ГЛАВА 8. ДРУГИЕ ФОРМЫ ЗЛА


...

8.5. ОБИДЧИВОСТЬ И ОБИДА

Обида – один из видов моральной (душевной) боли, наряду с виной, стыдом, сочувствием, грустью, страхом и др. Однако она не лишена приятности. Впрочем, может быть приятна и другая душевная боль, например, приятно посмаковать свою грусть, когда расстаешься с чем-то навсегда.


5.1 Обида-конфетка

Примерно так смакуется обида:

Пример 65. (Цитата) Марк Твен, «Приключения Тома Сойера».

Том дулся в углу и растравлял свои раны. Он знал, что в душе она стоит перед ним на коленях, и это сознание доставляло ему мрачную радость… Он представлял себе, как он лежит больной, умирающий, а тетка наклонилась над ним и заклинает его, чтобы он сказал ей хоть слово прощения; но он отворачивается лицом к стене и умирает, не сказав этого слова… Он так расстроил себя этими скорбными бреднями, что слезы буквально душили его, ему приходилось глотать их.

Все туманилось перед ним из-за слез… И ему было так приятно услаждать свою душу печалью, что он не мог допустить, чтобы в нее вторгались какие-нибудь житейские радости. Всякое наслаждение только раздражало его – такой святой казалась ему его скорбь… Мысль об этом наполнила его такой приятной тоской, что он стал перетряхивать ее на все лады, покуда она не истрепалась до нитки.


Обида так сладостна, что даже представление собственной смерти становится приятным. Но обида сладостна не сама по себе – ОНА ВОЗНАГРАЖДАЕТСЯ ЧУВСТВОМ ВИНЫ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА. Если другой вины не ощутит, то вся обида напрасна: "Он представляет себе, как его приносят домой мертвым: его только что вытащили из реки, кудри его намокли, и его страдающее сердце успокоилось навеки. Как бросится она на его мертвое тело, и ее слезы польются дождем, и ее губы будут молить господа бога, чтобы он вернул ей ее мальчика, которого она никогда, никогда не станет наказывать зря! Но он по-прежнему будет лежать бледный, холодный, без признаков жизни – несчастный маленький страдалец, муки которого прекратились навек!"

То есть, желание причинить другому моральную боль так сильно, что мы СПЕЦИАЛЬНО ПРИЧИНЯЕМ БОЛЬ СЕБЕ. В крайних случаях можно действительно убить себя, чтобы другой всю жизнь мучился виной.

В этом смысле обида напоминает драку: при драке мы согласны терпеть унижения и боль ради удовольствия доставить унижение и боль другому. И обида и драка поддерживается чувством (не)справедливости.

Обида позволяет чувствовать себя победителем, морально победившим.

Вы обижаетесь именно тогда, когда кто-то поступил несправедлво по отношению к вам, а вы ему не ответили. "Я поступаю лучше, чем он" – и это тоже приятно, хотя и неправда.

Мы обсасываем обиду как конфетку, пока она не рассосется. То есть, идея, заразившая нас, специально пускается нами же по кругу, ЗАЦИКЛИВАЕТСЯ, чтобы заражение повторялось вновь и вновь и поддерживало само себя. Назовем этот третий тип морального заражения (есть еще простое заражение и отраженное заражение – см. эту главу пункт 1.3) "КРУГОВОЕ ЗАРАЖЕНИЕ ИДЕЕЙ". Круговое заражение это основная причина гнева, о чем будет сказало в следующем разделе.


5.2 Обида как спасение лица

Однажды я лежал на операционном столе, ожидая, пока мне разрежут ногу. Мне трижды сделали наркоз и все три раза наркоз не подействовал – его делали неквалифицировано. Тогда анестезиолог, обидевшись, сказал: "тогда ты сам виноват, теперь будем резать так". Обида помогла ему "спасти лицо". "Я так старался, а ты, нехороший, не согласился, теперь я уж не виноват", – примерно таков ход мысли, которая позволяет поменять местами виноватого и жертву.


5.3 Предварительная защита

Но обида, как и драка, не только приятна, но и очень болезнена.

Есть люди воинственные, которые сразу лезут драться, а есть мирные, которые сделают все, чтобы драки избежать. Аналогично этому, есть люди обидчивые, которые обижаются при первой возможности и даже специально ищут и создают такие возможности, а есть защищенные от обиды. Защита от обиды может быть внешняя и внутренняя. Очень немногие защищены от обиды внутренне, просто качествами своего характера. Большинство используют внешнюю защиту.

