ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЗВЕРИНАЯ ЖЕСТОКОСТЬ

II. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЮБВИ


...

ИЛЛЮСТРАЦИЯ:

«— Нет, позвольте, сударыня, — произнес Сергей, трепеща всем телом и делая шаг к Екатерине Львовне. — Знаю я, вижу и очень даже чувствую и понимаю, что и вам не лете моего на свете; вот только теперь, — произнес он одним придыханием, — теперь все это состоит в эту минуту в ваших руках и в вашей власти.

— Ты чего? чего? Чего ты пришел ко мне? Я за окно брошусь, — говорила Екатерина Львовна, чувствуя себя под несносною властью неописуемого страха, и схватилась рукой за подоконницу.

Жизнь ты моя несравненная! на что тебе бросаться? — развязно прошептал Сергей и, оторвав молодую хозяйку от окна, крепко ее обнял.

— Ох! ох! пусти, — тихо стонала Катерина Львовна, слабея под горячими поцелуями Сергея, а сама мимовольно прижималась к его могучей фигуре.

Сергей поднял хозяйку, как ребенка, на руки и унес ее в темный угол».

(Связь Катерины Львовны с молодым приказчиком первым открыл ее свекор, после чего был ею отравлен. Но вот из длительной поездки возвращается муж…)

«Зиновий Борисыч даже растерялся. Он глядел то на стоящего у притолоки Сергея, то на жену, спокойно присевшую со скрещенными руками на краю постели, и ничего не понимал, к чему это близится.

— Ты что это, змея, делаешь? — насилу собрался он выговорить, не поднимаясь с кресла.

— Расспрашивай, о чем так знаешь-то хорошо, — отвечала дерзко Катерина Львовна. — Ты меня бойлом задумал пужать, — продолжала она, значительно моргнув глазами, — так не бывать же тому никогда; а что я, может, и допрежь твоих этих обещаниев знала, что над тобой сделать, так то и сделаю.

— Что это? вон? — крикнул Зиновий Борисыч на Сергея.

— Как же! — передразнила Катерина Львовна.

Она проворно замкнула дверь, сунула ключ в карман и опять привалилась на постели в своей распашонке.

— Ну ка, Сережечка, поди-ка, поди, голубчик, — поманила она к себе приказчика.

Сергей тряхнул кудрями и смело присел около хозяйки.

— Господи! Боже мой! Да что ж это такое? Что ж вы это, варвары?! — вскрикнул, весь побагровев и поднимаясь с кресла, Зиновий Борисыч.

— Что? Иль не любо? Глянь-ко, глянь, мой ясмен сокол, каково прекрасно!

Катерина Львовна засмеялась и страстно поцеловала Сергея при муже.

В это же мгновение на щеке ее запылала оглушительная пощечина, и Зиновий Борисыч кинулся к открытому окошку.

— А… а, так-то!., ну, приятель дорогой, благодарствуй. Я этого только и дожидалась! — вскрикнула Катерина Львовна. — Ну теперь видно уж… будь же по-моему, а не по-твоему…

Одним движением она отбросила от себя Сергея, быстро кинулась на мужа и, прежде чем Зиновий Борисыч успел доскочить до окна, схватила его сзади своими тонкими пальцами за горло и, как сырой конопляный сноп, бросила его на пол.

Тяжело громыхнувшись и стукнувшись со всего размаху затылком об пол, Зиновий Борисыч совсем обезумел. Он никак не ожидал такой скорой развязки. Первое насилие, употребленное против него женою, показало ему, что она решилась на все, лишь бы только от него избавиться, и что теперешнее его положение до крайности опасно. Зиновий Борисыч сообразил все это мигом в момент своего падения и не вскрикнул, зная, что голос его не достигнет ни до чьего уха, а только еще ускорит дело. Он молча повел глазами и остановил их с выражением злобы, упрека и страдания на жене, тонкие пальцы которой крепко сжимали его горло.

Зиновий Борисыч не защищался; руки его, с крепко стиснутыми кулаками, лежали вытянутыми и судорожно подергивались. Одна из них была вовсе свободна, другую Катерина Львовна придавила к полу коленом.

