ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ВАРИАНТЫ ЗЛА


...

3.9. Цепная реакция интереса

Выше я говорил о том, что спортсмен, улучшающий свои результаты на каждой тренировке, может ощущать восторг интереса. А тот спортсмен, чьи результаты не улучшаются, постепенно теряет интерес. Интерес связан с совершенствованием.

Совершенствование – это цепная реакция интереса: каждое новое достижение позволяет решать новые микропроблемы, а значит, усиливает познавательный интерес, оно же дает новые идеи, а значит, усиливает испытытельный интерес. Под влиянием интереса мы продолжаем активно действовать и приходим к новому достижению. И цикл повторяется.

Но важный факт состоит в том, что мы совершенствуем себя не только на тренировках, а всегда и везде, в любых мелочах. Без совершенствования мы бы погибли как без пищи и воды, или даже как без кислорода.

Когда человек занимается чем-то, не требующим работы всего тела, например, читает лекцию, незадействованные части тела (в случае лекции – руки и ноги) заняты чем-то посторонним. Похоже, что освободившись от центрального контроля, они занялись своими собственными делами. Давайте посмотрим чем именно. Лектор может постукивать пальцами по кафедре, может даже слегка задирать ногу и вертеть в воздухе туфлем – если думает, что никто этого не видит. А когда ученик или студент пересказывает некоторый сложный материал, то ему будет легче, если он возьмет в руку карандаш (или любой другой маленький предмет) и станет вертеть его. Последнее вы можете проверить сами. Попытайтесь выучить наизусть длинное стихотворение. Как только вы начнете вертеть что-нибудь в пальцах, работа пойдет легче и быстрее.

На первый взгляд может показаться, что эти фоновые движения, постукивания, пощипывания, накручивания ниток или волос случайны. Но все они подчиняются простым и красивым закономерностям.

Проведем экперимент. Заставим человека ждать и положим около него рулетку.

Через некоторое время он берет рулетку в руки и начинает ее вертеть. Рулетка – гибкая метеллическая лента с кольцом на конце, скурченная в спираль внутри коробочки. Вначале он (мужчнина осоло сорока лет, не знающий о наблюдении) вытягивает линейку и отпускает. Потом вытягивает и прижимает к одной стороне коробочки. Потом к двум сторонам. Потом к трем. Потом к четырем (получилась петля). Потом делает петлю рядом с коробочкой. Двойная петля. Тройная петля.

Петля с одним переворотом. С двумя переворотами. С тремя. То же, но большая петля.

То есть, КАЖДОЕ СЛЕДУЮЩЕЕ ДЕЙСТВИЕ ЭТО УСЛОЖНЕНИЕ ПРЕДЫДУЩЕГО.

Потом, когда действия становятся слишком сложными, мужчина делает ПАУЗУ и снова берется за кольцо. И начинает строить из ленты волну. И снова: каждое следующее действие усложняет предыдущее. Движения продолжают оставаться фоновыми, мужчина не думает о них и кажется, что его пальцы действуют сами по себе. Для чего это нужно? И какая в этом польза?

В 1928 году в работе А. Карстен впервые появился термин "психическое нсыщение". Она заставляла школьников выполнять как можно дольше одни и те же небольшие задания типа рисования черточек. Через некоторое время выполнение задания нарушалось и отвращение к нему становилось НЕПРЕОДОЛИМЫМ. При переключении на другое задание эффективность работы сразу восстанавливалась.

Психическое насыщение обычно связывают с "информационной недостаточностью". Для хорошего самочувствия и эффективной работы требуется некоторое разнообразие поступающией информации. Без такого разнобразия мы легко выдерживаем несколько минут, а потом сами его создаем. Иначе невозможно.

В эсприменте по психическому насыщению ребенок вначале рисует черточки или буквы подряд, затем не выдерживает и начинаются вариации. Он пишет строчками, столбиками, по краю листа, через одну, выстраивает разные узоры и рисунки. Все это помогает продержаться дольше. И снова, как в опыте с рулеткой, каждое следующее действие вытекает из предыдуего и совершенствует его.

Таким образом средство избежать насыщения – не изменение действий, а СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ.

То же самое совершенствование заметно и при «бескорыстном» общении. Два человека говорят о чем попало. Случайно возникает новая тема и начинает развиваться, совершенствоваться. Она совершенствуется до тех пор, пока разговор не станет сложным или пока не вклинится случайным образом новая тема. И новая тема начинает совершенствоваться тоже.

