Экология


...

«Чистые продукты» - рекламный трюк

Главное условие безопасности продуктов питания - соблюдение безопасных технологий при возделывании сельскохозяйственных культур, что в законе, к сожалению, напрочь отсутствует.

Государственный контроль предполагает в основном контроль предприятий переработки, в отдельных случаях - контроль сырья, и то на уровне документации. Скажем допускается использование кормовых добавок, стимуляторов роста, лекарств, пестицидов, агрохимикатов, прошедших государственную регистрацию. Однако никто не проверяет, как и в каких дозах использованы эти вещества, в каких сочетаниях, в какие агросроки. Дело в том, что не все токсичные соединения и микроорганизмы поддаются контролю в конечном продукте, а человек тем не менее может отравиться. И потом, тотальный контроль всей продукции всегда дороже, чем контроль на этапе возделывания растений.

Большая часть продуктов питания, поступающая на наш рынок, вообще остается вне какого-то ни было контроля. Наши частники, при выращивании продукции на продажу, активно используют ядохимикаты и удобрения. Чаще всего используют по-варварски, ведь не для себя - на продажу. Что там в той картошке, капусте, фруктах, ягодах можно только догадываться.

Уровень агротехнической культуры в фермерских хозяйствах ничем не отличается от культуры личного подворья. Да и в промышленном производстве далеко не все благополучно. Есть данные, что как минимум 1 миллион гектаров наших сельхозугодий загрязнен тяжелыми металлами. В 16 регионах страны - основных производителях сельхозпродукции, обнаружено превышение ПДК мышьяка, а в почвах 36 регионов до сих пор содержатся остатки таких опасных пестицидов, как ДДТ, метафос, трихлорацетат натрия, давным-давно снятых с производства.

И остатки этого «добра» обнаруживаются в продуктах питания, в воде. Когда загрязнения окружающей среды стали фоновыми, фраза «экологически чистые продукты» - не более чем рекламный трюк. Нет уже в мире ничего экологически чистого, просто есть что-то более грязное, есть менее.

Вот закон запрещает при производстве детского и диетического питания использовать сырье, изготовленное с применением кормовых добавок, стимуляторов роста животных (в том числе гормональных). Отлично. Но дальше читаем: не допускается использование «отдельных видов лекарственных средств, пестицидов, агрохимикатов и других опасных для здоровья человека веществ и соединений».

Что же это за отдельные виды? А есть ли не опасные? Исследования Национальной академии США показали, что 90% всех фунгицидов, 60% гербицидов и 40% инсектицидов способны вызывать у человека рак. Какие же химикаты имели в виду наши законодатели? Те, которые вызывают всего лишь аллергию? И это будет называться «экологически чистый продукт для детского питания?»

Боюсь, что принципиально изменить ситуацию без комплексного решения коренных вопросов продовольственной безопасности страны просто невозможно. Это будет лишь иллюзия благополучия. Нужен фундаментальный закон «О национальной безопасности России в области продовольствия, воды и воздуха» и на его основе - одноименная стратегия, равнозначная военной безопасности государства. Все это может решить правительство выражающее интересы большинства населения России.

На земле загрязнены 12% рек, 90% родников больше не существует. Вода оказалась самой уязвимой частью природы. При кажущемся ее изобилии на планете пресная вода составляет всего 3% от общих запасов, причем три четверти ее заморожено в Арктике и Антарктике. Пятую часть составляют грунтовые воды и лишь 1% циркулирует в реках, озерах, болотах, плывет над землей в виде облаков.

Практически во всех крупных и средних городах России в питьевой воде предельно допустимые концентрации ряда загрязнений превышены во много раз. Например, в Ростове в местах забора питьевой воды превышение по фенолам - в 27-50 раз, по нефтепродуктам - до 50 раз, по инфекционным бактериям - до 263 раз!

Психология bookap

На большинстве очистных систем воду очищают хлором. Поэтому питьевую воду рекомендуют перед употреблением отстоять в течение суток, для удаления хлора, фтора, аммиака. Если хлорированную воду сразу начать кипятить, то хлор образует с другими химическими соединениями, находящимися в воде, диоксин - один из страшнейших ядов, вызывающим букет отравлений: подавление иммунной системы человека, заболевания кожи и др.

Как берегут и охраняют воду в наше время видно на многочисленных примерах. Осенью 91-го года в селе Знаменское Одинцовского района чиновник аппарата тогдашнего Совмина Марина Каширина получила от главы сельской администрации разрешение на строительство дома прямо на берегу реки Москва. Естественно, в нарушение всех правил и законов. Вместе с Мосводоканалом начали борьбу с Кашириной чиновники самого высокого ранга. В нее были втянуты и тогдашний генпрокурор Степанков, и министр экологии Данилов-Данильян, и областной губернатор Тяжлов... Они делали вид, что помогают нам отстоять закон: писали распоряжения, заказывали различные экспертизы, собирали высокие совещания... А Каширина в это время строила свой дом. И построила его, наплевав на закон, на нас, на общественное мнение, и до сих пор плюет со своего крыльца прямо в реку, и не только, надо полагать, плюет. Но в 91-м случай с Кашириной был скорее исключением из правил нежели правилом. Помнится, тогда тревожное письмо направили Ельцину мэр Москвы Гавриил Попов, вице-мэр Юрий Лужков, министр здравоохранения Александр Воробьев, глава Госкомитета по санитарно-эпидемиологическому надзору Евгений Беляев... Высокопоставленные чиновники били тревогу: в водоохранной зоне незаконно построено сорок домов! Обратите внимание: сорок! А сейчас таких домов тысячи. Это стало возможным еще и потому, что теперь застройку в водоохранной зоне не надо согласовывать ни с Мосводоканалом, ни с санитарно-эпидемиологической службой Москвы. Так решила областная дума в 1997 году. Что подвигло депутатов на такой странный шаг: провинциальные амбиции или величина лоббистской благодарности - поди разберись теперь. В результате незаконное строительство приняло невиданный размах - полная свобода и демократия. А представляете, что творится в провинции.