— Подержи его, — шепнула она равнодушно Сергею, сама поворачиваясь к мужу.

Сергей сел на хозяина, придавил обе его руки коленами и хотел перехватить под руками Катерины Львовны за горло, но в это мгновение сам отчаянно вскрикнул. При виде своего обидчика кровавая месть приподняла в Зиновии Борисыче все последние его силы: он страшно рванулся, выдернул из-под Сергеевых колен свои придавленные руки и, вцепившись ими в черные кудри Сергея, как зверь закусил зубами его горло. Но это было ненадолго: Зиновий Борисыч тотчас же тяжело застонал и уронил голову.

Катерина Львовна, бледная, почти не дыша вовсе, стояла над мужем и любовником; в ее правой руке был тяжелый литой подсвечник, который она держала за верхний конец, тяжелою частью книзу. По виску и щеке Зиновия Борисыча тоненьким шнурочком бежала алая кровь…»

НИКОЛАЙ ЛЕСКОВ. Леди Макбет Мценского уезда

-------------------------------------------------

А потом приказчик довел Катерину Львовну до самоубийства.

И Катериной Львовной, и всеми ее товарками по преступлениям любви всех времен и всех народов руководило одно лишь желание, туманящее разум красной волной похоти и крови.

Есть еще одна категория преступлений любви, известная давно и во всем мире, однако в большинстве стран не подлежащая уголовному наказанию за отсутствием соответствующей статьи в их законах.

Речь идет об изнасилованиях мужчин женщинами.

Подобный акт только несведущим кажется забавным курьезом, на самом же деле ему сопутствуют и особая жестокость, и реальная угроза здоровью и жизни мужчины, который в этом плане, хотя бы в силу своих физиологических особенностей, гораздо уязвимее женщины.

ФАКТЫ:

* 27-летняя шотландская экс-королева красоты Джойс Мак-Кини вместе со своей подругой была осуждена на три месяца тюремного заключения за похищение и изнасилование пастора мормонов Кирка Андерсона.

* В одном из отелей Нюрнберга 29-летний мужчина был изнасилован двумя девушками. Они приковали его руки к спинке кровати, перевязали суровой ниткой половой член у основания и забавлялись со своей жертвой до ее полного изнеможения.

(Подобные «операции» с мужским членом могут привести к отеку и гангренозному воспалению).

* В 1968 году в одной из женских колоний был найден под грудой тряпья мужчина в совершенно невменяемом состоянии. Оказалось, что он, будучи в нетрезвом состоянии, каким-то образом оказался на территории женской колонии, затем был оглушен и связан. Две недели им остервенело пользовался весь барак (видимо, не прибегая к перевязыванию члена, так как в этом случае он бы умер через день-два).

* 19-летний студент Роберт Чемберз задушил свою бывшую подружку, 18-летнюю Дженнифер Лецайн, в Центральном парке Нью-Йорка. За это ему грозило пожизненное тюремное заключение. На суде он, однако, заявил, что действовал в пределах необходимой самообороны.

Они с Дженнифер возвращались с вечеринки через парк…

«Мы уже встречались, — сказал Роберт, — но на вечеринке увиделись случайно. Ей захотелось возобновить наши отношения и заняться сексом прямо в парке. Она резко толкнула меня на скамейку и расстегнула молнию на моих брюках. Когда она держала мою «птичку» в руках, я попытался оттолкнуть ее. Тогда она просто обезумела. Выкрутила мне мошонку так, что я чуть с ума не сошел от боли. Я схватил ее за горло и сжал, пытаясь освободиться от нее. Так все и произошло, а она была уже мертвой».

Роберту присудили пять лет условно за неумышленное убийство.

* Письмо: «Мне двадцать лет. В начале лета возвращался поздно вечером домой. Прошел мимо лавочки, на которой сидела группа девушек. Они курили, ругались матом и были сильно пьяны… Одна из них, высокая, зашла следом за мной в подъезд и попросила денег. Я спросил, почему я должен давать ей деньги. Зашли еще две девушки. И они попросили денег. Я покачал головой и тут же получил сильный удар в нос, потом — тут же удары в ухо и между ног. Я упал на колени. Они достали из карманов все деньги, сорвали золотую цепочку. Им было лет по 16–17.

