59. Раздробление или Возгонка. Добрый старый индеец

Старый индеец курил у костра свою длинную трубку, когда в дверь его дома без стука зашел белый европеец. «Собирайся, – сказал европеец. – теперь эта земля моя. Ты должен уйти. Я уже убил всех индейцев по ту сторону реки, которые не хотели уходить. Уходи быстрее, потому что я очень тороплюсь. Я должен построить рай на земле через сорок пять лет, чтобы доказать, что я лучше всех понимаю Христа. Впрочем, тебе этого не понять, ты примитивная недоразвитая чурка. Собирайся быстрее!»

«Ну что ж, – сказал индеец, – так тому и быть, я ухожу. Я рад уйти к духам моих предков. Теперь ты будешь работать на этой земле и поддерживать жизнь в этих краях. Мне кажется, ты будешь жестоким и грубым хозяином нашей матери земли, и мне жаль ее. Я хочу оставить тебе подарки, которые ты будешь разводить на этой земле, и таким образом ухаживать за ней».

И сказав это, старый добрый индеец вытащил из груди свое сердце и превратил его в помидор. Потом вытащил свой желудок и превратил его в тыкву. Потом отрезал свои яйца, которые стали картошкой. Из своего пениса он сделал перец, из почек – фасоль, из пальцев на руках – огурцы, из волос на голове – подсолнечник, а из самой головы – царицу-кукурузу. Индеец весь распался на кусочки, которые стали самыми вкусными и распространенными овощами в новом мире, который построил белый человек. И по сей день мы едим в основном то, что подарил нам старый добрый индеец.

_________

_________

___ ___

___ ___

_________

___ ___

Прекрасный сюжет, который носит в Книге Перемен не совсем приятное название «Раздробление». Но стоит почитать основной комментарий, и благоприятное величие этого сюжета становится очевидным: «Свершение. Царь приближается к обладателям храма (к духам предков). Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость».

Эта ситуация, как одна из последних в И Цзин, относится к «старческим» сюжетам, когда развитие близко к окончанию, гармония почти достигнута, и потому близка смерть. Старый добрый индеец воспринимает смерть спокойно, как вообще это делали и делают множество представителей индейских культур. Это спокойствие и доверие к будущему дают ему возможность не просто исчезнуть, но «раздробить» свое тело на полезные кусочки.

Подобный сюжет очень распространен во множестве мифологий (и индейских в том числе), есть куча сказок о том, что ямс, батат, кукуруза, кокосы – это всё различные части тел богов, которые решили таким образом облагодетельствовать людей. Если бы христос появился в немного более «доисторическое» время, то ритуал мессы легко мог бы перетечь в миф о том, что хлеб – это его тело, а вино – его кровь.

***

Вот что говорят комментарии И Цзин к этой гексаграмме: «При раздроблении беги к своему престолу. Раскаяние исчезнет. // Раздробишь свое тело. Раскаяния не будет. // Раздробишь свое стадо. Изначальное счастье…» И так далее, вплоть до последних: «При раздроблении живи как царь. Хулы не будет. // При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались. Выйди. И хулы не будет». Всё это достаточно убедительно говорит о том, что в данном сюжете происходит распад тела, раздробление бывшей целостности с самыми благоприятными последствиями.

Сама символика гексаграммы – внизу вода, вверху ветер – как бы предлагает образ превращающейся в ветер воды, то есть испарения, возгонки. При этом, как мы знаем из физики, вода дробится на очень мелкие частицы, но не исчезает, а трансформируется. В сущности, это алхимический процесс превращения «плотного» тела в тело летучее, «духовное». Конечно, это великое дело («брод через великую реку»), и он приближает нас к духам предков, как обещано к основном комментарии.

***

Еще один способ понимания этой гексаграммы представлен Ю.М.Щуцким в его классическом переводе И Цзин на русский язык. Образы триграмм ветра и воды представляются как раздробление изначальной водной глади налетевшим ветром, при котором образуется множество волн, одновременно единых и различных; а сама гексаграмма трактуется как ситуация индивидуализации, обособления множества индивидуальностей (людей) из первичного целого коллективного бессознательного. Как волны одной лужи, наши индивидуальные сознания отдельны, хотя составлены из одного и того же материала, легко перетекающего друг в друга и сливающегося.