ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ВАРИАНТЫ ЗЛА


...

3.6. СТРЕМЛЕНИЕ К ОПАСНОСТИ

ПРИМЕР 25. (Цитата) Марк Твен «Приключения Гекльберри Финна»

И он уселся на землю, как раз между мной и Томом, прислонился спиной к дереву и вытянул ноги так, что одной ногой чуть не задел мою. Тут у меня зачесался нос. Так зачесался, что слезы выступили на глазах, а почесать я боялся. Потом начало чесаться в носу. Потом зачесалось под носом. Я просто не знал, как усидеть на месте. Такая напасть продолжалась минут шесть или семь, а мне показалось, что много дольше. Теперь у меня чесалось в одиннадцати местах разом. Я решил, что больше минуты нипочем не вытерплю, но кое-как сдержался: думаю, уж постараюсь. И тут как раз Джим начал громко дышать, потом захрапел, и у меня сразу все прошло.


Хочется почесаться именно тогда, когда нельзя. Хочется пошевелиться в тот момент, когда важно сохранять полную неподвижность. Но не всегда хочется, а лишь тогда, когда возникла соответствующая идея. Тело не чесалось бы в одиннадцати местах, если бы вначале не зачесался нос или персонаж не обратил на это внимание. Также можно запросто сохранять полную неподвижность в ответственный момент, если ты сосредоточен на основной цели. В этом случае посторонние идеи не отвлекают.

Любая идея заставляет действовать. Достаточно попасть в ситуацию, допускающую возможность определенного действия и осознать такую возможность, как сразу хочется это действие выполнить. В следующем примере, ребенок очевидно, однажды увидел лежащее зеркало и испугался. Возникла идея, которая толкала его к действию. Позже идея возможности прыжка, возникшая, скорее всего, ассоциативно, заставила прыгнуть.

ПРИМЕР 26. Большой глоток

Одно из яркий самых ярких детских воспоминаний. В доме меня больше всего пугало зеркало. Оно стояло прислоненное к стене, на тумбочке. Когда я оставалась сама, не помню сколько мне было, тогда время не двигалось и не значило, я стягивала зеркало с тумбочки и клала его на пол. Я дожидалась этого момента. Я хотела, чтобы все ушли и боялась. Я боялась зеркала.

Когда зеркало оказывалось на полу, под полом открывалась сияющая пропасть. Там были даже окна с перевернутым небом. Я стояла над пропастью и мне казалось, что я сейчас туда упаду. А потом я перепрыгивала через нее. Это было очень страшно и чем страшнее, тем больше меня влекло. Когда мне было пятнадцать, я оказалась над обрывом, он был метров в двадцать высотой, внизу был песок и склон внизу был песчаным – и я прыгнула, и это было то же самое, не знаю почему, но это похоже на большой глоток, не могу объяснить, и даже не знаю кто проглатывает, я или меня. Я приземлилась очень мягко, но совсем рядом со мной торчала небольшая коряга. Полметра – и ты в аду.


Идея заставляет действовать – это именно то, что выше мы назвали испытательной мотивацией. Испытательная мотивация может быть очень сильной и очень нелогичной. Даже анти-логичной. Она может перевесить инстинкт самосохранения. В этом случае желание попробовать часто описывается как желание рискнуть.

ПРИМЕР 27. (Цитата) Гоголь «Вий»

И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завывание, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь он был в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его, засыпанные землею, ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь. Длинные веки были опущены до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо на нем было железное. Его привели под руки и прямо поставили к тому месту, где стоял Хома.

"Подымите мне веки: не вижу!" сказал подземным голосом Вий – и все сонмище кинулось подымать ему веки. "Не гляди!" шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он, и глянул.

"Вот он!" закричал Вий и уставил на него железный палец. И все, сколько ни было, кинулись на философа. Бездыханный грянулся он на землю…


Не вытерпел он, и глянул. Глянул – и погиб.

Из библии: "Жена же Лотова оглянулась позади него, и стала соляным столпом". Не вытерпела, и глянула. Глянула – и погибла. Когда человек смотрит вниз, наклонившись через перила двадцать пятого этажа, иногда возникает желание прыгнуть. Когда стоит у окна, опершись лбом о стекло, возникает жалание придавить стекло сильнее. Подобные желания могут противоречить здравому смыслу, а могут и не противоречить – они просто не обращают внимания на здравый смысл, они существуют в другой плоскости.

