Феноменальные возможности человека


...

Образцы исключительной силы духа

Николай Островский с детства отличался чувством справедливости. Он с воодушевлением принял Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Встал на сторону большевиков. Вступил в красную армию, в комсомол. Храбро защищал молодую Страну Советов от белополяков. Был тяжело ранен.

Участвовал в строительстве узкоколейки, которая должна была стать основной магистралью для обеспечения дровами вымирающего от холода и тифа Киева. Там он простудился, заболел тифом и в бессознательном состоянии был отправлен домой. Усилием родных ему удалось справиться с болезнью. Но вскоре он вновь простудился, спасая в ледяной воде лес.

В 18 лет он узнает страшный диагноз, поставленный ему врачами, - неизлечимая, прогрессирующая болезнь, которая приведет в будущем к полной инвалидности. Выбирая между «легкой» смертью от пули в висок и нелегкой борьбой со смертью, Николай выбирает борьбу.

Болезнь прогрессирует... К осени 1927 года Николай Алексеевич уже не может ходить. К тому же начинается болезнь глаз, которая в итоге приводит к слепоте. С этого времени он навсегда прикован к постели.

Но несмотря ни на что он живет и старается быть полезным для всех. С помощью жены и друзей он начинает писать книгу «Как закалялась сталь». В 1934 году вышло первое полное издание этой книги... Островским восхищаются. Его роман переводится на многие языки мира.

После смерти Николая Островского 22 декабря 1936 года, дело всей его жизни ни на минуту не остановилось. Павка Корчагин не перестает сражаться за справедливость. Судьба самого Островского стала опорой и надеждой для людей, пораженными тяжелыми физическими недугами. Во многом благодаря Островскому многие из них нашли свое место в жизни, утвердили себя людьми самых разных профессий. Строки из романа Островского многим помогают найти свое место в жизни и смысл существования.

«Самое дорогое у человека - это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире - борьбе за освобождение человечества».

Напросившийся на аудиенцию у Николая Островского французский литератор Андре Жид, весьма далекий от коммунистической идеологии, после беседы с советским писателем вышел потрясенным: «Я видел современного Иисуса Христа».

Николай Островский полностью обездвиженный и слепой настолько был захвачен творческой работой, что искренне считал себя счастливым человеком.

Он писал о себе: «Я никогда не думал, что жизнь принесет мне столько огромного счастья. Ужасная личная трагедия уничтожена, и жизнь полна ликующей радости творчества».

«Никогда не думайте, что я несчастный человек и грустный парень... Эгоист погибает раньше всего. Он живет в себе и для себя. И если исковеркано его «я», то ему нечем жить.

Перед ним ночь эгоизма, обреченности. Но когда человек живет не для себя, когда он растворяется в общественном, то его трудно убить, ведь надо убить окружающее, всю страну, всю жизнь...

Вы видите мою улыбку, она радостна и искренна. Я живу огромной радостью побед нашей страны, несмотря на свои страдания. Нет радостнее вещи, как побеждать страдания. Не просто дышать (и это прекрасно), а бороться и побеждать». В последние годы «реформаторы» России попытались предать забвению имя Николая Островского. Поспешили изъять его романы из библиотек, перестали издавать его книги. Писатель и его герои чужды и опасны потребительскому миру чистогана и его оболванивающей «масс-культуре».

Но вечные духовные истины не возможно предать забвению - на то они и вечные. Валентин Иванович Дикуль родился недоношенным, весил всего килограмм с небольшим и был явным кандидатом на тот свет. Его мать только и успела его выходить, как сам померла, всего на полгода пережив отца. Семья у бабушки была очень большая и бедная, так что к семи годам Валентин попал в детский дом. Он вспоминает о том времени: «И началась моя детдомовская школа, кстати, далеко не самая плохая - многие свои качества, в том числе и ту самую жизнестойкость, я вынес именно из своего детдомовского детства».

Детская мечта Дикуля выступать в цирке сбылась, он начал карьеру воздушного гимнаста, но очень скоро случилось несчастье. Стальная перекладина, на которой крепится аппаратура и страховка, лопнула. Валентин упал с 15 метровой высоты, у него было более 10 переломов, включая перелом позвоночника, который полностью парализовал ноги. Диагноз докторов был такой: «Валентин Дикуль проведет оставшуюся часть жизни в инвалидной коляске».

