15. Сиротинушка. Колокольцы

(русский народный анекдот)

Как-то раз к попу пришел молодой парень, странно одетый: на рту у него была повязка из белой ткани, а к коленям привязаны колокольчики. Молодой человек держался очень скромно и стеснительно, сам первый не заговаривал.

– Что за странный костюм на тебе, отрок? – поинтересовался поп.

– А я, батюшка, человек очень богобоязненный, – отвечал отрок, как бы оправдываясь нежным голосом, – очень чту церковные заповеди. Особенно заповедь «не убий». Так вот, колокольцами стремлюсь разогнать всякую мелкую тварь с дороги, дабы не наступить случайно. Чтобы от звона ведали, что я иду. И повязка сия на рту ради того же – чтобы не вдохнуть случайно какую-либо мошку и не причинить ей смертельный вред.

– Что ж, дело похвальное, – сказал поп, несколько, впрочем, сомневаясь. – А в чем же дело твое?

– Исповедаться хотел и отпущение грехов обрести.

– Что ж, исповедуйся, – сказал поп. – Чем грешен? Воровал ли?

– Упаси Боже, – отмахнулся отрок. – Ни-ни!

– Словом ли лживым согрешил? Отца с матерью не почитал? – продолжал допытываться поп.

– Нет и нет, как можно! – повторял отрок.

– Так в чем же грех твой? – наконец спросил поп.

– Да вот, батюшка, я с месяц назад устроился работать в торговую лавку. Работает там со мною одна молодая девица. И вот как-то задержались мы с нею в лавке по работе допоздна, а потом… Одним словом, согрешил я с ней прелюбодействием.

– Ага, – сказал поп, – конечно, сие есть грех. Но бывает такое, в молодом-то возрасте. Вкупе с твоей похвальной богобоязненностью, не так уж и страшен сей грех и легко милостью Божией будет отпущен. Всё ли?

– Нет, батюшка, не совсем. Вот в чем еще хотел я признаться: у хозяина лавки, в которой я работаю, есть дочь, молодая и премилая девица. И вот как-то… И с нею я согрешил.

– Что ж, это хуже, – нахмурился поп. – Но и сие может быть прощено и отпущено. Все ли твои грехи на этом?

– Увы, батюшка, – чуть не плача сказал молодой человек. – Не все! У хозяина лавки есть жена. Так вот и с нею вышел у меня… прелюбодеяние…

– Ай-ай-ай, – покачал головою поп. – Это уж совсем грешно. Замужняя женщина! Наложу я на тебя суровую епитимию! Всё ли на этом?

– Еще одно, батюшка. Один раз с хозяином лавки… как-то задержались поздно… И с ним я согрешил…

– Ну вот что, – решительно сказал поп. – Велики грехи твои, сын мой. Не в силах я сейчас отпустить тебе их. А надо тебе вернуться сейчас домой и три недели постом и молитвой и покаянием очищаться, и только после сего придти опять ко мне. И помоги тебе Бог воздержаться от новых искушений!

Молодой человек послушно собрался и вышел. А поп закричал ему вслед:

– И колокольцы ты не на то место привесил!

___ ___

___ ___

___ ___

_________

___ ___

___ ___

И Цзин называет соответствующую гексаграмму «смирение». «смиренный из смиренных благородный человек», – говорит комментарий. В гексаграмме видны внизу гора, сверху земля, то есть ситуация, обратная «нормальной» (гора должна возвышаться над землей). Гора, которая попадает ниже уровня земли – очень странная гора. Скромной можно назвать ее – но эта скромность особого рода.

В огромном количестве сказок герой попадает из высокого социального положения (вроде принца) в крайне низкое (вроде слуги или свинопаса). Это происходит так часто, что кажется необходимой ступенью его путешествия. Принц теряет свой первый – врожденный – трон по наивности (гексаграмма 4) или злому року, вероятно даже, что и неважно почему. Видать, первый этот трон – не совсем настоящий.

Так или иначе, социальное «нисхождение» совершается, и рождается такой вот как бы двойной герой: внутри принц, а снаружи бродяга, свинопас, или даже осел. Вот это как раз и есть образ сиротинушки – царского сына, облаченного в лохмотья и скромность. Горы, скрывшейся под землей.

Земному сиротинушке – обычному нашему современнику – приличествует сутулость, стеснительность, опущенные глаза, высокий голос, сверх-мягкие манеры. Он «транслирует» вовне податливость, услужливость, самоуничижение.

***

Но не спешите нагло этим воспользоваться! В конце своих комментариев про эту скромную гексаграмму «скромность» И Цзин вдруг заявляет: «благоприятна необходимость совершить карающее нападение… благоприятствует необходимости двинуть войска и пойти на города и царства». Почему вдруг? Да потому что сиротинушка, как правило, тайно полон внутренней агрессии, обиды, гнева. Ему есть за что – его, принца, опустили вниз. Пусть он сам даже продолжает себя опускать – не верьте ему! За каждую свою уступку он спросит счет, да какой! Внутренняя его логика указывает ему на необходимость становиться королем. Он не знает, как, но от этого только сильнее становится его внутренний огонь. И рано или поздно, по законам этой сказки, произойдет взрыв.

И при хорошем развитии сюжета сиротинушка станет королем, как принц-свинопас, Золушка и прочие их собратья. И тогда уже действительно утвердится на троне и будет «править много лет», как говорят народные сказки. «Благородному человеку предстоит завершение» – так выражается в главном комментарии И Цзин.