Высокая подняла меня за волосы. «А может, девки, дать ему полизать?» — они захохотали. От боли я не соображал, что делаю. Они сорвали с меня одежду, пиная под зад острой туфлей. Двое девушек вышли, забрав мою одежду. А высокая увела меня на чердак, где, схватив за волосы, заставила лизать свои гениталии. Через какое- то время туда поднялись другие девчонки. Они пили водку, хохотали, били меня и заставляли делать то же, что и высокая. Вдруг тупая боль сзади заставила обернуться: две из них пытались вставить мне в зад горлышко от бутылки: «Не дергайся, милашка, щас мы тебе целку сломаем». Они навалились на меня, кто-то схватил за мошонку. Ужасная боль, потом все помню смутно, валялся на полу, а они по очереди писали на меня».

(Из книги Г. Малахова «Проблемы женщин, секреты мужчин»).

КСТАТИ:

«И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь».


АЛЕКСАНДР ПУШКИН

Не все существа с определенными половыми признаками — женщины. И не со всеми из них нужно обращаться как с женщинами. Студент Роберт Чемберз из Нью-Йорка вовремя осознал эту истину.

Для полноты впечатлений — еще одно письмо, которое приводит Малахов в своей книге:

«Мы ехали поездом Москва-Пекин, мотались в Китай за шмотками. Со мной в купе были две девушки. Одной, как я позже узнал, 19 лет, и звали ее Альбиной, вторая на год старше, ее сестра, Лариса. Дорога предстояла долгая.

Девушки были очень красивые, я поначалу смущался, но когда познакомились и разговорились, мое оцепенение прошло. Пригласил их в кино. По видику шла такая порнуха, что даже мне стало неловко. Я посмотрел на Альбину и Ларису. Им понравилось и даже очень. Далеко за полночь мы вернулись в купе. Я предложил выпить. Девушки охотно откликнулись. Возбужденные фильмом, мы много пили, но не пьянели. Первой сдалась Лариса: залезла на верхнюю полку и сразу заснула. Альбина попросила у меня сигарету. Я предложил выйти в тамбур, но она отказалась, сказала, что хотела бы отдохнуть. Мы стали раздеваться. Альбина попросила расстегнуть ей лифчик. Я сделал это. Она резко обернулась и поцеловала меня. Я ничего не соображал. Она опустилась на колени, стянула с меня плавки. От ее ласк у меня закружилась голова. Я повалился на пол и стал ее целовать, снял с нее трусики. Она застонала, и Лариса начала ворочаться. Я застыл и спросил: «Если она проснется, что подумает?» — «Ничего, — сказала Альбина, — она не проснется». Мы продолжали до утра, но как все закончилось, уже не помню.

Утром я пошел умываться. Когда вернулся в купе, на столе уже был завтрак. Лариса взяла полотенце и пошла умываться. Альбина сказала, что лучшего мужчины у нее еще не было. Вечером она легла спать первая. Я тоже собрался было лечь, но меня одернула вторая. Лариса. И началось: немыслимые позы, минеты… Но длилось это недолго. Через час я уже был в постели. И вдруг почувствовал удар по голове. Очнулся на полу, связанный. Эти девки перетянули мне чем-то мошонку и снова принялись за меня. Чего они только не вытворяли! У меня уже не было сил. Я уговаривал их развязать меня, но не тут-то было. Со словами «ты очень сексуальный» они по очереди садились… Потом взяли с меня слово, что я им ничего не сделаю, и развязали».

Комментарии, думается, здесь едва ли требуются.

А в плане информации можно лишь добавить, что, как правило, подобные преступления совершают либо обезумевшие от неудовлетворенной похоти нимфоманки, либо отвергнутые любовницы-реваншистки, либо ярые феминистки с целью доказать превосходство незаслуженно (как им кажется) отторгнутого на второй план жизненных подмостков женского пола.