Но такая участь Владимира Ивановича не устроила. Год за годом, мучая себя до полного изнеможения, он прорабатывал шаговые движения - каждую мышцу тренировал отдельно. И однажды впервые почувствовал свои ноги и начал заново учиться ходить. Пять лет ушло на то, чтобы научиться ходить, и семь лет на то, чтобы вернуться в новом качестве на арену цирка.

О том, чтобы снова стать воздушным гимнастом, не могло быть и речи - ему никогда этого не разрешила бы медицинская комиссия. А вот мышцы он накачал изрядно - руки, плечи за годы его «безножия» в результате непрерывных тренировок налились железной силой. Это и привело его к решению попробовать себя на силовом поле.

Подняв рекордный вес в силовом троеборье, Валентин Дикуль доказал всему миру: он был и остается сильнейшим человеком на планете. В сумме трех движений он одолел 1170 кг, перекрыв на 70 килограммов легендарный результат американца Билли Казмайера, продержавшийся целых 18 лет. Этот рекорд занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Вернув здоровье себе, Валентин Иванович на этом не успокоился. Он ни кому не отказывает в помощи. Только благодаря ему в Москве отрыты три центра реабилитации больных со спинно-мозговой травмой и детским церебральным параличом, филиалы в Иркутске, Тольятти и за границей. Более тысячи безнадежных, по заключению медиков, больных не только поставлены на ноги, но смогли возвратиться к нормальной полноценной жизни.

Валентин Иванович призывает всех: «Избегать всяких излишеств: чрезмерного алкоголя, чревоугодия, беспорядочной жизни, лени и праздности. А самое главное - не терять веру в свои силы, даже когда тебе кажется, что сил уже нет. Поверьте в себя - и вы победите. Мы не знаем своих возможностей, а они почти безграничны. Я верю, что любой человек, если он проявит волю, способен пересилить себя и сотворить такое, что будет казаться чудом, совершенным самим Богом».

Сергей Бурлаков служил в армии, когда с ним случилась беда. Уже почти под самый «дембель» он попал в автокатастрофу и чуть не погиб. Врачи жизнь его сберегли, но вот руки и ноги сохранить были не в силах. И двадцатилетний парень очнулся на больничной койке уже инвалидом первой группы: полная ампутация кистей рук и ног выше колена.

И конечно, все окружающие сразу вспомнили «Повесть о настоящем человеке». Для родственников и врачей начался период сбора информации об инвалидах, не потерявших интереса к жизни. Таковых оказалось много.

Сергей не впал в уныние. Впервые встав на протезы, Сергей, на удивление врачей, сразу пошел, хоть и медленно, но уверенно. Через два дня уже мог прыгать. Через три месяца уже вовсю бегал.

Вместо того чтобы комиссоваться из армии, Сергей, вернувшись в часть, выразил желание дослужить до конца. Начальство было в шоке, ему старались облегчить службу, но он требовал к себе равного отношения.

Теперь возглавляет Федерацию физкультуры и спорта инвалидов города Таганрога. Дважды мастер спорта - по плаванию и легкой атлетике. Подготовил команду к международным соревнованиям. Что ни задумает - все сделает.

Сергей утверждает, что людьми с ограниченными возможностями можно считать только тех, кто сам ничего не желает делать, - так голова устроена.

- А если с головой в порядке, человек может сделать что угодно. Я вот в корне не согласен с тем, что вокруг инвалидов создана нездоровая атмосфера. Общество почему-то считает, что мы нуждаемся в жалости. В сочувствии - да, но не в жалости. Жалость развращает.

- Надо обеспечить инвалида минимумом. Чтобы у него было жилье, денег на нормальное питание хватало и на одежду - и все. Сказали бы: общество дало тебе самое необходимое, остальное зарабатывай сам, а мы поможем тебе найти работу.

В 2002 году Сергей впервые участвовал в нью-йоркском марафоне. На 26 километре у него сломался протез, и он не смог добежать до конца. После первого марафона в 2002 году меня пригласил тогдашний полпред президента по Южному федеральному округу Казанцев. Казанцев восторгался достижениями Бурлакова, называл героем и предложил заняться проблемами инвалидов округа. Дал распоряжение подчиненным зачислить Сергея в штат представительства и оказывать помощь в его работе.

