21. Стиснутые зубы. Удивительная судьба злодея Ши-хо

(сказка Виты Байковой и Гриши Акишева)

Жил да был Ши-хо, богач и очень злой человек. Можно сказать, что за всю свою жизнь он не сделал ни одного доброго дела, зато в избытке совершил множество дел грязных и злых. Никто из тех, кто знал его, уже и не надеялся, что в его жизни может родиться что-то другое. Пока не произошла такая вот история.

Однажды Ши-хо увидел удивительную красавицу, цыганскую баронессу. В ней было все, что нравилось Ши-хо: цыганка была яркой и неприступной королевой любого общества, легко увлекавшей мужчин и так же легко их бросавшей. Она не знала сомнений в удовлетворении любых своих прихотей. Она была сказочно богато. Кроме того, она владела множеством приемов магии. Увидев ее, Ши-хо влюбился по уши. Он был совершенно покорён и стал добиваться благосклонности цыганки, умоляя ее выйти за него замуж. А та, убедившись, что Ши-хо серьезен, внезапно сказала ему:

– Мой дорогой, ты очень нравишься мне, и я бы пошла за тебя, но есть одно препятствие. По древнему предсказанию, моим мужем может стать только добрый и хороший человек. Ты не поверишь, как я намучилась с этим предсказанием, но оно обладает огромной силой, и я не могу успокоиться в объятиях мужчины, пока оно не исполнено. Соверши чудо ради меня, стань добрым и хорошим человеком, хотя бы на время! Сделай несколько добрых дел – авось да получится!

Ши-хо, объятый любовью, поклялся красавице исполнить что угодно, даже такую чушь, как несколько добрых дел. Она показала ему волшебное зеркальце, через которое она могла видеть, что Ши-хо делает и что из этого получается. Ши-хо еще раз подивился могуществу магии цыганки, еще сильнее возжелал стать ее мужем и выбежал побыстрее творить добрые дела.

Тут-то он обнаружил, что совершенно не знает, как это делается. Добрые дела всегда казались ему глупостью или обманом. Он наморщил лоб, а потом решил пойти по самому очевидному пути: раздать немного денег.

Он оделся попроще и пошел к своему соседу-бедняку. Там он сел за стол, поспрашивал о новостях и узнал, что дочка соседа недавно вышла замуж. «Ага, – сказал он, – а я вот как раз хотел извиниться, что не был на свадьбе, всё дела, а вот я принес вам свадебный подарок – молодым на обустройство, а вам на пирушку» – и выложил на стол пятьдесят золотых монет. Для него это было, в сущностью, мелочью, а для бедного соседа это было больше, чем тот зарабатывал за год. Сосед с женой остолбенели, потом долго отказывались, а потом приняли деньги и вправду накрыли праздничный стол и устроили пир.

Радостный Ши-хо быстро ушел от гуляющих бедняков и пошел к своей возлюбленной цыганке. Он забежал к ней и сразу же похвастал, какое доброе дело только что совершил. Она в ответ молча показала ему свое волшебное зеркало. В нем Ши-хо увидел, какая свалка происходит у соседа. Приглашенные на неожиданные пирушку люди напились и стали обвинять хозяина, что тот продал богачу Ши-хо свою дочь – как бы тот иначе отвалил столько денег? Вспыхнула кровавая драка. Ши-хо вздохнул и молча вышел от цыганки. Сделать доброе дело оказалось не так-то легко.

На следующий день Ши-хо нанял рабочих, чтобы выкопать посреди деревни колодец, открытый для всех. Еще через день рабочие выкопали глубокую яму до первой воды, а вечером этого дня в эту яму упал маленький ребенок и утонул. Ши-хо был в отчаянии – конечно, не из-за какого-то дурацкого ребенка, а из-за невозможности быстро стать добрым человеком и добиться прекрасной цыганки. После еще нескольких попыток совершить доброе дело Ши-хо погрузился в отчаяние. Все дела, которые он делал, приносили людям вред и зло, как и раньше. Он словно был заколдован. Каждый день он пытался заново – носил цветы каким-то незнакомым женщинам, украшал чьи-то могилы и даже ходил в детский сад лепить с детьми фигурки из пластилина. Дурные последствия следовали за ним и его делами неотступно. То, чего не видел он сам, показывала ему цыганка в зеркале.

