ГЛАВА 5. ФОРМЫ ЗЛА. ФАНАТИЗМ И ФАНАТОИД: ПОРАБОЩЕНИЕ ИДЕЕЙ


...

5.6. ЦЕПОЧКА НАРАСТАЮЩИХ ЖЕРТВ. КАК ИДТИ ВПЕРЕД, УНИЧТОЖАЯ СЕБЯ.

Пример 43. Эффект магнитофона.

Только что, набирая текст, я увидел соринку на клавитатуре. Вообще говоря, стучать по клавишам она совершенно не мешала. Правда, немного отвлекала. Я попробовал ее снять, но она упала между клавишами. Теперь она уже вообще не мешает, но я прерываю свою работу, чтобы достать соринку. А работа ведь довольно сложная и важная. Но соринка не вынимается, а лишь проваливается глубже. "Ну нет!" – говорю я ей, почти как живому существу и переворачиваю клавиатуру, чтобы ее вытрясти. Не тут-то было. Я пытаюсь вернуться к работе, но не могу. Приходится идти в соседнюю комнату за скрепками. Разогнув скрепку, я не без труда вынимаю соринку, которяая все так же мне не мешала и даже была невидимой. Теперь я снова могу работать.


Я условно называю этот эффект эффектом магнитофона, потому что впервые наблюдал его у человека, пытавшегося наладить магнитофон. Там все было так же.

Он прервал запись, потому что захотел смазать какое-то колесико. Этого можно было бы и не делать: несмазанное колесико не мешало. Но, чтобы залить смазку, ему потребовалось снять какую-то боле важную деталь и он увидел, что та деталь тоже не в порядке. Исправляя этот деффект, он нашел еще один, более глубокий.

Несмотря на спешку, он не смог возобновить работу, пока не исправил и этот. Но в результате качество работы магнитофона его не удовлетворило (хотя недостатки были несущественны для работы) и он взялся за еще боле серьезный ремонт – стараясь лишь "ради чистого искусства". В этот день свою работу он так и не закончил.

Здесь мы наблюдаем цепную реакцию мотивации: цепочку нарастающих жертв.

Допустим, чтобы исправить деффект номер один, человек жертвует десятью минутами времени. Но он обнаруживает деффект номер два, который требует еще пяти минут.

Десять минут, уже принесенные в жертву, перевешивают возможную жертву пяти. Хотя логики в этом немного, но субъективное ощущение именно таково. Но теперь общая жертва времени – 15 минут. Он находит деффект номер три, для исправления которого нужно еще десять минут. Но пятнадцать потерянных минут снова перевешивают десять и общая жертва равняется уже двадцати пяти минутам.

То есть, ЕСЛИ КАЖДАЯ СЛЕДУЮЩАЯ ЖЕРТВА МЕНЬШЕ СУММЫ ПРЕДЫДУЩИХ, ОНА ПРИНОСИТСЯ. По крайней мере, возникает отчетливое стремление ее принести.

Помните доктора из романа Уэлса "Человек-невидимка"? Того самого, который изобрел невидимость и потом был убит. Если бы в ту минуту, когда он впервые подумал о невидимости, ему сказали: "У вас получится, но вы будете терпеть огромные трудности, вы растратите деньги, вы приведете к смерти родного отца, за вами будут охотиться, стрелять, наконец, вас жестоко убьют." – что тогда?

Возможно, но не стал бы на этот путь нарастающих жертв, если бы знал о нем с самого начала. Но начиналось с маленьких жертв. Каждая следующая была меньше суммы предыдущих – и она приносилась. Жертвы расли. Наконец, смерть отца сделала сумму принесенных жертв такой большой, что она оправдывала почти любую будущую жертву. Человек, разорившийся и загубивший отца ради идеи запросто отдаст этой идее и остальные "мелочи жизни". Он становится фанатиком – человеком, порабощенным идеей.

По такой же схеме развивается драка: тот, кто получил десять сильных ударов, но не отомстил обидчику, считает нормальным получить еще парочку, но отомстить. Десять прошлых оправдывают два будущих. А двенадцать тем более оправдают продолжение драки. По той же схеме развиваются семейные скандалы, кровная месть, проигрыш состояния в казино. В каждом из этих случаев налицо ВРЕМЕННОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ В ФАНАТИКА. Поэтому, наблюдая их, можно изучать фанатизм почти "в лабораторных условиях"

Допустим, некая дама увлеклась особенной религиозной доктриной. Она рассказала об этом подруге, но подруга не поняла и не приняла, отнеслась холодно. В результате ссора с подругой – первая жертва. Но фанатизм всегда требует жертв, они его питают и укрепляют (для этого, кстати, обязательные жертвы в религиях и культах). В результате ссоры вера в новую доктрину усиливается. Подруга рассказывает о произошедшем на работе. Некоторые подшучивают над увлеченной дамой, некоторые шутят зло, некоторые просто чуть отдаляются. Дама принимает и это – и вот уже и коллеги принесены в жертву идее.

Следующими могут оказаться родственники. Потом здоровье. Потом красота, которая уже не волнует. Она перестает читать книги и ходить в театр. Запрещает сыну общаться с врачом – и сын остается инвалидом. Пережив это, дама чрезвычайно укрепляется в своей вере. Потом она начинает раздавать деньги, продает мебель, приводит в пустую квартиру странных людей, распевающих странные песни и превращается в законченную фанатичку. Конечно, не каждый болеет фанатизмом настолько тяжело. Но ведь совсем недавно по стране прокатилась эпидемия фанатизма – эпидемия "Белого братства" Юрия Кривоногова и Марины Цвигун.

ЛЮБАЯ ИДЕЯ, ТРЕБУЮЩАЯ ЖЕРТВЫ – ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ФАНАТОИД. Согласившись на жертву, вы, в большей или меньшей мере, становитесь ее рабом. Вскоре от вас потребуют новую жертву, потом еще и еще. Ваш мир будет становиться все уже, одноцветнее и проще. Вы войдете в тоннель, из которого нет выхода – ведь все за стенами этого тоннеля для вас уже мертво. Неужели вам нравится это?

Психология bookap

И разве не проще и правильнее остановиться в самом начале? Никогда не соглашайтесь жертвовать тем, что вам дорого. Наука требует жертв, искусство требует жертв, любовь и красота тоже требуют жертв, – так говорят вам. Не соглашайтесь: искусство счастливой жизни – в умении обходиться без жертв.

Жертв требует только то, что стремится вас поработить.