Сельское хозяйство


...

Мальцевский опыт на полях «Пугачевска»

Легендарная личность, с одной стороны, полевод Мальцев удостоился всех наград и почетных званий: две Золотые Звезды, более дюжины орденов и медалей, бронзовый бюст в родном селе. Все эти почести и награды вполне заслужены и воспринимаются народом как должную оценку представителю «крестьянского класса».

Но, с другой стороны, несмотря на пятьсот с лишним заголовков книг, журнальных и газетных статей о жизни и трудах Т.С. Мальцева, его научное и практическое наследие еще не изучено со всех сторон, не осмысленно и потому еще не освоено. Полевод Терентий Мальцев сумел опровергнуть теоретический постулат, на основе которого более ста лет формировалась земледельческая наука. А практическое земледелие ведется и до сих пор!

Полевод Мальцев еще полвека назад заявил на всю страну: «Плуг на пашне - не добро, а зло». И практически это доказал на полях колхоза «Заветы Ленина», что под Шадринском Курганской области.

Еще в феврале 1954 года полевод Т.С. Мальцев, выступая на Всесоюзном совещании передовиков сельского хозяйства, детально изложил обоснованную им теорию новой системы земледелия, где «УВЕЛИЧИВАЮЩИЙСЯ УРОЖАЙ БУДЕТ САМ УВЕЛИЧИВАТЬ ПЛОДОРОДИЕ ПОЧВЫ».

Тем, кто сомневается в этом, могут совершить экскурсию до Пензы, потом проехать еще километров 80 на северо-восток в Мокшанский район и побывать на полях крестьянского товарищества «Пугачевское».

В этом хозяйстве 5 тысяч с небольшим гектаров пашни. Урожайность зерна стабильная: 35-40 центнеров с гектара. Себестоимость одного килограмма намолоченного зерна всего лишь 40-50 копеек. Вот уже 15 лет, как с полей хозяйства ушли плуги. Нет плугов ни конструкции Сакса, ни канадского плуга, названного у нас плоскорезом. Еще одна сенсация: в хозяйстве не применяют ни минеральных удобрений, ни пестицидов (входят гербициды, инсектициды, фунгициды).

У читающего эти строки обязательно появится вопрос: «А как быть с сорняками, если не применять химическую прополку?». Пожаловавшей на пензенскую землю канадской делегации пугачевцы предлагали тысячу долларов за снопик сорняков, если они его наберут. Не было сорняков и на мальцевских полях. В 1954 году, после экскурсии, один агроном сделал потрясающее в то время заявление: «Если за каждый найденный здесь сорняк мне платили по рублю, то я бы не заработал себе и на обед...»

Агротехника на полях «Пугачевского» складывается из доступных для всех земледельцев приемов. Убирают зерновым комбайном с измельчителем соломы, рассыпавшись по стерне, она так и лежит там до весны!.. А весной, когда невспаханная почва подсохнет, поле обрабатывается обычным культиватором КПЭ-3,8. По мере всходов сорняков культивация проводится 2-3 раза. Таким образом, сохраняется накопленная с осени влага и уничтожаются сорняки.

Сев ведется безрядковой сеялкой. О подобной сеялке (по методу дедовского лукошка) мечтал полевод Терентий Мальцев, но она так и осталась для него несбыточной. Сейчас такую сеялку выпускают в Самаре на заводе «Сельмаш». Безрядковая сеялка бросает на квадратный метр не более 300 семян зерна, тогда как привычная всем рядковая - 600-700.

Осталось «рассекретить» и применяемую в «Пугачевском» схему севооборотов. При сильной засоренности пашни освоен четырехпольный севооборот: 1) чистый пар, 2) озимые после культивации, 3) чистый пар, 4) озимые после 3-4 культиваций. А так трехпольный севооборот: 1) чистый пар, 2) озимые, 3) яровые.

Несмотря на все эти теоретические и практические примеры, эффективного земледелия, по всей России по-прежнему раздирают землю плугами. Агрономы так и не получили необходимых знаний ни по почвенной микробиологии, ни по практическому земледелию без применения ядохимикатов. Академическая наука официально не опровергала мальцевского земледелия, но в то же время официально и не поддерживала.

В августе 1954 года в мальцевский колхоз приехал Н.С. Хрущев. Около пяти часов генсек, как самый придирчивый контролер, объехал все поля. Вид пшеницы, ровной, тугой, колосистой, стоящей стеной, как пелось тогда в песне, так взбудоражил эмоциональную натуру Никиты Сергеевича, что он ни один раз подбрасывал свою шляпу в воздух, чтобы полюбоваться, как она ложилась на колосья, словно на стол. Но восторги Хрущева продолжались недолго, уже садясь в самолет до Москвы, он в присутствии всех провожающих, высказал свое опасение: «Если бы в стране все работали, как товарищ Мальцев, случилась бы катастрофа - хлеб некуда было бы девать».