Но распоряжение это чиновники спустили на тормозах. Короче, не пришелся он к аппаратному двору, и даже общественные нагрузки с него сняли. О нем решили забыть. Тогда-то и пришло из Нью-Йорка приглашение принять участие в марафоне второй раз. 2 ноября 2003 года Сергей Бурлаков вышел на дистанцию нью-йоркского марафона, с твердым намерением добежать на этот раз до финиша. На старт вышли около 40 тысяч участников. От нашей страны - одиннадцать спортсменов, среди которых был и Сергей. На половине пути Сергею необходимо было поменять бинты на обрубках ног, которые кровоточили, и при виде этой процедуры женщина из толпы просто упала в обморок. А Бурлаков побежал дальше. На финише ему аплодировали даже сильнее, чем победителю марафона.

Нью-йоркские журналисты назвали его «Человеком года». Он попал в Книгу рекордов Гиннесса как первый человек с четырехкратной ампутацией, пробежавший все 42 км нью-йоркского марафона. Были официальные награждения победителей, и Бурлаков был среди них, хотя и пришел не первым. Были предложения остаться в Америке, от которых Сергей отказался.

Сергей освоил компьютер, придумывал приспособления, чтобы есть, пить, управляться с бытовой техникой, выполнять все работы по дому.

Занялся предпринимательством - открыл аптеку. И даже не одну, а сеть аптек под названием «Здоровье». И не просто сеть - в его аптеках лекарства стоили в полтора-два раза дешевле, чем у конкурентов, а зарплата сотрудников была выше. Дело шло успешно, но пришло к закономерному финалу. Сначала на Сергея стали давить «правоохранительные органы» - дело доходило до драки с «доблестными омоновцами». Потом «коллеги по бизнесу» начали намекать, что Сергея - как инвалида - никто не тронет, но мать есть, сестры, как бы с ними чего не случилось... Типичная история в России времен «демократии».

Сергей живет полноценной и полнокровной жизнью, стал славой и гордостью России. Как и Россия, он полетел под откос, случилось это 8 декабря 1991 года, как и Россия в ту ночь, он был по живому разрезан и потерял важнейшие части своего тела. Но в отличие от России ему быстро удалось восстановиться и даже подняться еще выше. Он прыгал с парашютом, освоил полет на дельтаплане.

Америка предложила ему замечательные контракты, современные протезы, но Сергей отказывается покинуть родину. Приходится только удивляться его мужеству и силе, а заодно уму и зрелости его решений. Американскому изобилию он предпочел борьбу с российской бюрократией, у которой тысяча голов и неизвестно какой богатырь может с ней справиться. Во всяком случае, если бы это зависело от меня, то, не смотря на всю его молодость, пост президента России я бы ему доверил. Жаль, что существующая избирательная система, не позволяет выдвигать таких людей как он.

49 дней испытаний и мужества выдержали четверо советских солдат, когда их унесло на барже в открытый океан. Рядовые Поплавский, Федотов, Крючковский, а старшим у них был младший сержант Асхат Зиганшин. Из продуктов у них была банка консервов, которую они съели в первый день, так как надеялись на скорое спасение, да ведро картошки. Ведро в шторм опрокинулось, и картошка рассыпалась по трюму, залитому соляркой. Пропитавшуюся соляркой картошку в нормальных условиях есть было бы невозможно, но им не из чего было выбирать.

Сначала делили одну на двоих, потом - одну на четверых. После того как закончилась картошка, они съели мыло и зубную пасту, растянув их на несколько дней. Потом наступила очередь кирзовых сапог, а закончили гармошкой, в которой кожи было уже совсем мало.

За все время вынужденного дрейфа ребята ни разу не поссорились, держались мужественно и стойко. Пробовали, хотя и безуспешно ловить рыбу, в дождь запасались водой. Надежду на спасение не теряли. За время дрейфа справили одно день рожденье. Имениннику подарили самое дорогое, что у них было - двойную порцию воды, но он настоял, чтобы ее разделили поровну.

Течением баржу отнесло далеко на юг, и так получилось, что ребят спасли американцы. Хоть в это время и наступило некоторое потепление в отношении СССР и США, в начале ребята сильно опасались американцев. У всех на слуху была история захвата чайканшистами советского теплохода, над экипажем которого они сильно издевались. Но американцы отнеслись к нашим солдатам очень тепло. Они были настолько сильно поражены их мужеством и геройством, что срезали на сувениры все пуговицы с шинелей наших ребят.

В наше время принято поливать советское прошлое грязью. Досталось в этом плане и четверым героям, которые, по мнению нынешних борзописцев, вовсе уже и не герои. Чтобы лучше оценить их подвиг вспомним другие кораблекрушения и поведения людей в экстремальных случаях.

