ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМЫ ЗДОРОВЬЯ


...

7.2 ЛЮБОВЬ

Есть два вида любви: любовь телесная или половая, связанная с сексуальным притяжением, и любая другая, в принципе не предполагающая секс. Например: любовь скряги к деньгам, любовь родителей к детям, любовь к тем местам, где прошло детство, любовь мастера к своему делу, любовь к определенной песне или кинофильму, который хочется смотреть много раз (или напевать песню), любовь к животным и растениям – хотя бы к любимому кактусу на подоконнике, так хочется, чтобы он скоре вырос. Второй вид любви условно назовем духовной любовью.

Первое правило:

ДУХОВНОЙ ЛЮБОВЬЮ МЫ ЛЮБИМ ТО, ВО ЧТО ВКЛАДЫВАЕМ ДУШУ.

ПРИМЕРЫ 49. Любовь и вложение себя.

1. Стоит попросить о мелкой услуге и тот человек, который помог вам

(обязательно от души, а не по необходимости) – например, указал дорогу, – сразу же начинает лучше к вам относиться. Он может даже проводить вас и теперь вы ему не совсем безразличны, он ПЕРЕДАЛ ВАМ ЧАСТЬ СВОЕГО ОПЫТА, часть себя, пускай лишь мизерную часть – но именно настолько он вас и полюбил.

2. Том Сойер придумал прекрасный способ заставить других мальчиков красить за него забор: он притворился, что ему нравится, и тогда другие, собезьянничав его, отнеслись к делу С ДУШОЙ. И тогда им действительно понравилось.

3. Родители обычно любят детей сильнее, чем дети родителей. Просто очень трудно воспитать ребенка, не вкладывая душу – а значит, не полюбив его.

4. Любить легче того человека, который страдает. Полюбить легче того, кто нуждается в нашей помощи – особенно после того, как ему поможешь по собственной инициативе – то есть, ВЛОЖИШЬ ДУШУ.

5. Скряга, жизненной целью которого было скопить миллион, наконец, добивается своего. Но теперь оказывается, что он так любит свой миллион, что не способен его потратить. Он ВЛОЖИЛ ДУШУ в это богатство и теперь согласен скорее морить голодом племянников, чем разрушить предмет своей любви. А племянник, которому тот же миллион достанется по наследству, легко растратит его

– ведь он не вкладывал душу в эти деньги и они для него просто средства.

6. Одна городская женщина завела поросят. Она держала их прямо в квартире и ждала, пока те вырастут. Она кормила их, умывала, ухаживала, водила гулять.

Она ВКЛАДЫВАЛА ДУШУ в это дело. Поросята стали ее понимать, откликаться на имена, стали будить ее по утрам. Разумеется, она полюбила этих милых животных и уже не могла пустить их на мясо.

7. В практике психотерапии есть один распространенный риск: больной может полюбить врача противоположного пола, которому постоянно сообщает свои мысли, мнения, рассказывает о сокровенном, передает то, что для него ценно: воспоминания, убеждения, привычки, способ мысли, мировоззрение, нравственные ценности. То есть, ВКЛАДЫВАЕТ ДУШУ.

8. Лев Толстой заметил, что легко дать нищему мелкую монету; если немного поговорить с ним, то нужно дать больше, а если ПОГОВОРИТЬ ПО ДУШАМ, то давать любые деньги уже просто стыдно. Начинаешь совершенно иначе относиться к этому человеку.

9. Занимаясь одним и тем же делом, – каким угодно, даже покраской подоконников, – можно относиться к нему формально, тогда рабочий навык почти не совершенствуется, а само дело будет неприятно и противно. Если же относится к работе с душой, то любые навыки, даже самые рутинные, начнут развиваться до уровня мастерства, а работа станет нравиться все больше и больше. Любой хороший мастер влюблен в свое дело – потому он и делает его лучше других.