ПРИМЕР 28. Жизнь по цене апельсина.

Там было большое озеро, не слишком глубокое, такое, что в двух местах посредине торчали камыши. Шириной около километра, на той стороне лес и автобусная дорога. Я не слишком хороший пловец, но однажды сплавал до камышей и вернулся. Некоторое время я считал это достижением, а потом захотел переплыть на ту сторону. Я специально приехал к озеру. Мне не повезло. Во-первых, дул ветер и плескались волны, во вторых, было поздновато и я сомневался, что успею переплыть озеро до темноты. И день был прохладный, в воде я замерзал. А за час или два смог бы замерзнуть сильнее. С собой у меня было два апельсина. Я съел один и решил, что съем другой, когда вернусь. Спрятал вещи и поплыл. Я собирался отдохнуть на островке в камышах, но островка не было, камыши росли из глубины, поэтому я очень устал, пока доплыл на ту сторону. Когда я выбирался из воды, то мышцы спины схватила судорога, не очень сильно, но понятно было, что обратно я не доберусь. Я немного посидел под берегом и заметил, что обратно было бы намного труднее плыть, потому что ветер гнал волну в лицо. И становилось темно. Я решил перейти обратно по мосту, до моста было километров восемь. Я отдохнул минут двадцать и уже собрался идти к мосту. Но тут вспомнил об апельсине. Не скажу, что мне очень хотелось апельсин, но я намечал сьесть его, когда вернусь. А сейчас это откладывалось до полуночи, а может быть и до утра. И это решило дело. Я вернулся, вошел в воду и поплыл обратно. Я собирался съесть этот апельсин именно тогда, когда наметил – это ощущалась как дело какого-то дурацкого принципа. На обратном пути я несколько раз захлебылася и один раз был уверен, что уже умер. Не хватало дыхания, но как только я открывал рот, в него попадала волна. Добрался я каким-то чудом, а проклятый апельсин запомнил на всю жизнь.


В последнем примере человек чуть было ни погиб только потому, что вспомнил об апельсине. Идея перевесила инстинкт самосохранения.

В популяции крыс есть те, которые склонны к риску. Они чаще вылазят из нор, забираются в самые неожиданные места и раздражают людей своим нахальным поведением. Они часто гибнут, но таким образом вид расширяет свое жизненное пространство. А есть такие, которые не любят рисковать. Они предпочитают сидеть в темноте, есть и размножаться. И те и другие нужны для выживания вида.

Те люди, которые предпочитают риск, выбирают рискованные профессии: дрессировщик, пожарный, военный, шпион. Или занимаются рискованными видами спорта: акробатика, спортивная гимнастика, автогонки, бобслей, в котором переворачивание саней часто означает смерть, скоростной спуск. Такие люди устанавливают всевозможные странные и опасные для жизни рекорды. Они опасно развлекаются, это тореодоры, игроки в рулетку. Они занимаются опасным бизнессом и чаще всего проигрывают: там они разоряются, а у нас их просто убивают за неуплату долга.

Но опасность привлекает и всех остальных.

Герои популярных фильмов очень сильно и я бы даже сказал – преувеличенно рискуют – и это привлекает зрителей, дает им возможность в безопасности пережить острые ощущения. То есть ощущение острого риска, которое, например, лично мне неприятно, все же нравится большинству людей, в разбавленных дозах. Тогда, когда нет угрозы для собственной жизни. Большинство игр также привлекают возможностью риска.

ПРИМЕР 29. Герой в бочке.

24 июля 1883 года в 16.00 капитан Мэтью Вебб первым попробовал переплыть Ниагару под водопадом. Он бросился в воду на глазах тысяч людей и погиб. Его тело нашли лишь спустя четыре дня. Но уже через три года следующий герой переплыл Ниагару в бочке и остался цел. На следующий год водопад переплывают с пробковым поясом, потом в лодке и так далее. Поток желающих испытать себя не ослабевает, хотя многие попытки заканчиваются трагически.


ТАК ИДЕЯ УКРЕПЛЯЕТ СВОИ ПОЗИЦИИ, ЖЕРТВУЯ ЧЕЛОВЕКОМ.