Только с 1912 года по 1962 год можно назвать не меньше десятка кораблекрушений, каждое из которых унесло больше чем по 1000 человеческих жизней. Кораблекрушение фрегата «Медуза» известно тем, что это событие увековечено в картине Теодора Жерико - Плот «Медузы».

После кораблекрушения четыреста человек с трудом разместились в шести шлюпках и на бревнах наспех сколоченного плота. Солдаты дрались прикладами, чтобы занять места раньше пассажиров. На плоту разместилось сто сорок семь человек. Вначале шлюпки взяли его на буксир, но затем, не предупредив, обрубили канаты... Тринадцать суток плот носило по волнам океана, пока не пришло спасение. Вот что произошло за это время. В первую ночь двадцать человек упали в море. На другой день три пассажира бросились в воду, чтобы покончить с собой. Под вечер вспыхнул первый мятеж: недовольные восстали против офицеров. Ночь напролет люди на плоту дрались, в ход пошли ножи, палки, кулаки.

На четвертый день их оставалось шестьдесят три. Обезумевшие люди ползали по плоту и кусали друг друга за ноги. Кое-кто бредил. На восьмой день на плоту было уже только двадцать семь человек. Первой съели Мари-Зинаиду, маркитантку из Сенегала. Когда их нашел, спасший их корабль «Аргус», на веревках вялились куски человеческого мяса.

На одиннадцатый день было принято бесчеловечное решение. Раненые съедали порции других. Поэтому их бросили в море.

За тринадцать суток дрейфа плота в океане из ста сорока восьми человек только пятнадцать остались в живых. Полуобезумевшие и обессиленные они были найдены среди трупов своих погибших товарищей.

После таких ужасных примеров легче понять, почему наших четверых солдат встречали в Москве, как героев более ста тысяч человек. Американцы предлагали им остаться в Америке, поменять гражданство, но они в то время об этом даже не задумывались. Но вот что заметили: чем дальше, тем все чаще стали спрашивать: «А почему вы не остались в Америке?». С таким, знаете, недоумением. В начале 70-х этот вопрос уже звучал, чуть ли не на каждой встрече.

Американские «ястребы» все время разрабатывали планы нападения на СССР. Их останавливал страх получить в ответ уничтожающий Америку ракетный удар. Но кроме ракет они боялись, может быть еще больше, стойкости и мужества русских людей. Благодаря исключительной храбрости, массовому героизму, самые грозные враги бежали из России с позором. Гитлеру не помог даже весь экономический и военный потенциал Европы. Мужество четверых солдат поразило всех, а «ястребов» заставило лишний раз задуматься.

Попробуем разобраться, от чего же погибает человек в море после кораблекрушения? Ведь известно, что человек может прожить без пищи около месяца. Что же его убивает за неделю, две?

Если человек голодает специально, с целью улучшения своего здоровья, то психическое состояние такого человека кардинальным образом отличается от психического состояния человека, голодающего вынужденно. В первом случае человек сознает, что он голодает с целью излечения, что по окончании определенного срока он будет нормально питаться. Это сознание радикально меняет его ощущения, что отражается и на всех физиологических функциях организма. А страх голодной смерти, являющийся постоянным спутником вынужденного голодания, меняет весь обмен в организме, и человек чаще погибает не от голода, а от страха перед ним.

При кораблекрушении специалисты признают самым опасным врагом холод. И советуют надеть как можно больше шерстяной одежды, она сохранит вам тепло, пока вы находитесь в воде или на плоту.

Если авария произошла в южных морях, берегитесь солнечного удара, старайтесь укрыться в тени и смачивайте одежду, чтобы снизить потоотделение и сохранить в организме воду.

Психология bookap

В течение первых суток после кораблекрушения не пейте воду совсем, затем потребляйте не более 500 мл пресной воды в день. Если запасы воды подходят к концу, снизьте ежедневную норму до 100 мл. Никогда не пейте морскую воду. Морской водой иногда смачивают рот, но всегда испытывают соблазн проглотить ее. Вот почему к этому способу следует прибегать людям с сильной волей.

Пример известного исследователя Бомбара, пившего морскую воду, не годится для всех. К своему плаванию он долго готовился и, тем не менее, он похудел на 25 кг, перенес ряд тяжелых болезней, получил анемию, и к концу путешествия количество гемоглобина граничило со смертельной нормой, его кожа покрылась сыпью, ногти на пальцах ног выпали.