Никогда Ши-хо еще не было так трудно. Он решил разорвать порочный круг хотя бы самым страшным путем. Местностью, где он жил, правил очень злой и жадный герцог, настоящий кровопийца. Все люди из деревень и городов вокруг страдали под его несправедливой властью. Ши-хо решил, что убьет герцога и тут уж никак не ошибется. Или – возможно – герцог убьет его.

Он явился к его высочеству герцогу якобы для переговоров о продаже своего имения, но как только они остались одни, герцог засмеялся и огорошил Ши-хо: «Я знаю, зачем ты пришел! Я ведь тоже занимаюсь магией, не только твоя красавица цыганка. И это тоже магия черная! Честно говоря, я понимаю тебя. Я согласен умереть. Черт с тобой, давай, убивай меня!» И герцог сам протянул Ши-хо свой кинжал.

Ши-хо взял кинжал и задумался. Каким-то внутренним чутьем он знал, что здесь – непонятно почему – всё по-честному, что он и вправду может убить сейчас злого герцога. Но он покачал головой и отдал кинжал герцогу, в первое мгновение ожидая, что тот сейчас ударит кинжалом в грудь его самого. Это было вероятно. Но и герцог вложил кинжал обратно в ножны и молча ушел.

Думая, что он потерял последний шанс, Ши-хо побрел к своей цыганке. Но та встретила его с радостными объятиями: это и было первое доброе дело, которое он смог совершить. Ши-хо получил красавицу цыганку, а впоследствии совершил еще немало добрых дел, просто так, по привычке.

_________

___ ___

_________

___ ___

___ ___

_________

Это сюжет очень активной борьбы с препятствиями и затруднениями, которых в этом сюжете может быть предостаточно. Главный комментарий И Цзин гласит: «Развитие. Благоприятно применение тюрем». То есть во-первых, эта гексаграмма развития, то есть благоприятного движения к цели. А во-вторых, эта ситуация самоограничения, что опять-таки очень живо выражено в образе стиснутых зубов. Воля человека, с которой он сжимает зубы и движется к цели сквозь самые трудные препятствия, накладывает ограничения на желания расслабиться, хорошенько поесть и поспать и прочие родимые инстинкты.

Кроме собравшейся в единое усилие воли, стиснутые зубы могут означать ту агрессивную энергию, с которой челюсти вгрызаются в пищу и перемалывают ее. Нижняя триграмма, стоит помнить, здесь означает гром, а верхняя – огонь, обе чрезвычайно активны.

***

Стиснутые зубы могут описывать еще один сюжет – невыпускания из себя наружу того, что кажется злом. Многие люди (опираясь более на фантазии, но иногда и на реальность) считают, что у них внутри много зла. «Много зла» – это много агрессии, гнева, деструктивных сил, алчности, ревности и так далее. И человек нередко совершает выбор держать это всё внутри себя. С одной стороны, это может делаться из трусости: человек боится, что выпущенный наружу гнев быстро обернется чужим гневом против его самого. Но и кроме трусости, здесь существуют мотивы именно добродетельного характера – как будто сидящий внутри дракон пусть уж пожирает только меня одного, хоть остальных не трогая. (Понятно, что такое «зло» действительно пожирает человека изнутри, претворяясь в болезни печени, желудка, сердца.) Опять можно добавить, что такое решение очень часто всё равно не работает, потому что внутренний гнев, например, не находя себе прямой разрядки, ищет и находит разрядку тайную (в семьях очень часто есть такой закон: тот, кто не гневается на своих близких открыто, мучает их садистски). И тем не менее, если импульс, лежащий в основе такого «стискивания зубов», мало-мальски чист, то «зачтется» это человеку. Говорит комментарий И Цзин: «Надень колодки и придави пальцы на ногах. Хулы не будет».

***

К сюжету «стиснутых зубов» близка судьба Иова, давшая такой необъяснимый его обыденной логикой и такой полный страданиями крен. Старик, лишившийся жен и детей, дома и стад, здоровья и понимания своей судьбы, уже почти ничего не может, кроме как сжимать зубы своей веры в Господа Бога.

А вот еще стихотворение Ольги седаковой из «Китайского путешествия», про это же:

Велик рисовальщик, не знающий долга, кроме долга играющей кисти:

и кисть его проникает в сердце гор, проникает в счастье листьев,

одним ударом, одною кротостью, восхищеньем, смущеньем одним

он проникает в само бессмертье – и бессмертье играет с ним.

Но тот, кого покидает дух, от кого отводят луч,

кто десятый раз на мутном месте ищет чистый ключ,

кто выпал из руки чудес, но не скажет: пусты чудеса! -

перед ним с почтением склоняются небеса.