Смысл жизни, счастье


...

Педагог диалектик

Когда в 1932 году министр правительства Франции Э.Эрио посетил коммуну имени Дзержинского, он признался: «Я потрясен... Я видел сегодня настоящее чудо... чудо, в которое я бы никогда не поверил, если бы не увидел его собственными глазами».

Что же увидел Э.Эрио? Он увидел завод с новейшей технологией производства - завод электрооборудования (выпускал электродрели, до того закупаемые СССР в Австрии). Позже появился завод по производству фотоаппаратов (на нем изготовлялся знаменитый ФЭД - первый советский фотоаппарат). Французский министр увидел также красивый архитектурный ансамбль: здание школы-десятилетки, бытовые помещения. Внутри великолепная оранжерея. «Цветы восхитительны!» - сказал гость.

Но более всего Эрио поразило то, что он узнал. Он узнал, что для строительства заводского корпуса и приобретения новейшего оборудования потребовался один миллион рублей - громадная сумма по тому времени. 600 тысяч рублей (за год!) заработали коммунары, изготавливая на старых, донельзя изношенных станках изделия ширпотреба. Работали они в неказистых деревянных сараях, ими же построенных. Заработать деньги на строительство современных заводов было их средней перспективой, дальней - освоить новую технику и подготовиться для обучения на рабфаке.

К 1934 году в жизнь коммунаров вошел хозрасчет (Макаренко назвал его лучшим воспитателем). Ее производственный комбинат (два завода) имел пятнадцатимиллионный промфинплан, собственное имущество на семь миллионов рублей, из которого на триста тысяч рублей золотом только одного импортного оборудования. Коммуна имени Дзержинского уже в 1934 году вышла на самообеспечение - ни копейки от государства.

Наказание воспитывает раба - таков был непреложный постулат «традиционной» педагогики от Руссо. Макаренко отбрасывает его как пережиточный и утверждает: «Наказание должно быть объявлено такой же естественной, простой и логически вместимой мерой, как и всякая другая мера»; «наказание должно разрешить и уничтожить отдельный конфликт и не создавать новых конфликтов». Отсюда, по Макаренко, наказание не должно никоим образом доставлять страдание человеку, то есть унижать его достоинство. Напротив, оно должно быть формой уважения к нему - предоставления возможности доказать, что он - член коллектива и готов выполнить его требования без колебаний и проволочек.

Наказание в колонии и коммуне всегда было индивидуальным и применялось только тогда, когда коллективное мнение определилось - наказание неизбежно. И еще одно условие: никому и никогда нельзя было напоминать о наказании с момента принятия решения о нем. Опять же: как можно больше требования к человеку, как можно больше уважения к нему. Заметим, наказывать в коммуне имели право только общее собрание и заведующий коммуной.

Чтобы не допустить в коллективе возникновения аристократической касты и загниванию актива, а потом и всего коллектива. Чтобы не допустить этой беды, Макаренко пришел к необходимости переплетения ответственной зависимости во внутреколлективных отношениях, а именно: в колонии и коммуне каждый воспитанник выступал то в роли командира, то в роли подчиненного. Происходило это не раз от раза, а ежедневно. Скажем, бригадир на производстве имел в своем подчинении командира отряда. Возвращаясь в отряд после работы, он становился рядовым. В школе он и командир отряда выполняли все распоряжения старосты класса - рядового члена отряда, бригады.

Макаренко исключил из практики жизни подростково-юношеского коллектива совмещение нескольких должностей в одном лице. Бюрократического чинодральства в колонии и коммуне не было и не могло быть.

Жизнеутверждающая, оптимистическая педагогика Макаренко строилась на вере в способности детей к социальному творчеству. Он заявлял непреклонно: «Никаких прирожденных преступников, никаких прирожденных трудных характеров нет; у меня лично, в моем опыте, это положение достигло выражения стопроцентной убедительности».

Психология bookap

Педологи - биологизаторы считали, что наследственность определяет поведение ребенка и, что главное, его умственное развитие (искали связь последнего с возрастом матери и т.п.). Чрезвычайно увлекались тестами, при помощи которых определяли так называемый коэффициент умственной одаренности (IQ) учащихся. То же самое сегодня делают в школах и институтах России, выявляя коэффициент интеллектуальности по методике американского психолога Айзенка. В результате «тестирования» высокий коэффициент, как правило, совпадает с высоким финансовым положением родителей.

Много лет спустя, воспитанники Макаренко вспоминали: «Мы жили при коммунизме. Мы знаем, что это такое».