Грубость, ругательства, цинизм, презрительное отношение, независимость от, наглость, дерзость, оскорбительное высокомерие, а также ледяная вежливость есть способы предварительной защиты от обиды. Слабый человек строит вокруг себя танк.

Он возводит броню на тот случай, если кто-то вздумает на него напасть. На каждый случай нападения он реагирует единственным способом: делает броню еще толще, но при этом остается совершенно беззащитным внутри скорлупы. Поэтому довольно быстро настает момент, когда он уже не может выйти из своего танка.

На наших улицах можно встретить молодых бедняжек со значками на груди, а на значках надпись: "не учите меня жить." Некоторые другие извращения молодежной культуры объясняются все тем же стремлением заранее защитить себя от обиды.

Одни люди просто слабы и уже своей слабостью напрашиваются на обиду, другие живут в такой среде, которая обеспечивает постоянные обиды, или воспитывались в такой же обстановке. Постепенно, не выработав единственно здоровой внутренней защиты – сильного характера, они становятся грубыми и злыми хамами, иногда преступниками.

Унижение создает морально больных и невозможно излечить, унижая. Излечение начнется лишь с того момента, когда больной почувствует абсолютную уверенность в том, что обида ему не грозит.

Только когда больной человек привыкнет к безусловному уважению, он станет доступным для лечебных воздействий – он ПОПРОБУЕТ СНЯТЬ СВОЮ БРОНЮ и мы увидим другого человека, ранимого и способного стыдиться. А стыд означает возникновение иммунитета к болезненному поведению.


5.4 Обида и агрессия

У обиженного есть два возможных выхода: агрессия или принятие роли жертвы.

И то и другое дает ощущение победы над "врагом".

ПРИМЕР 66. Обида. Притча о лжеспасителе.

Один экстрасенс захотел стать спасителем. Он очень долго тренировался, чтобы свершить чудо хождения по водам. Чтобы совершить это чудо у него ушло тридцать лет тренировок. За это время он собрал себе двенадцать приверженцев, которых собирался объявить апостолами. Наконец, чудо было подготовлено – и он ступил босой ногой на воду. Однако поверхность воды была столь скользкой, что устоять на ней оказалось невозможно и лжеспаситель шлепнулся. Лжеапостолы стали хохотать. Тогда разгневаный лжеспаситель без всякого труда создал двенадцать молний и молнии испепелили двенадцать смеющихся последователей. А самое большее чудо с электричеством, которое удавалось ему совершить до сих пор – это зажечь вполнакала лампочку от карманного фонаря.

ПРИМЕР 67. Обида во сне

Мы с семьей ехали на поезде в Вологду. Я спал на верхней полке. Мне приснился сон о том, что я собираюсь подтянуться на турнике, а мои отец, мать и брат смотрят на это. Я вообще не силен в подтягиваниях, но во сне собирался подтянуться раза два. Но как только начал подтягиваться, то почувствовал удивительную легкость. После десятого раза я стал подтягиваться, поднимаясь очень высоко над перекладиной и даже считать разы вслух. Я гордился. И с каждым разом гордился больше и старался подниматься выше. На двадцать первом подтягивании отец меня остановил и сказал, что это неправда и ничего не засчитывается, потому что нужно касаться перекладины подбородком, а я касался грудью и животом. Я пытался объяснить, что так даже труднее, но никто не стал меня слушать. Проснувшись, я ощутил сильную обиду на свою семью. Такую сильную, что вышел в коридор, чтоб никого не видеть. На ближайшей станции я вышел на перон. Там стояло много людей. Бежал мальчишка, очень спешил и держал в руке бутылочку клея. Он бежал между людьми. Когда он пробегал мимо меня, я повернулся плечом так, чтобы он ударился посильнее. И он даже упал. Мне было приятно видеть как он плачет, я сказал ему что-то грубое насчет того, что нечего толкать людей. С этого момента моя обида стала проходить.


Для того, чтобы обидеться, обида не обязательно должна существовать в реальности. Агрессия может быть направлена на кого угодно, а не обязательно на виновника обиды. Обида подпитывает агрессию, как конденсатор – фотовспышку.

Агрессия, вспыхнув, РАЗРЯЖАЕТ ОБИДУ и прекращает болезненный цикл самозаражения.


