по Плутарху, следующие: «Он издал особый закон относительно выездов женщин, оплакивания ими умерших и поведения их на праздниках. При выездах женщина не могла брать с собою более трех платьев, пищи или питья более, чем на обол, и корзину длиннее локтя. Ночью она имела право выезжать не иначе, как в телеге и с фонарем впереди». Как мы уже упоминали, главную задачу своего законодательства о нравственности Солон видел в защите и укреплении брака, причем во всех своих действиях придерживался точки зрения так называемой «двойственной» морали, то есть мужчине разрешал добрачные и внебрачные отношения, а женщине запрещал.

Запретив удовлетворение полового инстинкта, признанного им самим необходимым, со свободными женщинами, он, будучи последовательным, должен был предоставить мужчинам для этой цели несвободных женщин. И он действительно предназначил для занятия проституцией «женщин, которые продаются публично», то есть рабынь.

Второй существенный пункт законодательства Солона о проституции заключается в том важном факте, что она впервые становится государственной светской организацией, в значительной степени потерявшей свой религиозный характер. Бордели Солона — государственные, а не храмовые. Государство управляет и надзирает за ними, государство получает пошлины от отдельных проституток. Солон, как сообщают, построил на эти доходы храм Афродите Пандемос».

ИОГАНН БЛОХ. История проституции

КСТАТИ:

«Законы подобны паутине: слабого они затягивают, а сильный их порвет».

«В великих делах всем нравиться нельзя».

«Кто для многих страшен, тот должен многих бояться».

«Советуй не то, что всего приятнее, а то, что всего

лучше».

СОЛОН ИЗ АФИН


Но общий дух Эллады оставался неизменным — его пронизывала торжествующая чувственность в самых различных ее проявлениях, как в обычных, так и в тех, что принято называть «извращенными».

Жизнь была сплошным празднеством физической любви, ненасытного влечения, которое греки ценили превыше всего, в том числе и объектов этого влечения, что в немалой мере способствовало укреплению института брака. Действительно, зачем бросать жену и уходить к другой, когда дело вовсе не в ней самой, а в желании, удовлетворить которое окружающая жизнь предоставляла великое множество возможностей.

В то время сложилась и иерархическая система проституции, разделения ее на различные специализации.

Самым низшим и примитивным звеном этой системы были бордельные и уличные проститутки. Они либо стояли, как в витрине магазина, у дверей борделя, либо бродили по улицам в поисках клиентов и отдавались им прямо на улице, в каком-нибудь укромном углу.

Были и такие, которые промышляли исключительно на больших дорогах — «дорожные», или на мостах — «мостовые», и даже «кладбищенские». В те времена не было современной перенаселенности, поэтому места для сношений всем хватало, нашлись бы желающие. А желающих было в избытке.

Следующую категорию представляли проститутки, которых можно было бы назвать богемными.

В отличие от бордельных и уличных проституток, которые были по сути сексуальными автоматами, эти создавали определенную эстетическую атмосферу, в которой секс был не самоцелью, а естественным следствием восприятия искусства.

Они развлекали своих клиентов игрой на различных музыкальных инструментах, пением, танцами, театральными представлениями, они были неизменным элементом всех празднеств и просто сборищ мужчин в кабачках и банях.

К этой же категории примыкали и многочисленные цветочницы, которые вместе с розами зачастую предлагали покупателям и себя. Сюда же можно отнести и натурщиц, позировавших для скульпторов и живописцев.

Высшую категорию греческих проституток составляли гетеры. Они обладали изысканными манерами, были широко образованны и считались вполне престижными подругами мужчин из средних и высших классов афинского общества.

ФАКТЫ:

«Число гетер было чрезвычайно велико. Ими пропитан весь культурный мир Греции, а во время империи и всех ее провинций. Выдающиеся умом и красотой гетеры пользовались международной славой, которая предшествовала им во время их путешествий и побуждала мужчин приезжать к ним. К аттической гетере Гнафене, например, приехал любовник, привлеченный ее славой, даже из Геллеспонта. Отдельные черты из жизни и любви этих знатных проституток были известны всему миру. Люди передавали друг другу их словечки и остроты, говорили об их благородных и неблагородных поступках, об их гонорарах и связях с царями, государственными деятелями, ораторами, философами. Собрание всех этих сведений составляет знаменитая тринадцатая книга «Пира софистов» Атенея».

ИОГАНН БЛОХ. История проституции

КСТАТИ:

* Один из знакомых греческого философа Аристиппа осуждал его за то, что он живет с гетерой. «Но разве не все равно, — сказал Аристипп, — занять ли такой дом, в котором жили многие, или такой, в котором никто не жил?» — «Все равно», — отвечал тот. — «И не все ли равно — плыть на корабле, где уже плавали тысячи людей, или где еще никто не плавал?» — «Конечно, все равно». — «Вот так же, — сказал Аристипп, — все равно, жить ли с женщиной, которую уже знавали многие, или с такой, которую никто не трогал».

