Часть третья


...

Невротические расстройства: вегетососудистая дистония

Разобщенность врачей психиатрических и непсихиатрических специальностей, равно как и общая недооценка значимости психосоматической проблематики, – факт печальный, приводящий ко множеству самых разнообразных казусов, из которых, может быть, самым вопиющим является факт принципиально различного определения одного и того же патологического состояния, которое в терапии носит название «вегетососудистой (нейроциркуляторной) дистонии», а в психиатрии – «соматоформной вегетативной дисфункции». Действительно, речь идет об одном и том же заболевании, однако терапевты рассматривают его как соматическое недомогание, а психиатры – как психическое. Причем и те и другие упирают на функциональность этого расстройства, однако же эффективность лечебных воздействий в обоих случаях крайне незначительна: больные мучаются годами, без конца меняют врачей, проходят десятки обследований, не могут расстаться с корвалолом или валокордином или оказываются в настоящем плену бензодиазепиновой зависимости.

Критерием истины, как всегда, оказывается практика, которая беспристрастно свидетельствует о том, что вегетососудистая дистония может быть излечена психотерапевтически, а также в комбинации психотерапии с психофармакологическими средствами, которые, впрочем, лишь облегчают психотерапию, но никогда не способны ее заменить. Кроме того, нельзя игнорировать тот факт, что в ряде случаев после длительного своего существования вегетососудистая дистония сама по себе, вдруг, исчезает, словно забывается больным, теряется промеж других дел. При этом понятно, что соматическое заболевание, тем более с таким стажем, само по себе никуда пропасть не может, оно по самой своей сути должно прогрессировать, хотя и замедленное адекватной терапией. Все это заставляет думать о вегетососудистой дистонии как о психическом расстройстве, проявляющемся соматическим недомоганием, которое, впрочем, всегда содержит в своей основе фобические, тревожные, депрессивные и навязчивые состояния, а изжить их возможно только психотерапевтическим методом.

С другой стороны, необходимо признать, что постепенно в терапевтический обиход мало-помалу все-таки входит понятие «панической атаки», которая все чаще рассматривается как обязательный атрибут вегетососудистой дистонии. Но и здесь нарушена причинно-следственная связь, поскольку предполагается, что данная паническая атака – лишь одно из проявлений вегетососудистой дистонии, тогда как на самом деле подлинной и непосредственной причиной соматических жалоб и симптомов вегетативной дисфункции является в данном случае психическое расстройство, а паническая атака – лишь столь яркая его манифестация, что проигнорировать ее оказывается достаточно сложно.

Проблема этого тотального непонимания сущности данного заболевания как со стороны психиатров, так и врачами непсихиатрических специальностей, по всей видимости, сохраняется из-за того, что в науке долгое время господствовала парадигма психологического осмысления неврозов, хотя со времен И.П. Павлова, а в особенности после работ П.К. Анохина, должна была бы возобладать психофизиологическая парадигма. Суть ее состоит в том, что психика – не есть одна лишь психология, а целостная система, включающая в себя еще и соматические, а также вегетативные компоненты. Эмоция, эволюционное значение которой – обеспечение выживания животного, не может быть лишь «переживанием», она, и это прежде всего, – способ мобилизации организма для решения актуальной жизненной задачи. Именно потому П.К. Анохин специальным образом акцентировал внимание на интегративной роли эмоции, поскольку она объединяет в себе и то, что мы традиционно называем «психическим», и то, что носит название «сомы», «соматики».

Однако же разделение «сомы» и «психики» привело к тому, что врачи-терапевты видят в больном с этой «загадочной болезнью» – пораженного соматическим недугом «неясного генеза», а психиатры длительное время видели лишь психологические переживания и «личностный преморбид». Разумеется, подобный подход увенчался профессиональным фиаско и длительным страданием больного. Попытки отыскать в основе невроза пресловутый «личностный конфликт» далеко не всегда заканчиваются положительным результатом. Да и в случае удачи данной поисковой операции и даже в случае удачного разрешения найденного конфликта еще никто не гарантирует избавления от патологической симптоматики как таковой. Все это вполне понятно, потому что значительную роль в развитии невроза, а в частности сердечно-сосудистой вегетативной дисфункции, играют не психологические переживания, а многоуровневые условно-рефлекторные образования, включающие в себя кроме прочего и соматовегетативные реакции.