5.5 Принятие роли жертвы


Обидчивый человек, то есть человек, склонный к круговому самозаражению обидой, может направить агрессию и на себя. Такой вариант обидчивости называют привычкой "лезть в бутылку". Больной понимает, что выбирает наихудший вариант действий, но все равно не изменяет выбор. Напротив, чем хуже – тем лучше, раз так – пусть мне будет хуже и пусть всем будет хуже – такие решения сопровождаются особенным эмоциональным фоном мрачной радости. Каждое такое действие "втискивания в бутылку" обычно сопровождается провокацией. Провокация направленна на то, чтобы окружающие помогли влезть в бутылку поглубже.


– Я понял, ты меня не любишь. (одной ногой в бутылке)

Ну скажи, скажи, что не любишь. (начало провокации)

Я это уже давно знаю. (продолжение провокации)

Ты же не зря прошлым летом… (следуют оскорбительные намеки)

– Ну, ты идиот! (ответ на оскорбление)

– Ах, так ты всегда меня идиотом считала (второй ногой в бутылке, новая провокация)


5.6 Склонность обижать

С обидой связаны две моральных болезни: обидчивость и склонность обижать – привычка причинять обиду. Привычка обижать – это, в большинстве случаев, окольный путь к тому, чтобы направить агрессию на себя. Обижают обычно близких и любимых людей, тех, чье мнение небезразлично. Иногда обижают и тех, кто может причинить сильную ответную боль.

Правда, у некоторых сильных есть склонность обижать слабых и посторонних, но в данном случае обида может заменяться любым другим видом моральной боли или просто физическим издевательством.

ПРИМЕР 68. Словесные удары

Обобщение:

– Вы все такие же.

– Ты всегда мне лгал.

Сарказм:

– Отличный цвет волос. Ты перекрасилась в блондинку или голову помыла?

Приписывание мыслей:

– Ты только и думаешь, как бы меня бросить.

Условные допущения:

– Если бы я была тебе дорога, ты бы (все что угодно)

Ложные понятия о своих правах:

– Вы целый день развлекались (обидная неправда) и я имею право отдохнуть.

Месть:

– Вот как ты мне мороженое купил (т е. не купил) так и я тебе потом сделаю.

Удары в самую болезненную точку:

– А я не знала, что ты еще и трус (после того, как сама втянула его в опасную и двусмысленную ситуацию).

Риторические вопросы:

– Долго ты меня еще будешь мучить?

– Ты хочешь меня в могилу свести? Чего молчишь?

Расплывчатые утверждения, на которые невозможно ответить:

– Ну конечно, я опять самая крайняя.

Фразы с подтекстом:

– Да, ну сегодня и вечерок (подтекст: из-за тебя).

Прямые обвинения:

– Это все из-за тебя, ты мне жизнь загубил.

Угрозы и шантаж:

Если опоздаешь хоть на одну минуту, у тебя будут неприятности.

Приписывание намерения:

Ты это специально сделал, я понимаю.

Недоверие:

А ты точно? Ага, конечно, так я и поверил.

Высказывание предположения как истины:

Обязательно нужно было в грязных штанах садиться! (на самом деле никто еще не садился) Ну, так ты все равно бы сел.

Неответы на конкретные вопросы:

– Так мы идем или не идем?

– А сам как думаешь?

Если не может высказаться понятно:

– Сам должен понимать, не притворяйся дураком.

Язвление:

– Не лети, у меня нет моторчика.

"Конечно":

– Тебе, конечно, наплевать, что у меня сердце болит.

Удары по идеальному представлению о себе:

– А ты, малолетка, иди отсюда.

Унижение под видом помощи:

– Почему ты пытаешься унизить себя, когда они не прислали даже открытки?

Оскорбление властью:

– Захочу – и пойдешь!

Подзуживание:

– Да такой как ты никогда этого не сделает.

Предположение плохих качеств собеседника:

– До тебя все равно не дойдет.

– Это дойдет даже до тебя.

Кривляние, обидные сравнения, приказной тон, перебивание и многое другое.


Удивительно, что человек, желающий обидеть близкого и таким образом причинить боль самому себе (то есть, находящийся в «перевернутом» состоянии: чем хуже – тем лучше), исключительно легко придумывает новые и новые "афоризмы", подобные приведенным выше. Эти фразы могут сыпаться из него сотнями, не повторяясь при том. В нормальном же состоянии, остыв, человек оказывается неспособен придумать больше чем одну или две подобных фразы, да и те оказываются повторениями сказанного. Здесь мы имеем дело с поразительным ЭФФЕКТОМ РЕЗКОГО УСИЛЕНИЯ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА. Этот эффект сродни вдохновению – но результаты вдохновения обращены во зло.

Поэтому творчество – не абсолютный показатель морального здоровья, как, впрочем, и любовь (см. главу 7).