Нечасто, но встречаются случаи изнасилований мужчин лесбиянками, желающими забеременеть от случайного мужчины.

Раб всегда мечтает о мести, но и месть у раба — рабская.

Чувственность — ненадежный кормчий.

АРГУМЕНТЫ:

«Хорошенько изучите их. Вы убедитесь, что именно избыток чувствительности привел их к этому. Вы увидите, что крайняя живость воображения, обостренный ум превратили их в жестоких мерзавок. Все они очаровательны. Нет ни одной женщины подобного темперамента, которая не способна была бы вскружить голову, когда она берется за дело. К сожалению, строгость, или, скорее, абсурдность наших нравов предоставляет мало пищи их жестоким инстинктам. Женщины вынуждены притворяться, прятаться, вуалировать свои наклонности показной благотворительностью, которую в глубине души презирают. Они могут дать волю своим наклонностям только находясь в самом укромном уголке, принимая самые хитроумные меры предосторожности, прибегая к помощи самых надежных подруг.

Поскольку таких женщин очень много, они в большинстве своем несчастны. Хотите их познать? Возвестите о каком-нибудь жестоком зрелище: о дуэли, о пожаре, о сражении, о бое гладиаторов — и вы увидите, как они моментально сбегутся. Но подобные случаи предоставляются не столь часто, чтобы насытить их ярость. Женщины вынуждены сдерживаться и страдать.

Взглянем мельком на жестоких женщин.

Зэнгуа, королева Анголы, самая кровожадная из самок, убивала своих любовников после того, как они насладятся ею. Часто она заставляла воинов сражаться у нее на глазах и становилась добычей победителя. Чтобы усладить свою жестокость, она приказывала истолочь в известковом растворе всех женщин, забеременевших раньше тридцати лет.

Зоя, жена китайского императора, получала самое большое удовольствие, наблюдая казни преступников. Когда их не было, она заставляла убивать рабов, а сама в это время совокуплялась с мужем, соразмеряя толчки своего оргазма с конвульсиями несчастных жертв. Именно она, изощряясь в изобретении пыток, придумала знаменитую бронзовую колонну, полую внутри. Ее раскаляли, поместив туда пациента.

Теодора, жена императора Юстиниана, забавлялась, глядя на то, как делают мужчин евнухами, а Мессалина дрочила себя в то время, когда перед ней изнуряли мужчин мастурбацией.

Жительницы Флориды увеличивали член своих мужей, сажая на головку крошечных насекомых. При этом мужья испытывали ужасные боли. Для этой операции женщины привязывали их и собирались группами вокруг каждого, дабы поскорее достичь цели. Как только они замечали испанцев, они сами начинали держать своих супругов, а варвары-европейцы их убивали.

Отравительницы мадам де Войсин и маркиза де Бринвильер отправляли людей на тот свет исключительно из жажды убийства. Словом, история дает тысячи примеров женской жестокости. Мне бы хотелось, чтобы женщины приучились к активной флагелляции, поскольку испытывают вполне естественное желание сечь любовника. Тем же средством пользуются для удовлетворения кровожадности и жестокости мужчины. Я знаю, что некоторые женщины к этому прибегают, но в привычку это еще не вошло в той мере, как мне хотелось бы. Общество выиграно бы, дав подобный выход женскому варварству. Ведь если они не смогут проявлять свою агрессивность этим способом, они проявят ее иначе, распространят яд в обществе, приведут в отчаяние и супругов, и свои семьи…»

МАРКИЗ ДЕ САД. Философия в будуаре

КСТАТИ:

«Муха попала в сладкую патоку, и ее крылья завязли в ней. Она тщетно отталкивается лапками, мотает головой, не может вырваться из липкой среды — она пленница лакомства, о друг!»

КАБИР, индийский мудрец XIV века

Любовная страсть и является тем самым лакомством, пленницами которого становятся женщины-преступницы.

