ГЛАВА 5. ФОРМЫ ЗЛА. ФАНАТИЗМ И ФАНАТОИД: ПОРАБОЩЕНИЕ ИДЕЕЙ


...

5.8. ИДЕЯ КАК БОГ

Что все-таки может дать человеку беззаветное служение идее? Ведь фанатик, несмотря на ущербность, однобокость и выжженность своей жизни, часто ощущает себя счастливым и если бы ему позволили начать жизнь сначала, пошел бы тем же путем. Урвать от идеи он ничего не может, напротив, он должен отдать ей самого себя и всего себя. И чем сильнее от отдается, тем более счастлив. Здесь мы видим аналогию с половой любовью или любовью к богу.

С того момента, когда ценность идеи стала выше ценности собственной жизни, фанатик ОБРЕТАЕТ УВЕРЕННОСТЬ И СИЛУ, СЛИВ СВОЮ ЖИЗНЬ С ТЕМ, ЧТО ЕЕ ПРЕВОСХОДИТ.

Он обретает спокойствие, сродни спокойствию ребенка, который играет и знает, что мать рядом. Даже если любимая мать наказывает, ребенок в глубине души знает что она права и старается для его блага. Так же воспринимает жизненные трудности и несчастья фанатик – как специально сработанные для его блага: ушла жена, тем лучше, не будет отвлекать от размышлений; попал под трамвай и потерял ногу, тем лучше, я приобрел стойкость и научился терпеть боль; скоро умру, тем лучше, можно подвести итоги и серьезно заняться тем, что никогда не успевал сделать.

Сила, которую он черпает в верности идее, позволяет ему не тратить сил на самозащиту. Вообще, любая защита от трудностей означала бы, что он недостаточно верен идее. Он отдаляется от мелких житейских невзгод и, если и замечает их иногда, то смотрит как сквозь мутное стекло. Естественно, что он не делает тех маленьких ежедневных рутинных вещей, которыми полна жизнь; «текучка» течет мимо него. Он может не стоять в очереди, не здороваться, не искать где подешевле, не зарабатывать себе на жизнь, не заботиться о своем здоровье, не воспитывать своих детей, не поддерживать в беде и пр. Все это он перекладывает на плечи других.

И в этом смысле ему живется легче.

Идея, как и бог, предлагает своему рабу бессмертие – если он будет служить достаточно искренне и плодотворно. Фанатик после физической смерти остается существовать в виде слепка идей – в памяти других, в соедеянном, в оставленных следах, в том шаге, который идея сделала с его помощью. Физически он не существует, но идеи вылупились из него, как из яйца, и продолжили развитие в других людях, но ведь идеи – это и есть единственная его ценность. Поэтому фанатик может умирать без сожаления. Еще одна причина легкой смерти: он не любит этот мир, он не приспособлен к нему, он не от мира сего, а скорее от мира идей – вот он и уходит туда, как к себе домой, почти не страдая при расставании.


Примечание напоследок:

Фанатоид – это состояние, к которому, возможно, стремится любая идея. У меня было довольно сильное побуждение пропустить в этой фразе слово "возможно", то есть, даже эта идея стремилась стать фанатоидом.