23. Разрушение. Сказка о милостивой судьбе

Росло два деревца: молодых и красивых.

Вечерами они шептались о судьбе.

– Я вырасту высоким и раскидистым, – говорило одно. – У меня в ветках поселятся птицы. В моей тени будут укрываться олени и зайцы. Я первой буду встречать солнечные лучи и утренний ветерок. Пройдет время, и меня окружит поросль моих детей. Они будут такие маленькие и замечательные…

– Нет, говорило другое, – расти страшно. Зимой бьют морозы, летом сушит солнце. Целый день труди корни, гони воду вверх, корми листья. Нет, пусть лучше меня возьмут дровосеки, а потом плотник выточит из меня что-нибудь прекрасное. Я буду лежать на бархатной подушке…

И что бы вы думали? Пришел бородатый дровосек и срубил второе дерево. Часть его сожгли в печке, а из ствола плотник сделал резную шкатулочку. И долго шкатулка лежала на бархатной подушке, храня в себе сережки, бусы и дорогие духи. Потом рассохлась потихоньку, замочек сломался. Шкатулку отдали детям, они ее быстро доломали и выкинули. Где-то на дворе валялись ее щепочки до зимы, а там уж – спроси у ветра! Ветер станет спрашивать деревья в лесу, и одно из них – то, что было когда-то первым деревцем, – расскажет, что вороны свили на нем гнездо, встроив в стенки щепочки старой шкатулки, как подружки узнали друг друга и подивились милостивой судьбе.

Они достигли своих целей, а вы достигнете своих.

_________

___ ___

___ ___

___ ___

___ ___

___ ___

В символике гексаграмм верхняя триграмма считается "уходящей", отходящей в прошлое, а нижняя триграмма – "приходящей", наступающей. В данной гексаграмме наступает, таким образом, нижняя триграмма земли, состоящая только из черт тьмы. Можно сказать, что мощное иньское давление «вытесняет, «скидывает» верхнюю черту света. Слишком ненадежно она там лежит.

Основная часть комментария И Цзин говорит о разрушении ложа, кровати – то есть именно самого спокойного и безопасного для человека места. Другими словами, это сюжет разрушения защитных оболочек – пока не достигается кульминация, когда, по комментарию Книги, «ложе разрушено до кожи» (то есть одежда и прочие защиты сорваны полностью, до голой кожи самого человека). И тут оказывается, что дальше разрушение не идет. Комментарий к следующей, пятой черте вдруг утверждает: «Рыбная ловля. Милость благодаря придворной женщине. Ничего неблагоприятного». То есть в развязке этой ситуации – спадание напряжения. Придворная женщина – женское начало, близкое к царю – очень сильный инь, как все пять черт данной гексаграммы – «меняет гнев на милость», начинает оказывать благотворное влияние. Судьба, казавшаяся жуткой, оказывается милостивой, как в названии нашей сказки.

В сказке про единорога (сюжет «войны», гексаграмма 7) есть похожий сюжет разрушения, когда орел склевывает у мальчика сюни, которого он несет к единорогу, его глупые мозги, трусливое сердце и само имя. При этом сюня не умирает и не теряет, похоже, ничего существенного для жизни. Данный сюжет разрушения уничтожает ненужное и иллюзорное (слабый ян), оставляя в целостности главное.

***

В психотерапии этому сюжету соответствует стадия разрушения психологических защит, очень часто болезненная и трудная. Наши защиты образуют в норме «ложе» очень удобной и психологически защищенной позиции. Но наше лежание на этой кровати нередко развивается в невроз злоупотребления мягкостью ложа и ленью, когда мы становимся подобными Илье муромцу, пролежавшему 33 года на печи, не видя ни врагов, ни красных девиц и – что важно – ходя под себя (то есть направляя «отходы» своей психологической жизни вроде гнева вовнутрь, в себя, разрушая постепенно печень и прочее здоровье). Когда ложе превращается в место застоя, когда силы наши направляются не на дело, а на улучшение и украшение ложа и занавесочек вокруг него (а также часто крепостных рвов, колючей проволоки и прочей прелестной защитной атрибутики), некие силы врываются в эту искусственную тишину и ломают ее стенки, принося с собой свежий воздух перемен. Этой врывающейся силой часто кажется грубый психотерапевт, но это обычно лишь проекции испуганного эго; это сама природа рушит слишком искусственные и жесткие стенки, причем обычно скорее природа внутренняя, чем внешняя (чем более внешняя сила занимается разрушением, тем грубее оно происходит).

Даже в миролюбивом буддизме один из главных духов – Манджушри – держит в руках меч. Даже христос сказал: «не мир я пришел принести, но меч». Меч Манджушри рассекает человеческие иллюзии. От этого страдает человеческое эго, но радуется – при хорошем развитии ситуации – истинное я, вечный и неразрушаемый центр бытия.

***

Второе дерево в нашей сказке – то, что боялось расти – пережило многократное разрушение: его ломали вначале дровосек, потом плотник, потом время, потом дети. И всё же допустима та точка зрения, что судьба была к нему милостива, исполняя, по большому счету, его собственные желания. Первое дерево тоже «получило» немало страданий – летний зной, зимние морозы, постоянный труд и так далее. Вообще, родившись в этот мир и обладая плотью, существо обрекает себя на участие в сюжете разрушения, ибо эта плоть будет разрушена по-любому. Милостивая судьба дает нам выборы КАК будет разрушаться наше тело и психика: в огне или в тлении, естественно или искусственно и т.п.

Прекрасная буддистская медитация: практик визуализирует, то есть максимально живо представляет себе, как его тело стареет, дряхлеет и умирает; как начинает разлагаться труп, как тело поедают черви; как остаются кости распавшегося скелета; как ветер и дикие звери разносят эти кости по земле и пескам; как ветер выбеливает их в мелкие камушки. В ходе такой медитации практик естественным образом возвращается к центру сознания, к тому, кто наблюдает за всеми этими телесными процессами. Так начинается сюжет возвращения.