ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗВЕРИНАЯ АЛЧНОСТЬ

I. КРЫСЫ В КОВЧЕГЕ. (Воровки, мародерки, мошенницы, шпионки.)


...

II. ЖИВОЙ ТОВАР

«Шлюха готова с любым спознаться за сходные деньги,
Тело неволит она ради злосчастных богатств.

Все же ненавистна и ей хозяина жадного воля
— Что вы творите добром, по принужденью творит.

Лучше в пример для себя неразумных возьмите животных.

Стыдно, что нравы у них выше, чем нравы людей.

Платы не ждет ни корова с быка, ни с коня кобылица,
И не за плату берет ярку влюбленный баран.

Рада лишь женщина взять боевую с мужчины добычу,
За ночь платят лишь ей, можно ее лишь купить».

ОВИДИЙ

ИСТОКИ

Очень часто проституцию называют «древнейшей профессией». Есть взять на веру это утверждение, то трудно будет избежать вполне естественного вопроса: зачем было первобытным мужчинам платить за то, что и без того было так же доступно им, как вода в реке или желуди под дубом? Ведь мы знаем, что это были эпохи господства так называемого промискуитета — беспорядочной половой жизни, когда люди не знали стыда и совокуплялись друг с другом так же запросто, как это делают животные. В гаком случае, как и зачем возникла необходимость платить за это общедоступное удовольствие?

Возможны три логических объяснения этого явления.

Первое. Какой-нибудь ледащий мужичонка, настолько жалкий и отвратительный, что его не подпускала к себе ни одна из общедоступных самок, решил пойти в обход Природы и добился расположения предмета своих притязаний, дав ей часть своей порции мяса или найденное в лесу необычайно красивое птичье перо. В результате дама смекнула, что таким образом можно без всякого труда получать вполне осязаемые жизненные блага, если, конечно, приучиться к преодолению естественного отвращения. И она приучилась. А за ней — вторая, третья и т. д.

Второе. Некая дама, обладая совершенно уникальными сексуальными способностями, заметила повышенный спрос на себя, превышающий ее потребности, и решила: если уж уступать без желания, то, по крайней мере, не без материального возмещения этого неудобства. И начала ставить условия. Часть мужчин гневно отвергли их, заявив, что этого добра и так в избытке, а другая часть рассудила, что обслуживание такого уровня действительно нуждается в некотором поощрении, и начала платить…

Третье. Ленивая, не способная ни к какому полезному для племени труду, но авантюристичная дама интуитивно предвосхитила деяния своего отдаленнейшего потомка…

-------------------------------------------------

ИЛЛЮСТРАЦИЯ:

«Небольшая, высеченная в скале галерея вела в конусообразный провал. Галерея кончалась балкончиком, стоя на котором, можно было увидеть на дне Провала лужицу малахитовой зловонной жидкости. Этот Провал считается достопримечательностью Пятигорска, и поэтому за день его посещает немалое число экскурсий и туристов-одиночек.

Остап сразу же выяснил, что Провал доя человека, лишенного предрассудков, может стать доходной статьей.

«Удивительное дело, — размышлял Остап, — как город не догадался до сих пор брать гривенники за вход в Провал. Это, кажется, единственное место, куда пятигорцы пускают туристов без денег. Я уничтожу это позорное пятно на репутации города, я исправлю досадное упущение».

И Остап поступил так, как подсказывали ему разум, здоровый инстинкт и создавшаяся ситуация.

Он остановится у входа в Провал и, трепля в руках квитанционную книжку, время от времени вскрикивал:

— Приобретайте билеты, граждане! Десять копеек! Дети и красноармейцы бесплатно! Студентам — пять копеек! Не членам профсоюза — тридцать копеек!»

ИЛЬЯ ИЛЬФ, ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВ.

Двенадцать стульев

--------------------------------------------

Так ли оно было в доисторической древности, или не так, можно только предполагать, но факт зародившейся в те времена торговли женским телом (а затем и мужским) остается фактом, характерным для всех эпох человеческой истории.

И древность происхождения проституции тоже является фактом, обсуждаемым еще с незапамятных времен.

АРГУМЕНТЫ:

«Люди еще не умели с огнем обращаться, и шкуры,
Снятые с диких зверей, не служили одеждой их телу;
В рощах, в лесах или в горных они обитали пещерах
И укрывали в кустах свои заскорузлые члены,
Ежели их застигали дожди или ветра порывы.
Общего блага они не блюли, и в сношеньях взаимных
Были обычаи им и законы совсем неизвестны.
Всякий, добыча кому попадалась, ее произвольно
Брал себе сам, о себе лишь одном постоянно заботясь.
И сочетала в лесах тела влюбленных Венера.
Женщин склоняла к любви либо страсть обоюдная, либо
Грубая сила мужчин и ничем неуемная похоть.
Или же плата такая, как желуди, ягоды, груши».