* Аристипп был любовником гетеры Лайды. Тем, кто осуждал его, Аристипп говорил: «Ведь я владею Лайдой, а не она мною; а лучшая доля не в том, чтобы воздерживаться от наслаждений, а в том, чтобы властвовать над ними, не подчиняясь им».


При этом разнообразии форм и специализаций проституции ее религиозная ветвь не сдавала своих исконных позиций.

Процветающий культ Афродиты выражался в крайне разнузданных оргиях, привлекавших толпы приверженцев этой формы сексуального общения.

По свидетельству историка Страбона, в храме Афродиты в Коринфе постоянно проживало более тысячи проституток, которые отнюдь не страдали от безделья.

Многочисленные празднества в честь Афродиты, Диониса, Адониса были по сути массовыми оргиями, гигантскими по масштабам сеансами группового секса, лишь слегка окрашенного элементами богослужения.

Аналогичным культу Афродиты был культ Венеры в Риме.

ФАКТЫ:

«Одним из самых древних храмов в нем был храм Венеры Сlоа-cinae, около которого по вечерам собирались куртизанки в поисках поклонников, и часть заработанных ими денег посвящали этой богине.

В Риме и вообще в Италии рядом с проститутками принимали участие в циничных приапических празднествах также и замужние женщины, матроны, которые отличались от куртизанок только тем, что носили покрывала. Очень часто при таких церемониях золотые венки и гирлянды цветов вешались не только на голову чтимого божества, а также на его половые органы.

Точно также совершались празднества в честь бога Мутинуса, Мутунуса или Тутинуса, который отличался от изображения бога Приапа тем, что изображался сидящим на троне, а не стоящим, как последний. Культ этого божества представляет собой древнейшую форму религиозной проституции в Риме. Выходившая замуж девушка, прежде чем отправиться в дом к своему жениху, приводилась к статуе этого божества и садилась к нему на колени в знак того, что она как бы приносит ему в жертву свою девственность.

Лактанциус делает намеки на то, что девушки нередко не удовлетворялись одним сидением на коленях этого бога, стало быть, приношение в жертву девственности бывало иногда реальным фактом Замужние женщины в случае своего бесплодия обращались также к этому божеству и снова садились на его колени, чтобы сделаться плодовитыми.

По словам Св. Августина, в постели новобрачных часто клали изображение богини Пертунды или Претонды, чтобы помочь супругу в его трудном деле дефлорации.

Культ богини Изис даже в более цивилизованные времена был не более как особый вид проституции. Храм ее и посвященные ей рощи служили местом свидания для пар, расторгнувших свои брачные узы, и для влюбленных. Посредницами между последними являлись жрицы, занимавшиеся устройством свиданий, передачей писем и всякими иными делами, имевшими целью помочь обольстителю увлечь свою жертву».

Ч. ЛОМБРОЗО, Г ФЕРРЕРО. Женщина преступница и проститутка

В Риме насчитывалось 8 храмов Изиды (Изис), у которых постоянно ждали своих клиентов толпы храмовых проституток, как и V храма матери богов, Кибелы, располагавшимся на Палатинском холме.

Проституция процветала и во время многочисленных празднеств, спортивных состязаний и цирковых представлений.

Знаменитые римские сатурналии — всеобщие праздники радости — неизменно имели два отделения. Первое — «ночь пьянства» или «пьяная ночь» и день безудержного разврата, в котором участвовал практически весь город.

Римские вакханалии по уровню разврата не уступали сатурналиям, но проводились более изолированно.

Наряду с религиозной, в Риме процветала и гражданская проституция, масштабы которой далеко превосходили греческую. Вообще Рим уверенно лидировал среди всех городов и государств Древнего мира в плане тотальной развращенности населения.

Храмы, улицы, хижины бедняков и дворцы патрициев, базары, цирки, театры — все они были аренами разврата.

В театрах, например, по окончании представления непременно устраивались массовые оргии.

В своих исследованиях Ломброзо отмечает и такую особенность римской проституции: «В Риме существовал особый род проституции, которая совершенно не подчинялась надзору эдилов и которую можно было бы назвать эстетической или изящной, соответственно тому, как в латинском языке она называлась словом «Ьопа». Куртизанки, принадлежавшие к этому классу, назывались «bonae meretrices», что указывало на их более высокое совершенство в их ремесле. В действительности они не имели никакого отношения к обыкновенным несчастным жертвам прости туции. У всех у них были свои привилегированные любовники, «amasii» или «amici», и они совершенно напоминали греческих гетер. Как и последние, они имели большое влияние на моду, на искусства, литературу и вообще на все патрицианское общество».

Но и высшее общество того времени, однако не могло избежать тотального влияния примитивной проституции. Достаточно вспомнить императрицу Мессалину, которая развлекалась не только великосветскими оргиями, но и лично принимала случайных клиентов в публичных домах самого низкого пошиба.

КСТАТИ:

«Чуждые нравы пришли вместе с бесстыдной корыстью, И расслабляющее богатство роскошью гнусной Сокрушило нам жизнь. Что пьяной Венере заветно?..»

ЮВЕНАЛ