Та же тенденция легко обнаруживается при анализе рисунков, которые человек создает "от нечего делать", без цели. Возьмите в руки карандаш и позвольте ему двигаться по листку без всякого контроля разума. У меня только что получилась линия, которая выросла в крест, крест превратился в квадрат, а из сторон квадрата выросли кружки. Каждый следующий вариант совершенствовал предыдущий.

Так же мы выбираем свои увлечения. Случайно находим что-нибудь, что покажется интересным, и занимаемся этим до тех пор, пока можем совершенствоваться. Затем находим что-нибудь другое и начинаем снова. Иногда, если повезет, встречаем вещи, которые позволяют совершенствоваться бесконечно – и тогда у нас появляется увлечение на всю жизнь.

Так же мы совершенствуем свой характер. И людей, которых будем любить, мы либо встречаем случайно и неожиданно, либо выбираем как усовершенствованный вариант прошедшей любви.

Мы всегда везде и во всем совершенствуем себя, иначе мы не можем существовать. Мы не можем стоять на месте, мы должны постоянно двигаться куда-то. Проходит год или два и мы вспоминаем, удивляясь, себя – какими мы были раньше. Мы не можем не меняться. Жизнь никогда не останавливает движения; неподвижность есть свойство смерти или мраморных статуй. Мы движемся в сторону добра, в сторону зла или параллельно границе между ними. А если большинство путей к совершенствованию отрезаны, то приходится выбирать из оставшихся.

Иногда все эти варианты – варианты зла. И совершенствуясь во зле, человек может ощущать такой же восторг интереса, как и перспективнЫй спортсмен на тренировках.

Поэтому зло может привлекать само по себе, поэтому можно стремиться ко злу бескорыстно и даже в ущерб собственным интересам.

Жизненные дороги не неподвижны. Они подобны движущимся эскалаторам, которые все время разгоняются. Ступив на какой-либо путь, мы начинаем двигаться по нему, ускоряясь, даже если намеревались просто постоять и осмотреться. Поэтому любой шаг может быть решающим. Любой шаг может оказаться непоправимым.

ПРИМЕР 30. Признания убийцы-садиста.

Эти строки написал будущий убийца. Написал их тогда, когда был ребенком тринадцати лет. Года четыре спустя он зарежет соседского мальчика, зарежет его очень жестоко, нанеся множество ножевых ран. В данном «сочинении» он говорит о том, что ему хочется. Орфография сохранена.

Имена пропущены.


Написать на кавонибуть на доске. Закрыть кому-нибуть рот. Побить малых.

Разбить стекло. Поставить подножку какому-нибуть хорьку. Избить … Украсть бутылку сетра. Покопирывать директора. Украсть банку сока в столовой. Удавить всех учителей кроме некоторых. Избить сестру. Не зделать уроки. Спрятать дневник. Кого-нибуть послать куда-нибуть. Вешать кошек. Обворовывать алкашей.

Ударить Алкаша. Кинуть … в его голову пять копек. Избить … Кинуть в … палку. Убить … Поиграть в карты на деньги. Растоптать мел. Разломать компьютер в школе. Крупно похамить учителю и ударить его. Пообзывать …

Взломать сейф. Разбить …. пачку. Порвать … тетрадку.


В следующие годы стиль поведения этого ребенка совершенствовался. Он становился все более наглым, несдержанным и вызывающе неприличным. К счастью, после первого убийства он был быстро пойман и изолирован. Иначе его совершенствование могло бы продолжиться.

По школьным характеристикам семилеток можно довольно точно предсказать, что из них вырастет потом. Процент ошибок, к сожалению, невелик.

Психология bookap

Я читал много школьных характеристик детей – от шести до шестнадцати лет.

Совершенстование определенных черт характера бросается в глаза. Возникает слегка жуткое чувство, что сквозь судьбу человека пробивается, прорастает и разрастается некое темное растение, распуская ветви и давая метастазы здесь и там. В первом классе мальчик плохой друг, во втором дергает за косички девочек, в четвертом – совершил мелкую кражу, а по окончании школы попал в тюрьму за угон мотоцикла. А в шестом он просто сказал тебе «спасибо» за то, что ты купил ему, голодному, булочку. Но ты не помнишь, какие у него были глаза.