Второе правило:

ДУХОВНОЙ ЛЮБОВЬЮ МЫ ЛЮБИМ ТО, ВО ЧТО МЫ, В ПРИНЦИПЕ, МОЖЕМ ВЛОЖИТЬ ДУШУ.

Примеры 50. Любовь и возможность вложить себя.

1. Мужчинам чаще нравятся слабые девушки, такие, которым можно помочь, а не такие, которые во всех ситуациях, кроме одной, обходятся без мужской помощи.

Женская слабость сильнее женской силы.

2. Часто встречается ответная любовь – любовь в ответ на любовь: ведь тот человек, который любит нас, открыт для нашего влияния, мы можем «лепить» его по своему подобию – поэтому мы тоже начинаем его любить.

3. Возможна любовь с первого взгляда. Она может быть, конечно, просто сексуальным импульсом, но обычно ее легко отличить от такового. В этом первом взгляде нет и намека на секс – зато есть намек на возможность взаимного растворения душ. Кто знает – тот подтвердит.

4. У Пушкина: "Душа ждала – кого-нибудь". Если долгое время некому открыть душу, то легко влюбиться в первого попавшегося. Поэтому и случается так: любовь зла – полюбишь и козла.

5. В юном возрасте распространены парные и даже групповые влюбленности: влюбленная семиклассница рассказывает подружке какой имярек хороший, чуткий и понимающий, и подружка тоже влюбляется.

6. Ученый, скучно собирающий материал для очередной статьи (статьи сухой, как старый скелет таранки), вдруг наталкивается на новый метод, позволяющий полностью использовать свой интеллектуальный потенциал – «выложиться» в этой работе. И вот тогда он начинает работать с любовью, а в результате получается очень интересно, но не совсем то, что хотела администрация института. Его просят сократить статью – он он, обычно такой тихоня, яростно заступается за свое произведение.

7. Вдохновение – ощущение того, что именно сейчас ты можешь выразить всего себя на бумаге, на холсте или в публичной речи. В момент вдохновения ты любишь то, что ты делаешь. Если пришло вдохновение, легко не спать ночь напролет – так же, как в экстазе физической, сексуальной любви.

8. Очень немногие писатели могут писать "в стол", то есть, уверенные, что никто не станет их печатать. А если и пишут, то немного и лишь в редкие моменты вдохновения. Но если только им предоставят возможность публиковаться, то есть, вложить себя и свои мнения в тысячи чужих умов и умишек, – как новые произведения польются потоком.


(Я специально не останавливаюсь на таких разновидностях любви, как любовь к природе, к красивому, или, с другой стороны, любовь к примитивным телесериалам, рассмотрение этих вопросов увело бы нас слишком далеко от темы зла)


"Вкладывать душу" означает: делать нечто по собственному желанию, независимо от вознаграждения, переживать за результат и стараться сделать как можно лучше, стараться, быть увлеченным делом настолько, что откладывать ради него другие дела, даже выгодные. Это значит выражать себя, быть честным, проявлять лучше качества своего характера.

Но то, что мы вкладываем, не растворяется в воздухе, а обязательно фиксируется в ком-то ли в чем-то. Иногда фиксируется даже вопреки нашему желанию. Поэтому дети становятся похожи на родителей даже в тех чертах характера, которые родители не старались им передать. Собака становится со временем настолько похожа на своего хозяина, что можно сразу сказать чья она. У

С. Логинова есть рассказ "Автопортрет", герой которого, пенсионер с мерзким характером, но считающий себя идеальным, пишет свой совершенно точный портрет, используя для большей точности даже приборы, вплоть до спектроскопа. Он УВЛЕКАЕТСЯ делом. В результате будущие поколения признали картину шедевром и назвали ее "Старый лжец".

"Вкладывать душу" означает ПЕРЕДАВАТЬ ДРУГОМУ ЧЕЛОВЕКУ (ИЛИ ВОПЛОЩАТЬ В ПРЕДМЕТЕ) ЛУЧШЕЕ ИЗ ТОГО, ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ – то есть, некоторые идеи.