ТИТ ЛУКРЕЦИЙ КАРР. О природе вещей (I в. до н. э.)

Извечный спор:

«Все куплю, — сказало злато,
Все возьму, — сказал булат».


Значит, проституция все-таки родилась либо из невозможности привязать к себе женщину похотью, либо из невозможности добыть ее силой. Вот тогда-то на сцену вышло злато.

Но сугубо корыстный индивидуальный мотив, тем не менее, не является единственным условием возникновения проституции, о чем свидетельствуют исследования быта и нравов диких народов, сохранивших до нового времени и пережитки первобытного промискуитета, и культового разврата (по современным понятиям).

ФАКТЫ:

«Во время празднества «нанга» на островах Фиджи всякая женщина добровольно становится женой того, кто поймал ее во время состязаний в бегах. В это время отменяется табу на различные пищевые средства, так что «не было больше собственности на женщин и свиней».

Миклухо-Маклай (1846–1888) сообщает об оранг-сакаи на малайском материке: «Девушка через несколько дней или недель после замужества с согласия мужа добровольно отправляется к другому, с которым тоже живет более короткое или более долгое время. Таким образом она совершает круг, обходя всех мужчин данного общества, пока не дойдет очередь до ее первого мужа, у которого она, однако, опять не остается, а продолжает заключать такие регулируемые случаем или ее желанием браки».

У племени яунде в Камеруне муж тем более уважает жену, чем больше у нее было любовников.

Негры Того с пренебрежением говорят о невинных девушках, которые до замужества не имели любовников: «Будь она красива, мужчины пришли бы к ней».

В старом Никарагуа до брака господствовала свобода половых отношений. Чтобы расположить к себе девушку, ей давали несколько зерен какао. Эти отношения существовали с ведома отцов, были дозволены и не являлись проституцией. Там бывали празднества, на которых свободные сношения разрешались даже замужним женщинам.

В Перу на всех празднествах господствовали свободные половые сношения, которые нередко совершались публично. Кроме того, всякая императорская мумия имела целый придворный штат мужчин и женщин, которые под предлогом, что это делается по ее распоряжению, предавались промискуитету.

На островах Новопомерания и Новолауенбург вдовы считаются общим достоянием всех мужчин. В Ниссау также вдовы считаются в половом отношении принадлежностью всех своих односельчан, причем начальник имеет преимущество перед другими. Нередко такую женщину потом искусственно откармливают, убивают и съедают.

На архипелаге Бисмарка и на Соломоновых островах проституция существует во время известных празднеств. Во время праздника «уну» начальник нанимает нескольких девушек для своих гостей. Во время австралийского праздника «корроборее» половые акты совершаются публично, и проститутки предоставляются в распоряжение чужих мужчин.

Как урегулированное учреждение, проституция встречается в Западной Африке.

В Африке на проституцию существенное влияние оказало рабство. Известно, что большинство проституток — рабыни. Но и здесь нельзя отрицать происхождения проституции из свободных половых отношений. Так, прежде на Золотом Берегу молодым людям время от времени покупали девушку и помещали ее в особую хижину, где она обязана была отдаваться каждому желающему за небольшой подарок по его собственному усмотрению. Покупатели рабынь-проституток — последних в каждой деревне было несколько (или по крайней мере одна) — получали их доходы и заботились о их содержании. Особые хижины, предназначенные для проституток, можно уже рассматривать как первоначальную форму борделя. Торговле»! девушками часто занимались богатые женщины.

Проституция в целях гостеприимства очень распространена в Экваториальной Африке, так как здесь смотрят на женщину как на доходную статью, прелести которой должны приносить еще большую прибыль, чем работа рабов. Поэтому мужья охотно предлагают своих жен богатым чужестранцам и умеют изгонять, в случае надобности, их скромность с «кассинго» в руках.

Аналогичный вид проституции существует у даяков на острове Борнео и у тенгерезов на Яве.