АРГУМЕНТЫ:

«Самой сильной страстью, чаще всего доводящей женщин до преступления, является любовная страсть. Преступницы по страсти любят сильнее, чем нормальные, в сущности холодные в эротическом отношении женщины. Со страстностью Элоизы и с наслаждением приносят они себя в жертву любимому мужчине, игнорируя нередко общественное мнение, обычаи и даже законы. Vinci пожертвовала для своего любовника своими длинными волосами, единственным, что в ней было красивого. Jamais, несмотря на то, что должна была содержать себя и двух детей, посылала еще деньги и подарки своему возлюбленному. Dumaire содержала своего любовника Picard’a в то время, как он был студентом, и никогда не требовала от него, чтобы он на ней женился, довольствуясь лишь тем, чтобы он ее не покидал и продолжал связь с ней. Spinetti, которая когда-то была богатой, решилась для исправления своего нравственно испорченного мужа пойти служить и сделалась служанкой. Noblin была так предана своему любовнику, что не могла расстаться с ним, несмотря даже на то, что была в сущности честной натурой, а последний преступником; в угоду ему она абортировала три раза и совершила даже преступление, противное ее природной доброте.

Страстная любовь этих женщин объясняет нам, почему почти все они, несмотря на свою душевную чистоту, имеют в своей жизни такие любовные связи, которые, с точки зрения общественного мнения, считаются незаконными. Девичество и замужество суть общественные установления, которые, как и все обычаи и нравы, рассчитаны на средний тип нормальной женщины, т. е. на ее холодность и сдержанность в эротическом отношении; страстная же любовь нарушает эти установления, как показывает пример Элоизы, не желавшей выйти замуж за Adelard’a, чтобы не повредить ему, и гордившейся тем, что она была его любовницей. Причина очень многих детоубийств кроется в неразумной, неопытной любви, желающей стать выше известных общественных предрассудков. Таков был случай, касающийся одной молодой девушки, убившей своего ребенка, прижитого ею от одного иностранца, которого она встретила на каком-то курорте, страстно влюбилась в него и отдалась ему. В этом отношении преступница по страсти сильно отличается от врожденной преступницы, которая отдается мужчинам только вследствие своей лени, страсти к удовольствиям или же грубой чувственности. Но благодаря какой-то фатальной склонности порядочных женщин к дурным мужчинам, они обыкновенно влюбляются в легкомысленных, непостоянных и даже испорченных субъектов, которые не только бросают их после непродолжительного наслаждения ими, но усугубляют еще их страдания презрением и клеветой. В подобных случаях преобладающим мотивом преступления у таких женщин является не только горе покинутой любовницы. В случаях Camicia, Raffo, Harry и Ardoano причиной преступления было вероломство и измена со стороны любовников после клятвенных обещаний вечно любить…

К числу мотивов преступлений по страсти относится также странным образом связанная с чувствами, порождаемыми семейной жизнью, страсть к красивым нарядам, столь характерная для преступных женщин.

Du Tilly созналась, что больше всего возмущало ее то, что муж отдавал ее платья своей любовнице. Reymond была вне себя, узнав, какую массу нарядов и драгоценных вещей дарил своей любовнице ее муж, бывший по отношению к ней очень скупым. Т… говорила на суде, что она разыскала любовницу своего мужа, проститутку, не имея никакого намерения оскорбить ее; но когда она увидела на ней свою собственную, подаренную ей к свадьбе, шаль, она не могла сдержать своего гнева и бросилась бить ее.

В других случаях возбуждение женщин вызывается оскорблением дорогих для них или даже почти священных в их глазах предметов.

Так, например, Laurent пришла в сильнейший гнев, застав… своего мужа с горничной на своей собственной кровати.

…У женщин взрыв страсти часто не так силен, как у мужчин, и сама страсть развивается у них постепенно, часто в течение месяцев и даже целых годов, сменяясь периодами снисходительности и даже дружбы к намеченной жертве. У них обыкновенно замечается более холодная и обдуманная, чем у мужчин, предумышленность преступления, и самое исполнение его отличается большею ловкостью и той характерной сложностью, которая невозможна там, где преступлением руководит одна лишь страсть. Характерно далее для женщин и то, что за преступлением у них редко следует искреннее раскаяние, и что они, напротив, очень часто находят удовлетворение в совершенной мести; еще реже среди них наблюдаются в таких случаях самоубийства.

