44. Анима. Пес и волчица

(из «Приключений принца Эно»)

Любимая собака короля (она стоила двести сто миллионов тысяч) однажды на охоте увидела волчицу. Охотники отстали, но уже слышен был вдали топот их коней, а волчица не убегала, она стояла на пригорке и насмешливо глядела на пса. Любимая собака короля (ну то есть пес, прекрасной охотничьей масти) замер под ее взглядом. Она смотрела на него и молчала, а он изображал, что страшно устал от бега и не может даже лаять. Потом, так же молча, она скрылась в кустах, а он погнался за рябчиком или оленем, в общем, за кем-то ценным в охотничьем смысле; только из головы его она уже не выходила.

И вот спустя несколько дней и ночей любимый пес короля ночью, через окно и сад выбрался из дворца и пустился в лес, зная, что могут растерзать, бешеным бегом пересек поляны и просеки, уловил запах – и снова нашел ее. Была луна, когда чувства обострены, она лежала под кустом, и он сел перед ней и залаял. Он пролаял ей, что влюблен и не может, что молод и богат, что во дворце им дадут любую комнату, а дичь подадут на серебряных мисках. Он пролаял, что мог, своим красивым громким голосом, а она ответила ему: «Ты очень красив. Беги обратно, рожденный собакой». И пес почувствовал, как будто холодное железо входит в его грудь, и принялся уговаривать ее, а она слушала – видно было, что ей нравится слушать – про мягкие диваны и плюшевые игрушки, про снег за окном в деревянной раме… И потом сказала, встав и потянувшись: «Очень, очень красивая у тебя шерсть. Беги обратно. Но если хочешь – оставайся. Я позабочусь, и тебя возьмут в стаю. Ты сильный зверь, ты будешь хорош на охоте. И наверное, не только там…» И огонь вспыхнул в глазах двух зверей, а потом медленно погас в собачьих. Он сказал: «Мое место там». А она легла и сказала: «Иди на место».

Через месяц с чем-то пес, оголодав и осунувшись, перекусавший докторов и нянечек, улизнул из дворца и опять прибежал к волчице. Глаза впали и блестели уже лихорадочно; даже прекрасная шерсть свалялась, да по дороге поднабрала колючек. «Что с тобой?» – спросила волчица. «Ничего, – пролаял пес. – Пустяки. Мне тяжело без тебя. Пошли со мной! Мы будем жить не во дворце, я все придумал, есть прекрасная конура в парке. Я умираю без тебя!» Но холодный свет зажегся в глазах волчицы и она сказала: «Поди прочь, слюнтяй! Показывай людям свои фокусы! А я-то думала, ты пришел жить в лес!» И сама ушла, чуть прихрамывая. У нее была повреждена лапа. Луна была на исходе.

Пес, обезумевший, кинулся прочь, и во дворце принялся жрать, мигом выздоровел, и прыгал перед королем, делая вид, что ловит птицу. Король на радостях устроил большую охоту. Псари понеслись, и любимый пес короля впереди их всех. Он мигом направил охоту в ту часть леса, выследил запах, понесся, и вот увидел волчицу, а та не могла или не хотела убегать так быстро, и он схватился с ней, свился в клубок, стиснул лапы, и даже когда их окружили охотники, не отпускал. Король лично накинул на волчицу веревку и оттащил в сторону пса. Он уже прицелился, чтобы пристрелить зверя, но пес опять бросился и закрыл ее своим телом. И вот то ли король что-то понял, то ли увлекся игрой света в глазах пойманной волчицы, но он приказал отвезти ее во дворец, и там посадить в клетку.

И поставили эту клетку в том самом парке, куда пес звал волчицу из леса.

И конечно, сам пес пришел к клетке, когда стемнело, принес отборное мясо и повторил свой зов, а в ответ получил рычание и презрение. Так и продолжалось: волчица сидела в клетке, король иногда подходил любоваться ей; а пес излаялся перед ней уговорами и угрозами без всякого результата, продолжая таскать ей мясо. Он не раз думал просто выпустить ее из клетки, и так, наверное, и сделал бы, если бы не знал – или ему казалось, что знал – что в ту же секунду она разорвет его в клочья.

_________

_________

_________

_________

_________

___ ___

Глядя на рисунок гексаграммы, мы видим очень плотную («тяжелую») конструкцию на очень слабом и шатком основании. Получается конструкция, подвижная в нехорошем смысле. Сочетание триграмм ветра и неба также дает нам очень «ветреную» комбинацию.

Основной комментарий И Цзин к этой гексаграмме звучит так: «У женщины сила. Не надо брать жену». В этой гексаграмме очевидно работает принцип И Цзин, при котором единственная иньская черта управляет остальными. Это соответствует идее Анимы – женского бессознательного начала мужчины, которая является управляющей во многих аспектах психической жизни. (Если не путаться в словах, то понятно, что у женщины в психике существует такая же канстелляция образов, «работающая» аналогичным образом; Юнг называл этот архетип Анимусом, словом, которое по-русски звучит, мне кажется, просто жутко и неудобоваримо).

Эта «слабая», «женская» черта лежит в самом основании гексаграммы; подобным образом Анима, можно сказать, лежит в основе характера, определяя его самые базовые черты. Анима воплощает все те женские черты, которые вытесняются «в тень» при повзрослении и отождествлении с мужскими чертами. Чем больше мужчина отождествляется со своей «сильной» мужской персоной, тем больше им правит Анима – бессознательно изнутри и проективно снаружи (в виде окружающих его женщин).

***

Как волчица в сказке, Анима прекрасна, притягательна и труднодоступна. Она обитает в самой чаще леса, что соответствует ее бессознательному характеру. Для пса волчица воплощает собой его дикие черты, его первозданную природу. Пса тянет к ней, он хочет ей обладать, одновременно страшно боясь, что это как раз она (и волчица, и дикая его природа) будет обладать им, если только он «выпустит ее из клетки». Это обычные отношения с Анимой – как и отношения с противоположным полом, они всегда внутренне противоречивы, там всегда «и хочется, и колется».

Анима несет красоту, чувственное удовольствие, она оживляет и вдохновляет. В то же самое время, она соблазняет и бросает, она коварно обнажает слабые места в психике, делая их уязвимыми для внешних врагов (в продолжении этой сказки пес погиб). Она «перечит» основным движениям психики (так называется, кстати, 44-я гексаграмма в И Цзин: «Перечение»). Она очень легко выставляет мужчину в самом неприглядном свете.

***

Подчинить ее невозможно. Доверять ей не следует. Отвернуться от нее немыслимо. Сойтись и объединиться с ней дарит невыразимое счастье. Она почти невидима, но вершит судьбой; легка, но ранит тяжко; она одинаково легко оборачивается любящей матерью и коварной ведьмой, прекрасной любовницей и отвратительным паразитом. Справиться с ней, приблизиться, не поранившись, приручить ее к себе и себя к ней – вот великая задача. Для успешного ее выполнения И Цзин предписывает стойкость («стойкость к счастью») и скромность («Затаи свой блеск и будет тебе ниспослано с неба».

Анима означает внутренний образ, но реализуется в основном в виде проекций на окружающих женщин. Поэтому все, что сказано о ней выше, можно отнести к живой женщине – к любовнице или к жене, и тогда станет ясно, в чем один из главных вызовов и прелестей «домохозяина», практически немыслимого без своей «второй половины». Если ему удается простроить отношения с Анимой правильно и гармонично, то он решил одну из главных своих задач и близок, как в компьютерной игре, к успешному окончанию данного уровня.