Связь между проституцией и свободной половой жизнью молодежи в давние времена доказывается также древним обычаем добрачной проституции с целью скопить себе приданое, засвидетельствованным не только у дикарей, но и у лидийцев и этрусков. Если незамужние девушки, как об этом сообщает, например, Геродот (между 490 и 480—ок. 425 до и. э.) о фракийцах, могли вступить в половые отношения с кем хотели, в то время как замужних женщин строго охраняли, то эта добрачная распущенность могла привести к проституции, так как для вступления в брак требовалось приданое.

Так, Геродот сообщает (книга I, глава 93): «Дочери лидийцев проституируются ради денег и накопляют себе таким образом приданое. Они занимаются этим, пока свободны, и сами подыскивают себе мужей». Точно так же продавали себя, чтобы заработать приданое, девушки на берегу Кипра. У этрусков, представляющих, как полагают, потомков лидийцев, также существовал этот обычай.

Известен он и у некоторых арабских племен Северной Африки Но такая форма проституции не накладывает на девушку пи малейшего пятна, напротив, неоднократно сообщалось о том, что именно эти девушки являются особенно желанными женами, очевидно, не только ради их приданого.

Тот же вольный взгляд наблюдается и в низших классах европейских культурных народов, в среде которых проститутки отнюдь не пользуются таким презрением, как в средних и высших классах. Если проституция произошла первоначально из ничем не ограниченной свободы половых отношений и до настоящего времени является последним свидетельствующим о них пережитком, то нет ничего удивительного, что она впитала в себя те элементы свобод ной половой жизни, которые придают ей антииндивидуальный, общий характер.

Это религиозные и художественные элементы примитивного гетеризма. Они оказывали и до сих пор оказывают свое действие в проституции, чем опять-таки подтверждается связь обеих форм свободных половых отношений.

Как религиозное, так и половое ощущение есть прежде всего общее неясное томление. То, что составляет безграничную, вечную черту в нем, не поддается никакой индивидуализации. Поэтому неудивительно, что половое сношение как чисто чувственный, безличный акт связано с религиозным чувством — это ясно видно у первобытных народов, для которых половая жизнь не представляла ничего нечистого, грешного. Напротив, они считали ее чём-то естественным, хорошим и угодным богам.

Этническая элементарная мысль, что божеству угодно господство ничем не ограниченного полового инстинкта, находит свое наиболее полное выражение в религиозной проституции.

Мы видим здесь служение необузданному естественному началу, которому противны тесные оковы брака и которое воплощается только в не ограниченной никакими правилами свободной половой жизни. Отдача себя является «сладострастной жертвой», приносимой этому естественному началу, половым отправлением, которое совершается в форме проституции, в форме неограниченных половых сношений со всяким желающим, без всякой индивидуальной любви, только как акт грубой чувственности и за вознаграждение. Здесь имеются все те признаки, совокупность которых мы называем теперь «проституцией», хотя моральная оценка их совсем другая, и в этом смысле нельзя было бы говорить о проституции Однако внутреннюю связь между этими двумя явлениями обнаруживает происхождение религиозной проституции из первобытного промискуитета и частый переход ее в светскую проституцию… Когда женщина отдается в честь божества, этот акт связан с религиозным чувством. Сочетание жгучей чувственности с религиозным ощущением может послужить для женщины поводом всецело посвятить себя богу и во имя его всегда отдавать свое тело. Или в храмовой проституции, при которой божество пользуется многими женщинами через посредство мужчин, нашла земное осуществление идея о божественном гареме. Или же этот обряд мог, наконец, явиться вследствие обычая совершать совокупление — которое считалось религиозным актом — в храме или в священных местах дома. За это говорит замечание столь сведущего в этнологии Геродота. В то время как он сообщает о египтянах, что совокупление в храме у них строго запрещено, он говорит далее: «А все другие народы, кроме египтян и греков, совокупляются в святилищах или после совокупления, не совершив омовения, отправляются в святилища. Они думают, что люди подобны животным. Ведь мы видим, говорят они, что животные и птицы совокупляются в храмах богов и в священных рощах. Если бы это было неприятно богу, так и животные не делали бы этого. Так они поступают и такое приводят основание для своих поступков. Мне это, однако, не нравится.» (Геродот, кн. II, гл. 64)».

ИОГАНН БЛОХ. История проституции

Тема религиозной проституции косвенно отражена и в Библии: «Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери,

2. Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал.

4. В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим».

С течением времени религиозная проституция все более и более трансформировалась в светскую, но процесс этой трансформации в разных странах древнего мира имел свои специфические особенности.

Итак, мы можем отметить три основных истока проституции: корысть, сексуальная свобода и культовость.

Переплетение этих трех истоков и дало развитие профессии, которую принято называть «древнейшей».