Laurent, поймав своего мужа и горничную (на месте преступления), прогнала последнюю, но воспоминание об этом позоре так мучило ее постоянно, что спустя 6 месяцев, она разыскала эту девушку и убила ее. Ни один преступник по страсти не чувствовал бы потребности мстить спустя так много времени после обстоятельства, послужившего поводом к мести.

В приведенных примерах дело сводится не к тем взрывам страсти, которые омрачают ум даже порядочного человека, превращая его в убийцу, но к упорному, медленно развивающемуся чувству, приводящему в брожение дурные наклонности и дающему достаточно времени для того, чтобы обдумать и подготовить преступление. Нам скажут, быть может, что здесь дело идет о безусловно честных женщинах, — и в сущности, преступницы эти мало или даже вовсе не отличаются от нормальных женщин, — но это кажущееся противоречие исчезает, когда мы примем во внимание то, что уже прежде было нами сказано о нравственном чувстве нормальной женщины. Мы доказали, что чувство это почти совершенно неразвито у нее и что ей свойственны некоторые преступные наклонности, как мстительность, ревность, зависть и злость, которые, впрочем, при обыкновенных условиях нейтрализуются се сравнительно малой чувствительностью, равно как и ничтожной интенсивностью ее страстей. Если нормальная во всем остальном женщина возбудима более обыкновенного и у нее есть повод к преступлению самый серьезный, то преступные наклонности ее, физиологически дремлющие, пробуждаются: она становится в таком случае преступницей, но не вследствие силы своих страстей, которые у нее обыкновенно посредственно-слабы, но благодаря своей пробудившейся преступности. Таким образом, даже совершенно нормальная женщина может сделаться преступницей, не будучи в то же время преступницей по страсти, так как страсти ее никогда не достигают значительной интенсивности. Но они составляют тем не менее неотъемлемую часть всякого преступления, так как пробуждение в женщине ее скрытой преступности обуславливается только оскорблением самых дорогих для нее чувств.

Преступления, которые мы называем преступлениями по страсти эгоистического характера, совершаются не благодаря внезапному порыву страсти, но под влиянием постепенного действия ко злу направленных импульсов.

Преступницы этой категории суть обыкновенные, честные, добрые и любящие натуры, и преступления их являются почти исключительно плодом постепенно нарастающего чувства ревности, порождаемой разного рода несчастьями, болезнями и пр. С одной стороны, они не вполне преступницы по страсти, но с другой — у них недостает не только более или менее серьезного мотива к преступлению, но часто даже и повода к нему со стороны жертвы, — и подобное отношение преступного субъекта к своей жертве является весьма характерным для врожденного преступника.

Примером может послужить следующий случай, имевший место в Бельгии. Один молодой человек любил и был любим одной бедной девушкой, богатая кузина которой также влюбилась в него. Молодой человек, хоть и был честен, но не чувствуя в себе достаточно мужества к жизненной борьбе за свое существование, поддался искушению богатства и обручился с богатой девушкой, отказавшись от бедной. Однако незадолго до свадьбы невеста его опасно заболела, и ее начала беспрестанно мучить ревность и мысль о том, что смерть ее, которая сделает ее бедную кузину богатой наследницей ее, доставит жениху двойное счастье обладания богатством и любимой женщиной. Ревность толкнула ее на мысль скомпрометировать и погубить его. Для этого она проглотила дорогой бриллиант из своего кольца и обвинила молодого человека в том, что он украл его. Отец поверил словам своей умирающей дочери и, ища после смерти ее это кольцо среди других драгоценностей, нашел его, к удивлению своему, без бриллианта. Экс-жених был арестован и, наверное, был бы осужден, если бы, по счастью, молва не обвинила его в том, что он отравил свою невесту с целью сделать наследницей любимую им девушку. Было произведено вскрытие умершей, и бриллиант был найден у нее в желудке.