Духовная любовь – СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ДУХОВНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ, так же как телесная – СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ДОСТИЖЕНИЙ.

Любовь телесная необходима для размножения тел.

Духовная – для размножения идей.


Но не любых идей, а лишь идей добра или тех, которые мы воспринимаем как таковые. ЗДОРОВЫХ ИДЕЙ. Если же мы от всей души сделаем кому-нибудь гадость, мы не полюбим этого человека, а наоборот, станем хуже к нему относиться.

Отсюда берут начало цепные реакции зла и добра. Причинив человеку зло, начинаешь хуже к нему относиться, а раз относишься хуже, то легко причиняешь дополнительное зло и теперь относишься еще хуже. И так далее до бесконечности.

С другой стороны, причинив добро, начинаешь лучше относиться к человеку, и потому делаешь еще больше добра. И так далее до бесконечности.

Если бы эти две тенденции не действовали одновременно, человечество постепенно разделилось бы на ангелов и дьяволов. На самом деле мы постоянно причиняем и добро и зло одним и тем же людям, поэтому наше отношение к ним колеблется, флуктуирует: сейчас я люблю ее, а пять минут спустя готов просто задушить. Люди ругаются, мирятся, злятся, прощают – и так до бесконечности.

В некотором смысле, в этом прелесть жизни.

Добро очень живуче в мире, хотя зло обычно более выгодно, по крайней мере, зло приносит большую КРАТКОВРЕМЕННУЮ пользу. Нам приятно помогать страждущим, приятно давать добрые советы, приятно делиться своим опытом, потому что нам нравится любить и людей, и мир вокруг себя – ведь ничего лучшего, чем любовь, на свете нет и быть не может. А любить можно лишь то и лишь тех, кому передаешь лучшую часть себя – если передаешь худшую, передаешь то, что не любишь даже в себе, не будешь любить это и в другом. Разрушители – несчастны.

Человек злой и нелюбящий – это человек ничтожный, потому что ничего хорошего он не сделал.


Отсюда вытекает несколько очевидных следствий:

1. Воспитание любви не может быть словесным, каковое иногда практикуется в начальной школе. Любовь воспитывается через делание добра. Но добро нужно делать обязательно от души, а не из-под палки или для галочки – а последнее тоже практикуется в школах.

2. Воспитание любви к какому-нибудь делу, профессии, занятию, также не может быть словесным. Нужно дать человеку способ, которым он может применить свои способности, проявить сябя и выложиться в этом деле.

3. Человек толпы, то есть, не имеющий стержневой идеи, не может любить такой же сильной духовной любовью, как развитая личность. Примитив не может передать другому никаких духовных богатств, потому что он их не имеет.

Естественно, что современная цивилизация, катящаяся к примитивизму, являет нам кризис любви. Духовной любви становится все меньше, остается голый секс, который сам по себе неплох, но явно недотягивает до главной жизненной ценности.

Примитив понимает лишь секс и заявляет что настоящей любви нет. НО ЛЮБВИ НЕТ ТОЛЬКО ДЛЯ НЕГО.

4. Большинство религий упражняют верующих в том, чтобы они проникали в темнейшие закоулки своих душ и все, что найдут там, преподносили Богу.

Разумеется, после каждого такого подношения будешь любить Бога все сильнее. Те, кто посвятил себя Богу, могут достигать высочайшей интенсивности любви и быть, следовательно, несравненно счастливее любого неверующего. Поэтому Бог есть любовь, поэтому можно найти счастье даже заточив себя в монастыре. Отсутствие земных благ не тяготит того, кто посвятил себя Богу – земные блага это ничто по сравнению с тем, что он имеет.

5. Каждый любит свою маленькую родину – те места, в которых осталась его память детства. Но совершенно не обязательно каждый любит свое государство – вопреки всем стараниям этого самого государства. Тот, кто сумел оставить свой след в жизни целой страны, начинает любить эту страну, именно страну, а не только отдельные места, с которыми у него связаны личные воспоминания. Человек, сумевший внести вклад в жизнь всего человечества, будет любить все человечество, а не только свою страну. Поэтому гений никогда не бывает национальным. Либо он не совсем гений, либо его представляют национальным в угоду государственным интересам.

