ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ВАРИАНТЫ ЗЛА


...

3.7. ДЕДОВЩИНА

Одним из обыкновенных действий по испытанию идеи является передача этой идеи другим людям. Такая передача гораздо чаще будет злом, чем добром потому что, во-первых, другие люди не просят нас о такой услуге; во-вторых, трудно донести кому-то идею, которую он не хочет воспринимать – трудно, если не использовать насилие.

Обратим внимание на последнюю фразу примера 23: "Самое интересное, как она на это отреагирует".

Маленький ребенок тянется к карандашам еще в том возрасте, когда не умеет рисовать ничего, кроме каракулей. Как только он закончит рисовать очередную "картину", то несет и показывет ее маме или воспитательнице. Ему интересно, как она на это отреагирует.

Когда моя кошка была еще глупым котенком, она вскарабкивалась на все высокие деревянные предметы в доме, например, на двери. Покорив очередную высоту, она мяукала и ждала, пока придут люди и посмотрят на ее достижение. И только потом спускалась. Самое интересное, как люди на это отреагируют.

Довольно обычная вещь – желание подшутить над кем-то. Особенно приятно подшутить над новичком. И снова: самое интересное, как он на это отреагирует.

Но почему это интересно?

Просто самый простой способ испытать идею – сообщить ее кому-то и понаблюдать за реакцией.

Дедовщина – это издевательства, с помощью которых объясняют новобранцу некоторые тонкости военной службы. В ней есть определенное сходство с обрядом инициации, который практикуется у племенных народов. Обряд инициации – это тяжелые физические и моральные испытания, которые нужно пройти ребенку, чтобы его можно было считать взрослым. Армия вроде бы, кроме всего прочего, преследует ту же цель – сделать из мальчика мужчину. Однако сходство далеко не полное. Инициация обычно добровольное испытание. Армия, по крайней мере наша, принудительна. При инициации ребенка мучают ради чего-то, ради некоторой отвлеченной идеи, а при дедовщине мучают просто так, получая удовольствие от мучительства. При инициации мучительство оформлено в четкие ритуальные процедуры, каждая деталь которых имеет глубокий сакральный смысл, а при дедовщине мы наблюдаем хаотические издевательства по принципу: кто во что горазд. Некоторая обрядность, которая наблюдается при дедовщине, связана с тем, что армейское мучительство, как и все в армии, ограничено определенными рамками.

Обряды мучительства – это просто самые «интересные» процедуры, которые умещаются в эти рамки. Школьная дедовщина, не менее распространенная, чем армейская, еще более хаотична. Основная мотивация армейских издевательств – это интерес: интересно ударить, избить, оскорбить, особенно интересно выдумать новенькое свежее издевательство. В обрядах же инициации нет и намека на интерес – они выполняются с серьезностью религиозного долга. Самое интересное при дедовщине это наблюдение реакции жертвы, то есть, все то же "как он на это отреагирует".

Дедовщина это не испытание новичка на прочность, а СРЕДСТВО СДЕЛАТЬ НОВИЧКА ПОХОЖИМ НА СЕБЯ. Средство сделать здорового больным. НАСИЛЬСТВЕННОЕ ЗАРАЖЕНИЕ идеей зла. Как только новичок перестает быть новичком и усваивает армейское зло в полном обьеме, как только его личность перестанет отличаться от личности «авторов» издевательств, издевательства прекращаются. Результат достигнут. ИДЕЯ РАЗМНОЖИЛА СЕБЯ, овладев еще одним человеческим существом.

Психология bookap

Но дедовщина это не только средство идей размножиться, но и форма естественного отбора, инструмент эволюции идей. В каждом конкретном случае сопротивления издевательствам, идея зла проверяется на прочность и изменяется, обычно в сторону большей изощренности и жизнеспособными. В некоторых, редких случаях, она отвергается и гибнет.

Дедовщина – это не только армейский порок, она существует везде, где старые идеи встречают еще незараженное сознание: в школе, в тюрьме, в молодежных группировках, даже в семьях и отношениях соседей.