Другой случай. Некая Derw…, счастливая, очень любящая жена, женщина безупречного поведения, заболела вдруг на высоте своего счастья чахоткой и в течение нескольких месяцев очутилась на краю могилы. Ее любовь к мужу превратилась в бесконечную бурную ревность. Она постоянно требовала клятв от него в том, что после ее смерти он не будет знать никакой другой женщины, просила его умереть вместе с ней и однажды, после того как несчастный муж в сотый раз клялся ей ни на ком не жениться после ее смерти, она схватила висевшее на стене ружье и застрелила его.

Perrin была прикована неизлечимой болезнью к своей кровати в течение пяти лет. В течение этого времени она страшно мучила мужа своей ревностью. Ежедневно она упрекала его в недостойном поведении, говорила, что он изменяет ей, и наконец, чтобы положить конец всему этому, однажды подозвала его к своей постели и тяжело ранила выстрелом из револьвера, который постоянно держала под подушкой. Потом она сама призналась, что обдумывала свое преступление в течение долгого времени.

Во всех этих случаях мотивом преступления является благородная страсть, любовь, но ближайший, однако, толчок к нему дается, с одной стороны, пробудившимися дурными инстинктами, находящимися у нормальной женщины в скрытом состоянии, и, с другой — ревностью, доходящей до чудовищных размеров, благодаря которой женщины страдают при виде чужого счастья так же, как бы под влиянием собственного несчастья. Мысль о том, что они лишены счастья, ожесточает их и возбуждает в них желание, чтобы и другие не могли воспользоваться им. Конечно, здесь поводы к преступлению большею частью серьезного характера, и каждая из этих преступниц при нормальных условиях, если бы судьба не обрушилась так жестоко на нее, наверное, осталась бы честной женщиной. Подобные преступления очень резко свидетельствуют о той аналогии, которая существует между детьми и женщинами: можно сказать, что это преступления взрослых детей, наделенных более сильными страстями и более высокой интеллигентностью».

Ч.ЛОМБРОЗО, Г. ФЕРРЕРО Женщина преступница и проститутка

Это исследование виднейших психиатров и криминологов, написанное в конце прошлого века, в советское время находилось под строжайшим запретом, потому что в корне противоречило социалистической концепции, утверждающей, что преступления порождены исключительно социальными условиями, а все теории естественного происхождения преступности объявлялись античеловеческими.

Чезаре Ломброзо (1836–1909), будучи основоположником антропологической концепции причин преступности, настаивал на ее природных корнях: «Преступник — это атавистическое существо, которое воспроизводит в своей личности яростные инстинкты первобытного человечества и низших животных».

Ломброзо разработал таблицу признаков прирожденного преступника — таких черт физического облика, по которым можно с большой степенью уверенности говорить о преступной предрасположенности индивида.

Естественно, что теория Ломброзо была непереносима для представителей высших эшелонов большевистской власти, где подавляющее большинство могло бы служить живой иллюстрацией к этой теории.

Возвращаясь непосредственно к нашей теме, можно сказать, что преступления женской любви — это действительно преступления больших капризных детей, которые непременно хотят иметь полюбившуюся игрушку, не соизмеряя свои желания ни с подлинной ценностью этой игрушки, ни с той — подчас трагической и кровавой — ценой, которую нужно заплатить за обладание ею. Ну, а возникающие препятствия они сметают с дороги о пять-таки с непосредственностью избалованных и жестоких детей.

А детство, как известно, отражает все стадии эволюции человечества.

КСТАТИ:

«В человеческом обществе некоторые из наихудших предрасположенностей, которые внезапно, без всякой видимой причины проявляются в составе членов семьи, возможно, представляет собой возврат к первобытному состоянию, от которого мы отделены не столь многими поколениями. Эта точка зрения как будто бы находит подтверждение в общераспространенной поговорке о черной овце».

ЧАРЛЗ ДАРВИН

Чем менее развита личность, тем более она подвластна первобытным влечениям, основу которых составляет любовная страсть. Как и всякая страсть, она обладает способностью к трансформации, подчас в свою противоположность.

От любви до ненависти — один шаг.