6. Взаимная любовь – это не просто "ты любишь меня, а я тебя". Возможна дважды взаимная любовь – и духовная, и телесная. Причем именно такая является нормальным и здоровым состоянием человека. Но бывает иначе. Например, жена любит своего ребенка, а муж влюблен в свою работу. И при этом оба уверены, что влюблены друг в друга – потому что получают наслаждение от секса и их постоянно друг к другу тянет.

7. Легче полюбить в ситуации, опасной для жизни. Чем вернее угроза жизни, тем легче чувствуешь симпатию к человеку, случайно оказавшемуся рядом. Когда смерть приближается, человек ощущает потребность напоследок вложить душу хотя бы в кого-нибудь или что-нибудь. ИДЕЯ ИСПОЛЬЗУЕТ СВОЙ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. С этой точки зрения практика предсмертных исповедей вполне разумна. В средние века публично казнимому обычно давали последнее слово, иногда он выступал с целой речью, в которой обыкновенно осуждал свои злодеяния. Довольно часто человек, узнавший, что он неизлечимо болен, не старается заполнить свои последние дни теми наслаждениями, которые пока еще доступны, а с головой уходит в творчество.

Например, когда страдавший от астмы Марсель Пруст становится неизлечимым инвалидом, он заполняет последние четырнадцать лет своей жизни написанием громадного романа.

У Островского есть эпизод когда девушка в тюрьме перед пытками предлагает себя своему однокамернику. В экспериментальной ситуации девушка на мосту давала мужчинам свой телефон – если мост был качающимся и казался опасным, то по телефону потом звонили значительно чаще.

а) любовь и повторение

Любовь и интерес к одному и тому же объекту часто существуют одновременно.

Это две разных формы привлекательности. Их легко отличить друг от друга, они противоположны, в некотором смысле: при интересе привлекает новизна, а при любви – повторение известного, то есть отсутствие новизны. Представим себе человека, который собственными руками строит дачу. Он увлечен своим делом и хочет построить дачу как можно лучше. Он придумывает все новые усовершенствования, приделывает порожки, веранды и пр. Ему интересно работать – интересно то, что работа продвигается. То есть, ему интересно изменение. Если бы вдруг работа безнадежно застопорилась, то пропал бы и интерес. Но существует и другая тенденция: время от времени он отходит в сторону и любуется (любуется

– в этом слове тот же корень, что и в слове любовь; если мы любуемся, то любим, и если любим, то любуемся) строящимся домиком, причем любуется он не только вновь появившимися деталями, но и теми, которые видел уже много раз. Например, если он с большим трудом, но очень удачно повесил ворота гаража, то каждый раз он любуется этими воротами и может смотреть на них довольно долго. Он любит то, во что вложил душу – и ему нравится каждый раз созерцать этот предмет.

Филателист пересматривает старые марки, хотя хорошо знает каждую из них.

Старушка перебирает фотографии – в тысячный раз. Влюбленные ходят кругами и возвращаются на одно и то же место, или туда, где они познакомились, или повторяют друг другу одни и те же слова. Население прилипает к телеэкранам и смотрит энную серию очередного сериала. Ругается, а смотрит. Неинтересно, а смотрит. Но попробуйте заменить в сериале главного героя или просто его убрать.

Население перестанет смотреть сериал – оно героя любит и желает смотреть на него вновь и вновь. Любовь привлекает повторением. Если вам снова хочется того же самого, значит вы любите.

б) жадность

Любовь не такая уже безусловно добрая сила, как может показаться.

Жадный раскладывает свои деньги и пересчитывает их по нескольку раз, хотя прекрасно знает сумму – ему хочется повторять этот процесс вновь и вновь, потому что он ВЛЮБЛЕН в свои деньги. Стоит взглянуть с этой точки зрения и все поступки жадного человека станут понятными и естественными.

