ГЛАВА 4. ФОРМЫ ЗЛА. ПРИМИТИВИЗМ


...

4.4. ПОЛЕЗНОСТЬ НРАВСТВЕННОЙ ТУПОСТИ

Современные законы несовершенны: они защищают человека от физической боли и физического насилия, хотя нравственную боль практически всегда можно доставлять безнаказанно. Существует, конечно, защита от оскорбления, однако работает она лишь в исключительных случаях и обычно тогда, когда речь идет о политических деятелях или иных заметных фигурах. Для того, чтобы тебя защитил закон, необходимо, чтобы была в какой-то степени разрушена твоя репутация, а для этого фальшивые сведения о тебе должны быть опубликованы, переданы людям, от которых ты так или иначе зависишь, или высказаны (тоном вызывающим или хотя бы привлекающим внимание) в присутствии других людей. Такие случаи чрезвычайно редки в сравнении с примерами бытового ежедневного морального насилия и издевательства. Простейшие примеры оскорбления: человеку дают обидную кличку, обливают его бранью или делают то, что подействует именно на него: подстраивают такую гадость, которая была бы просто незамечена большинством других людей.

Примером может служить хотя бы одна учительница: дети проходили мимо нее и шипели, она понимала, что это имеет целью обидеть ее и злилась, детям нравилось и они шипели еще сильнее, и моральная боль все усиливалась. Никакой закон не может пресечь подобные вещи.

Защиты от такой боли не существует – возможно, как ответ, лишь причинение ответной боли. Люди могут долгие годы жить по соседству, доставляя друг другу невыносимые страдания, изощряясь во взаимных оскорблениях и достигая в причинении моральной боли изощренности хорошего средневекового мастера пыток.

Удивительно, если поразмыслить, но эта боль по традиции считается слишком незначительной, чтобы обращать на нее серьезное внимание. Однако, она порой может довести человека и до самоубийства или убийства. (Пользуются большим успехом фильмы и книги описывающие такие случаи – поднимающие эту нерешенную и как бы несуществующую проблему – пользуются успехом потому, что они действительно волнуют нас – значит, моральная боль не такой уж пустяк.) Давайте попробуем оценить силу такой боли. В предельном случае она так сильна, что человек решает уйти из жизни – я имею ввиду доведение до самоубийства.

Физическая боль может иметь те же последствия. Представим себе больного, страдающего от постоянных болей. Насколько сильной должна быть его боль (чисто телесная боль, без примеси моральной – то есть, со всеми остальными аспектами жизни у этого человека полный порядок); насколько сильной должна быть физическая боль, чтобы человек решил убить себя? Очевидно, что чрезвычайно сильной.

Именно такова моральная боль человека, доведенного до самоубийства.

Когда один ребенок обзывает другого, наример, ослом, козлом или обезьяной, другой может ответить ему тем же или ударить обидчика. И он, и другие дети сочтут это справедливым. Простейший принцип справедливости, которому следуют дети, это "око за око". Это элементарная и возможно врожденная моральная реакция – отвечать на боль такой же болью. Значит, в определенном отношении боль удара и боль произнесенного слова равны – они равны по силе. И, конечно же, оскорбление может доставить большие страдания, чем удар. Во времена дуэлей человек рисковал своей жизнью и считал справедливым убить обидчика. То есть моральная боль и здесь оказывалась предельно сильной. Но никто не имеет права причинить телесную боль, зато все могут безнаказанно унижать. Ситуация такова, как если бы было запрещено квартирное воровство, зато разрешен разбой.

Поэтому чрезвычачно выгодно быть нравственно тупым: во-первых, ты можешь причинить очень сильную боль другому, не повредив себе (отсутствуют угрызения совести). Ситуация такая, как если бы вступили в поединок вооруженный и безоружный. Морально здоровый человек имеет иммунитет против морального садизма и моральной жестокости, зато к нему могут относиться с любой степенью жестокости. Во-вторых, нравственно тупой нечувствителен ко многим оскорблениям и общая чувствительность к моральной боли у него тоже снижена. Ситуация такая, как если бы вступили в поединок гладиатор со щитом и в доспехах и гладиатор, ничем не защищенный.

Итак нравственно тупой имеет преимущество в контакте – и, вообще говоря, таким быть выгодно.

Второе преимущество такого человека: он способен на больший диапазон поступков, направленных к собственной выгоде, ему не мешают честь, совесть, мнение окружающих и другие подобные "мелочи". Он может украсть, если будет уверен в своей безнаказанности, может подкупить или позволит подкупить себя, может нагло идти напролом так, что порядочные люди просто не смогут его остановить. Есть некая реакция замирания у порядочных людей – они не сразу действуют в таких случаях, с которыми не сталкивались раньше, особенно в случаях морального хулиганства или садизма; они должны вначале все продумать и взвесить, не слишком ли они обидят насильника своим отпором. Я знал одного человека, который в течение десятилетий приветствовал своих друзей грязным матом: "привет, ты такой-то и такой-то". Друзья терпели. Однажды один из недавних его знакомых не выдержал и ответил ему так же. С этого момента оскорбления прекратились. Но ведь сколько лет пришлось ждать!

Психология bookap

Минус его положения в том, что чаще всего он общается с подобными себе и те сильно ограничивают его преимущества. Проблемы возникают только при общении пошлого с порядочным человеком. Особенно заостряются эти проблемы там, где некоторая внешняя сила не позволяет им удалиться друг от друга: это дети в школах и любых других детских учреждениях, соседи, солдаты, заключенные тюрем и психушек, иногда члены одной семьи. Если все общество будет состоять из пошлых, примитивных и нравственно тупых людей, то подобных проблем не будет. Если исключтельно из порядочных людей – тоже.

Раньше благородный человек учился фектовать – в отличие от пошлого, который вообще не учится и неспособен ничему научиться. Сейчас порядочный человек принципиально беззащитен – он как ребенок среди полчищ голодных крыс.