История помнит, что катастрофы не случилось. Уже к середине 60-х годов СССР стал закупать хлеб за границей, и в немалом количестве. И это одна из основных причин распада СССР - плачевное состояние совхозного сельского хозяйства, что привело к продовольственному дефициту.

Как известно Никита Сергеевич вскоре увлекся кукурузой, а Мальцева за неуважительное отношение к «королеве полей», на одном из совещаний он обозвал «пшеничным аристократом». После присвоения такого «звания» все недоброжелатели, а среди академиков их было немало, негласно получили «добро» на дискредитацию мальцевского земледелия, и уже к концу 60-х годов по их рекомендациям были сняты с производства все земледельческие орудия конструкции Т.С. Мальцева. Безотвальное земледелие - потихоньку уходило с полей. На смену ему рекомендовалось почвозащитное земледелие с интенсивными технологиями. А это - обязательное применение больших доз минеральных удобрений и ядохимикатов. Когда на пашне работали по «методу Мальцева», средняя урожайность зерновых поднялась до 19 центнеров с гектара (по Курганской области!). Собирали до 3.5 млн. тонн зерна. С уходом с полей мальцевского земледелия и приходом вместо него захимизированных технологий урожайность стала падать и к концу 80-х годов снизилась до 6 центнеров с гектара. Почва настолько омертвела, что грачи перестали ходить за плугами.

Еще в начале 1965 года Мальцев предлагал взамен централизованного планирования ввести единый земпродналог для хозяйств и тем самым предоставить им право быть хозяевами земли.

С подобным проектом обращался полевод и к М. Горбачеву, просился к нему на прием. Скользкий Михаил Сергеевич вроде бы соглашался, но буквально вьюном ускользал от встречи с деревенским ходоком.

В 1943 году в США вышла книга Э. Фолкнера «Безумие пахаря», в которой автор также выступал против глубокой вспашки. Один американец из штата Мичиган, прочитав публикации о мальцевском методе безотвального земледелия, прислал ее Мальцеву. Ознакомившись с книгой, полевод добился включения ее в план Сельхозиздата, о чем ему письменно сообщили летом 1956 года. Тираж «Безумия пахаря», если судить по тому времени, был небольшим и почему-то весь был отправлен в один магазин, из которого он таинственным образом исчез.

Микробиологи нашли для себя золотой клад на мальцевских полях. Институт микробиологии послал молодого выпускника Тимирязевской сельхозакадемии Игоря Вострова, проработавшего пять сезонов рядом с Мальцевым - с 1955 по 1959 год. Поставленные им опыты показали такие перспективные результаты, что в 1957 году в село приезжал сам директор Института микробиологии лауреат Сталинской премии академик Е.Н. Мишустин.

Добытые Игорем Востровым материалы стали темой его научной диссертации, и в 1959 году он становится кандидатом биологических наук. Научная диссертация биолога давала ответы на вопрос: как и чем надо «кормить» нашу землю-кормилицу, чтобы выращивать на ней необходимое количество продовольствия? Написанная на основе диссертации статья стала достоянием читателей только спустя 30 лет, когда ее опубликовал журнал «Вестник сельскохозяйственной науки» (№ 1, 1989 г.). В редакции пролежала год, до этого автор принес рукопись в редакцию «Известий АН СССР», где ее постигла участь «пропавшей грамоты».

Психология bookap

Заголовок статьи говорит о ее содержании: «Национальное использование микроорганизмов для повышения потенциального плодородия почв». На основе опытов автор установил, что процесс накопления плодородия в верхнем слое глубиной до 6 см в 24 раза активнее, чем в слое ниже глубины 14 см. Запахивание растительных остатков на глубину вызывает процесс брожения с образованием ядовитых веществ, губительных для будущего урожая. А внесение измельченной соломы в верхний слой почвы с добавлением небольших доз азота уже на второй год дает прибавку урожая на 35%. О перспективах резервов применения микробиологии в земледелии можно судить по полевым опытам, поставленным И.Востровым в 80-х годах в хозяйствах Орловской, Липецкой, Белгородской областей, где сумел поднять урожайность вдвое, а на Кубани получил 130 центнеров риса с гектара.

Если бы все добытое ученым-биологом за пять лет исследований было опубликовано в начале 60-х годов и нашло применение на полях колхозов и совхозов, ни о какой продовольственной проблеме не было бы и речи.