Жадный не просто обладает имуществом, он его любит, он вкладывает в него душу, он пересыпает монеты на руках и любуется ими, ему доставляет наслаждение вновь и вновь перечитывать колонки цифр, обозначающих его богатство. Любовние накопленным – один из самых явных симптомов жадности.

Жадный не делится тем, что он имеет, и обделенным это кажется несправедливым. Но, с точки зрения жадного человека, несправедливо и неправильно будет отдать в безразличные руки то, что любишь.

Жадный не только имеет некоторую сумму денег (некоторое имущество), он прикладывает все усилия, чтобы сделать эту сумму большей. Хотя пользоваться деньгами он все равно не будет. Любая идея стремится превратиться в фанатоид, а в тяжелых случаях жадности в фанатоид превращается идея накопления.

Характернейшая особенность фанатоида в том, что он ограничивает личность. С некоторого момента жадный начинает ограничичивать себя в жизненных благах ради того, чтобы лучше накоплять. Если это случилось – болезнь жадности перешла в «злокачественную» форму.

в) любовь к катастрофам

Пример 51. Приятность жары

В последний год были побиты все температурные рекорды. Если раньше в разгар лета жара никогда не поднималась выше тридцати пяти, то теперь достигла сорока двух. Жара была невыносима. Порой казалось, что вот-то упадешь в обморок. Но каждое утро с жадностью вглядываешься в шкалу термометра и радуешься – именно радуешься – что сегодная на пол градуса теплее. "Какой ужас, сегодня тридцать девять", – говоришь. Но ты рад тому, что сегодня жарче чем вчера, хотя знаешь, что будешь мучиться весь день. И знакомые твои тоже рады.

Они встречают тебя на улице и сообщают: "Какой ужас, сегодня почти сорок!" А на завтра ты спешишь к термометру и огорчаешься, если температура упала.

То же самое зимой – хочется, чтобы снегом замело посильнее, этажа до второго. И в каждый сильный снегопад ждешь и надеешься, что он окажется самым сильным, катастрофически сильным. Приятен очень сильный ливень. Помню, однажды дождь был такой, что потоком воды перевернуло легковую машину. Я шел в этом же потоке по колено. Это было отлично. Приятна сильная гроза. Приятен ураган.

Когда на девятнадцатое августа пообещали конец света, никто не верил, но все были рады. Приятна буря на море. Однажды была такая качка, что наш прогулочный катер не мог пристать к берегу. Непосредственной опасности не было, но всех, и меня в том числе, ужасно рвало. Это было одно из худших возможных ощущений. Но я смотрел на каждую волну и радовался, если она была самой большой. И остальные тоже радостно орали или визжали при виде очередного девятого вала.


Во всех нас живет любовь к катастрофам. Ярче всего она проявляется в детстве, – приятно бегать под дождем, даже если мама отшлепает, и вообще здорово если в кухне прорвало воду – а потом она погружается в глубину души и закрывается слоями морали или необходимости. Но даже дворники способны радоваться глубокому снегу, который им же придется и убирать. Новые впечатления рождают в нас новые идеи – поэтому мы любим новые впечатления. Чем сильнее впечатление, тем глубже оно нас затрагивает, и тем больше новых идей зарождает.

Поэтому катастрофы приятны. Приятнее те, которые можно наблюдать со стороны, но приятны и личные катастрофы. Может быть, было бы гораздо меньше садистов, наркоманов, политических авантюристов или грабителей банков, если бы в человеке не жила любовь к катастрофам – даже к своим личным катастрофам.

Конечно, эта любовь имеет определенные пределы, такие, как страх или сострадание. Если узнаешь, что заражен опасной болезнью, то совсем не хочется, чтобы болезнь была еще опаснее. Но если той же болезнью заражается твой (более-менее безразличный тебе) сосед, морали часто приходится бороться с довольно иррациональным желанием зла ближнему. Кстати, интересен феномен слухов – слухи распространяются плохие и только плохие. При передаче они усиливаются.

