16. Вольная вольность. Частушки скоморочьи чтоб публику приморочить. о вольной птахе красавице натахе

1

Натаха птаха

По ветке пряха

Головкой суючи

Лапкой пляшучи

Летала пела

В кабаке засела

Давай мне бражки

И простоквашки!

За знамо дело

С кабака-то вылетела

2

Полетела наша пташка во кабак, во кабак,

В кабаке пила-то бражку, приговаривала так:

Не пойду я на работу, не воспримею заботу,

А пойду я ко забору,

Упаду там в бурьяны!

Запою на полстраны!

3

Уж она пела трудилась,

Покуда чуть не обмочилась

Стала среди поля

Видит – повсюду ей воля!

Счастье, свобода,

Хорошая погода!

4

Пошла натаха птаха на речку

искупать милое сердечко

чтобы раздеться голыша

вынула перышки сплоша

в речке искупалась

в перья одевалась

5

купила себе натаха бусы

украсила волосы русы

шею плечи запясти

расфуфырила различной масти

вышла такая кокетка

как шоколадна конфетка!

6

Постаралась натаха однавожды

Найти себе мужика важного

Прошла по проспекту

С большим эффектом

Мужик вокруг мелкой -

Осталася целкой.

7

Купила натаха дудочку

как подула в нее чуточку -

от этого свиста

стало вокруг чисто!

улетела крыша

красиво вышло!

8

Нашла натаха птаха еду

засунула ее в пизду

схоронила на зиму

отнесла любимому

пусть ест, не давится

натахой удивляется

9

Эй, друзей натахе мало!

Где волшебное зеркало?

Симпатичнейших людей

я наделаю скорей!

Пусть орут как детвора,

Водят танцы до утра!

10

А как пришла к нам осень ветровеюшко

стало натахе туговеюшко

летят листы со берёз

осопливливеет нос

а она ведь птица,

ей так не годицца!

11

Пришли к натахе птахе

трудные дни охи ахи

клювик сморщился,

хохолок стопорщился

жалко ее бедную

птицу любезную

12

Ура! Пришла красная пора!

Выкрасили сени как едрени фени,

Расставили лавки на шелковой травке,

Сели пить бражку вспоминать милашку

Была-то лепа, была-то люба,

А теперь улетела на небо, голуба.

Сверху глядит улыбается,

Радугой перехитряется

___ ___

___ ___

_________

___ ___

___ ___

___ ___

Ах, какая чудесная ситуация! Вольность! Внизу земля, а над нею – молния! (Так образно расшифровываются составляющие триграммы в Книге Перемен). Неукротимая и свободно льющаяся энергия!

Вот как переводится комментарий И Цзин к четвертой черте, в данном случае основной (единственная янская черта «правит» остальными иньскими): «Исходи из вольности. Обладание великим – доступно. Не сомневайся. Друзья соберутся вокруг тебя, как волосы, покрывающие шпильку».

Очень красивый иероглиф описывает гексаграмму «вольности» – он изображает ребенка, едущего на слоне.

Смирение, достигнутое на предыдущей стадии «сиротинушки», уравнивает «высокое» и «низкое». Отсюда и стартует вольность, с этой дионисийской энергетики, которая в карнавале сталкивает на равных герцогиню и прачку. Натаха птаха из наших частушек также легко перемешивает слои, отправляясь то в кабак, то на проспект; она, на самом деле, «идет» дальше, нарушая границу между животными и людьми (кто она – птица или женщина?)

Вместе с выравниваем «высокого» и «низкого» наступает вольность как нарушение запретов и законов. Все эти натахины штучки вроде выдергивания собственных перышек у речки и делание «симпатичнейших людей» из зеркала (надо полагать, собственные копии, кого же еще?) – из этой оперы. Она «исходит из вольности», а потому шикарно непредсказуема. И дела ей в основном удаются, это благоприятное для дел время. И даже не просто для дел, а для больших, сильных дел. Главный комментарий таков: «Вольность благоприятствует возведению на престол феодалов и движению войск».

***

И входит в комплект этой замечательной вольности еще такая штука как «раскаяние». В этом сюжете, когда среда не ограничивает действие, оно может быть ограничено только изнутри. Здесь благоприятна расстановка собственных границ и стойкое их уважение. И если этого нет, то легко оправдывается предсказание И Цзин: «Заглядишься на вольность – раскаешься».

***

Когда я дошел до этой гексаграммы в своей работе, произошла следующая история. Я был в гостях, где мне предложили покурить хорошей марихуаны. Я очень редко это делаю, но тут согласился. Трава была действительно очень хорошей и сильной. В нахлынувшем потоке образов и необычных для меня состояний я совершенно не знал, что делать. Потом наконец решил сесть написать сказку. Я сел и вывел слова «натаха птаха». Опять – я практически никогда не записываю непродуманные вещи, а здесь я писал каждую строчку, абсолютно не представляя себе следующую – не только ее смысл, но даже возможную рифму.

Постепенно родился текст «частушек». Только когда я закончил его писать, я понял, что он явно относится к гексаграмме 16, которую я собирался проработать. Меня охватило чувство всесильности. На одном порыве до глубокой ночи я принялся писать сказки для следующих гексаграмм, хотя – опять-таки, обычно – прорабатывал не больше одной гексаграммы за раз. И еще обычно я записывал вместе со сказкой комментарии, а тут «понесся» чисто по волнам творчества, пропуская всякое «заземление».

Было это две недели назад. Все эти две недели я не мог записать ни строчки, хотя думал о книге каждый день. Что-то явно пошло не так. Постепенно я вымарал все сказки, написанные вслед за частушками. Потом долго черкал сами частушки. И только когда сумел доправить (и дополнить) их до состояния, которое я не знаю как называется, но которое ощущаю как законченность, – вот тут ко мне «вернулась» книга. Кстати, все «сдвинулось» только тогда, когда я решил, что стишков должно быть 12 (а было то 8, то 11).

Психология bookap

Что нам иллюстрирует данная история? А вот в аккурат ситуацию «вольности», с ее безбрежным и кайфовым потоком, который легко «зашкаливает» и рушит некие неизвестные, но очень важные законы. Этот поток ничто не ограничивает извне, и вся надежда только на внутреннее ограничение.

Чуточку подробнее: в этой ситуации есть следующие черты сюжетики вольности. Нарушение запрета вначале – и личного (обычно я не курю), и общественного (курение марихуаны запрещено в нашем государстве). Уравнивание «высокого» и «низкого» – и потому, что курение травы я обычно считаю чем-то примитивным и «низкопробным»; и в сочетании поэзии (для меня безусловно «высокого» искусства) с примитивной сюжетикой, «дубовой» рифмой и вполне пошлой символикой. Высвобождение буйного неконтролируемого потока – в данном случае слов, и, кстати, чувств. Чувство вседозволенности. И незаметный «перебор», который постепенно проявляется так же явно, как первоначальная пьянящая воля. Так и заканчивается комментарий И Цзин: «В становлении будет чрезмерность. Но беды не будет».