57. Проникновение. Продолжение сказки «Принцесса на горошине»

Когда принц и принцесса поженились, они продолжали спать на той же постели и на той же горошине, где провела свою первую ночь принцесса.

От тепла и любовного пота горошина проросла.

Она росла долго-долго, медленно-медленно, через ватные перины и накрахмаленные простыни.

И наконец зеленая рука, гороховый усик, высунулась на свет и схватилась за первое попавшееся тело, чтобы подтянуться.

Это была ножка принцессы.

Ночью горох стал говорить ей:

– Это я – настоящий твой жених. Мы с тобою проснулись навстречу друг другу. Ты почувствовала меня раньше, чем принца.

А принца за запястье руки обвил другой усик, и через него горох стал нашептывать и ему:

– Ты – король нижнего мира, нежного мира. Ты – король зелени и запахов земли. Я принес тебе первый браслет. Не снимай его…

На следующее утро принцесса сказала принцу:

– Милый, ты же знаешь, какая я нежная. Наверное, я перетрудила ноги на всех этих балах. Они просто приросли к постели. Я не хочу сегодня вставать.

А он сказал ей:

– А я не могу оторваться от тебя.

И наутро, сказавшись больными, они остались в постели и продолжали нежиться в объятьях гороха. Он же продолжал накидывать петли, шепча им самые соблазнительные рассказы.

На третий день принцесса сказала принцу:

– Нас связывает нечто большее, чем любовь.

А он ответил ей:

– О, моя родная…

И вот спустя месяц горох, обвивший всю огромную постель зеленым балдахином, зацвел.

И принцесса спросила принца:

– Это ты распорядился украсить всю спальню цветами?

А он ответил:

– Вот и нет. Просто мне приснилось, что я стал лугом. На мне выросли цветы, а ты попала в мой сон.

И она спросила:

– Так я теперь – королева зеленого царства?

И горох, и принц ей ответили:

– Да.

А еще через месяц выросли и окрепли стручки. Они стали лопаться, и из них выпрыгивали горошины: мальчики и девочки с золотыми коронами.

Этого горох никак не ожидал.

– Эй! – сказал он и неожиданно ослабил хватку. – Это что же получается: вы через меня наразмножались?

Но принцесса и принц, не слушая, уже выскочили из постели и принялись обнимать и причесывать пятьсот двадцать восемь своих детей.

Ну, дела…

_________

_________

___ ___

_________

_________

___ ___

Гексаграмма «проникновение» состоит из двух одинаковых триграмм «сунь», означающих проникновение, то есть это качество здесь выражено максимально сильно. Образом этой триграммы служит ветер или дерево – оба они исключительно сильны в «проникновении». Энергия здесь движется снизу вверх, символизируя проникновение мягкого иня (нижней черты триграммы) в пару жестких яней (две верхние сплошные черты). Это проникновение происходит очень мягко и незаметно, очень ненасильственно, нежно, и вместе с тем очень упорно и энергично. Так прорастает дерево, мягкими листочками разрывая асфальт.

Так прорастает наш горох в сказке, начав свое движение из совершенно незаметного места, из-под постели. И Цзин дважды говорит в комментариях: «Проникновение находится ниже ложа». Это настолько «низкое» место, что оно как бы и не считается, его как бы и нет в «комнатной географии», туда почти никогда не заглядывают. Но именно оттуда начинается «проникновение».

Сущность этого сюжета выражена в главном комментарии И Цзин, где говорится: «малому развитие». Здесь «малому» горит зеленый свет для того, чтобы «выступить» и развиться в чем-то большом. «Проникая» в какой-то другой, более жесткий, мир, «малое» получает возможность «свидания с великим человеком» и постепенного, но неуклонного совершенствования. Если в начале, согласно комментариям И Цзин, происходит «наступление и отступление» (потому что «малое» не обладает поначалу значительными силами, но только «стойкостью»), то потом «на охоте добудешь троякое». Прекрасные образы растущего дерева, зарождающейся любви; это так же похоже на действие священных грибов, таких маленьких телом и таких огромных по влиянию на психику.

***

Стоит отметить, как и в ситуации «наивности», что когда одна сущность проникает в другую, оно так же неизбежно открывает себя для проникновения той другой. В результате «проникновения» две отдельные до того сущности настолько смешиваются, что возникает что-то третье (в комментариях И Цзин к этой гексаграмме слово «три» повторяется трижды). И это третье может быть так же непохоже на первоначальное «малое», как и на то «большое», куда оно проникло. Так в сказке из стручков гороха появлются не горошины, а человеческие мальчики и девочки.

***

Название триграммы «сунь», удвоенной в данной гексаграмме, переводится на русский как «утончение». Действие, которое соответствует данной ситуации, очень тонко по своей природе. Таким действием, например, может быть мышление, включающее поиск неочевидных связей, постижение тайных смыслов, скрытых от «грубого» взгляда законов. То есть проникновение в суть, в природу вещей. По существу, это именно та деятельность, которую призвана пробудить данная книга.

***

По-китайски эта гексаграмма называется почти как по-русски: «сунь». В этом же стиле следующая гексаграмма называется «дуй». Сунь да дуй – сам по себе прекрасный сюжет.