Каждый рассказчик ХОЧЕТ, чтобы катастрофа оказалась хоть чуточку больше.

Хорошие слухи на самом деле – просто народные верования. Передаются они несравненно реже обычных слухов.

Зеваки собираются у места автомобильной аварии – здесь как будто медом намазали. Они любуются аварией. Точно так же любуются пожаром, упавшим мостом, последствиями стихийных бедствий. Занятие большинства тех, кто остановился понаблюдать – именно ЛЮБОВАНИЕ, которое выше мы связали с любовью. Люди любят смотреть фильмы-катастрофы, даже такие, в которых практически нет сюжета, а есть только развертывание и усилиние трагедии. Зритель любуется горящим самолетом, землетрясением или смерчем.

Приятно смотреть на пожар и чувства большинства собирающихся зрителей – удовольствие и желание, чтобы пожар разгорелся посильнее. Об этом говорят радостные крики толпы при каждом новом продвижении огня. Когда мы хотим увидеть очень сильный пожар, мы чувствуем то же, что скряга, который надеется сорвать очень большой куш. Это то же самое чувство. Это чувство бескорыстно, (жадный тоже бескорыстен, он не станет пользоваться деньгами, ему гораздо приятнее созерцать округлившуюся цифру банковского счета), хочется продлить мгновение, захватывает дух и ты знаешь, что невозможное сейчас случится – и долгожданный взрыв волнует как наконец-то сбывшийся поцелуй.

Это сорная разновидность любви.

При наблюдении конфликтов по телевизору, локальных войн, захватов заложников, угонов самолетов, землетрясений, наводнений и т д. хочется, чтобы бедствие было посильнее. В свое время радио ежедневно передавало сводки войны между Ираком и Ираном – многие слушатели относились с презрением: "Фу, тоже мне война, убили-то всего десять человек". Если наблюдаешь спортивные бои, хочется, чтобы был нокаут, а иначе неинтересно. То же чувство при просмотре интересного кинофильма – хочется, чтобы интрига была покруче, чтобы, в конце концов, герои страдали и было побольше нарушений обыденности.

Возможно, любовь к катастрофам это черта лишь нашего времени, своей событийностью держащего мозг на голодном пайке – а мозг изначально мог быть расчитан лишь на сильную событийность – но это лишь гипотеза.

Любовь к катастрофам – одна из распространеннейших мотиваций зла. Но лишь ПРИ ОТСУТСТВИИ МОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ОНА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ЗЛО.

г) любовь, непричинение и причинение зла.

Очень трудно причинить вред тому, кого (или что) любишь. Тому, в кого (или во что) вложены твои лучшие идеи. Особенно больно уничтожить предмет любви – ведь уничтожать приходится и часть себя, лучшую часть. Если продолжить сравнение идеи с вирусом, то можно сказать, что ИНФОРМАЦИОННЫЙ ВИРУС

СОПРОТИВЛЯЕТСЯ УНИЧТОЖЕНИЮ СОБСТВЕННЫХ КОПИЙ.

В следующем примере вождь анархистов оставил жить раненого комуниста потому что тот читал его книгу, и не просто читал, а понял – то есть идея книги, пусть в искаженном виде, но родилась в голове раненого врага. Поэтому вражескую голову оставили на плечах.

Если бы оказалось, что раненый не понял книгу, его бы убили.

ПРИМЕР 52. (Цитата) А. Платонов, «Чевенгур»

Никиток приложил винтовку, но сначала, за счет бога, разрядил свой угнетенный дух:

– По мошонке Исуса Христа, по ребру богородицы и по всему христианскому поколению – пли!

Дванов увидел вспышку напряженного беззвучного огня и покатился с бровки оврага на дно, как будто сбитый ломом по ноге. Он не потерял ясного сознания и слышал страшный шум в населенном веществе земли, прикладываясь к нему поочередно ушами катящейся головы. Дванов знал, что он ранен в правую ногу, – туда впилась железная птица и шевелилась колкими остьями крыльев.

В овраге Дванов схватил теплую ногу лошади и ему стало не страшно у этой ноги. Нога тихо дрожала от усталости и пахла потом, травою дорог и тишиной жизни…

Подошел Никиток и попробовал Дванова за лоб: тепел ли еще? Рука была большая и горячая. Дванову не хотелось, чтобы эта рука скоро оторвалась от него, и он положил на нее свою ласкающуюся ладонь. Но Дванов знал, что проверял Никиток, и помог ему:

– Бей в голову, Никита. Расклинивай череп скорей!

Никита не был похож на свою руку – это уловил Дванов, – он закричал тонким паршивым голосом, без соответствия покою жизни, хранившемуся в его руке:

– Ай ты цел? Я тебя не расклиню, а разошью: зачем тебе сразу помирать – ай ты не человек? – помучайся, полежи – спрохвала помрешь прочней!

Подошли ноги лошади вождя. Густой голос резко осадил Никитка:

– Если ты, сволочь, будешь издеваться над человеком, я тебя самого в могилу вошью. Сказано – кончай, одежда твоя. Сколько раз я тебе говорил, что отряд не банда, а анархия!

– Мать жизни, свободы и порядка! – сказал лежачий Дванов. – Как ваша фамилия?

Вождь засмеялся:

– А тебе не все равно? Мрачинский!

Дванов забыл про смерть. Он читал "Приключения современного Агасфера"

Мрачинского. Не этот ли всадник сочинил ту книгу?

– Вы писатель. Я читал вашу книгу. Мне все равно, только книга мне ваша понравилась…

Вождь молча наблюдал. Остальные анархисты оправляли коней и закуривали, не обращая внимания на Дванова и Никиту. Последний сумеречный свет погас над оврагом – наступила очередная ночь…

– Так вам понравилась моя книга? – спросил вождь.

Дванов был уже без плаща и без штанов. Никита сразу же их клал в свой мешок.

– Я уже сказал, что да, – подтвердил Дванов и посмотрел на преющую рану на ноге.

– А сами-то вы сочувствуете идее книги? Вы помните ее? – допытывался вождь.

Там есть человек, живущий один на самой черте горизонта.

– Нет, – заявил Дванов. – Идею там я забыл, но зато она выдумана интересно.

Так бывает. Вы там глядели на человека, как обезьяна на Робинзона: понимали все наоборот, и вышло для чтения хорошо.

Вождь от внимательного удивления поднялся на седле.

– Это любопытно… Никиток, мы возьмем коммуниста до Лиманного хутора, там его получишь сполна.

– А одежа? – огорчился Никита.

Помирился Дванов с Никитой на том, что согласился доживать голым.


Мы не причиняем зло тому, в кого вложены наши идеи. На первый взгляд кажется, что намечается подход к борьбе со злом: нужно учить любить.

Подход этот далеко не нов – все религии стремятся научить любить. Им это часто удается. Но на примере религий мы видим и основной недостаток этого подхода: верующий может совмещать искреннюю любовь к Богу и единомышленникам с лютой ненавистью к тем, кто отвергает его идеи или насмехается над ними.

С ненавистью к тем, кто враждебен его идеям.

Инквизиция, крестовые походы, большевистские массовые убиения не-совсем-правильно-мыслящих, исламский терроризм, все это проявления одной и той же тенденции, косвенно связанной с чувством любви: ИНФОРМАЦИОННЫЙ ВИРУС

СТРЕМИТСЯ УНИЧТОЖИТЬ ВИРУС-ВРАГА.

д) убивание любви.

ПРИМЕР 53. Веточки ивы

Мать с ребенком лет восьми пошли в город. Ребенку задали в школе найти веточки ивы и поставить их в воду, чтобы на них появились листики. Дело было ранней весной. Мать выполнила просьбу ребенка, хотя ей пришлось постараться: ветки были высоко и вокруг сновали прохожие. Прохожие обращали внимание. Но она постаралась и отломила, выбрав те веточки, которые посчитала лучшими.

Но ребенок решил, что веточки нужно сразу же ставить в воду, иначе они умрут, и поэтому захотел идти домой. У матери были другие планы и домой она идти не собиралась. Несколько минут спустя ребенок выбросил веточки, сказав, что они уже умерли.


Что бы вы почувствовали на месте той женщины? "Ах ты маленький негодяй, я тебе покажу!" – что-то вроде этого. И ребенку действительно "показали".

Дело в том, что мать отнеслась к просьбе ребенка с любовью, она не просто протянула руку и отломила что попало – она вложила душу. А вместе с выброшенными веточками умерла и часть ее любви. На какое-то время она стала любить ребенка меньше или даже почувствовала к нему ненависть. Но любовь, особенно родительская любовь, имеет свойство восстанавливаться.

Любовь сама напоминает дерево: можно много раз отламывать мелкие веточки, а они будут отрастать. Но не сразу, а со временем. Если отламывать слишком часто, дерево изменит форму и станет похоже на уродливый куст или засохнет.

Если повредить ствол, дерево может погибнуть сразу. Сходство и в том, что каждая новая веточка любви вырастает не сама по себе, а из другой, более прочной ветви. Одна ветвь может давать много длинных побегов – и можно всю жизнь влюбляться в женщин, слегка похожих на девочку из детства.

Случай с веточками ивы – модель стандартной ситуации в супружеских отношениях. Один супруг от всего сердца делает добро другому, а другой отвергает этот порыв или, в худшем случае, использует для унижения и насмешки.


– Хочешь, сегодня я принесу тебе кофе в постель?

– Лучше бы ты мусор вынес, не допросишься.


Так понемногу убивают любовь. Порой ее убивают гораздо более жестоко.

Золотое правило для родителей, которые хотят иметь любящих детей: НИКОГДА НЕ ОТВЕРГАЙТЕ ТО, ЧТО СДЕЛАНО ОТ ДУШИ, ДАЖЕ ЕСЛИ ВАМ ЭТО НЕ НРАВИТСЯ.

Другой распространенный случай убивания любви, – когда сам уничтожаешь то, что было созданно тобою с душой. Помню, очень давно, еще в школьные годы, нас как-то заставили копать канаву. Вначале нам не нравилось, а потом мы увлеклись и стали стараться. Но тут нам сказали канаву зарывать, потому что выкопали ее не на том месте.

В отношениях супругов: муж к приезду жены делает перестановку мебели, расставляя ее более удобно и красиво. Жена появляется и говорит: "Переставляй обратно, надо было вначале со мной посоветоваться". И муж вдруг ясно чувствует, что жизнь растрачена зря и что он совсем не любит эту некрасивую, немолодую и недобрую женщину.

Поначалу любовь восстанавливается, но с каждым разом восстанавливается все хуже. Разрушение любви похоже на цирроз: остается все больше шрамов и постепенно все больше активного вещества заменяется соединительной тканью. Когда соединительной ткани становится слишком много, любовь умирает окончательно, хотя отношения могут тянуться еще очень долго.

Психология bookap

Третье: любовь намеренно убивают, находясь в состоянии запредельной обиды, гнева или отчаяния, в состоянии "чем хуже, тем лучше". Это состояние будет названо нами "моральным бредом" (подробнее см. следующую главу, пункт 3.1).

Четвертое: любовь убивают деньги. Абсолютно неверен стиль воспитания, когда под предлогам обучения реалиям жизни ребенку платят за хорошее поведение или за хорошую учебу. Любовь и деньги – две вещи несовместные. Чем более важным оказывается одно, тем меньше оказывается другого. Эпохи расцвета духа – это те эпохи, в которые любовь важнее денег, эпохи денег – эпохи упадка духа. Тоже самое можно сказать о людях.