Законодательство


...

Выводы

Очевидно, что высокие зарплаты судьям не помогут в борьбе с коррупцией. Судьями (возможно и прокуроров) нужно назначать пенсионеров, которых за год-два до пенсии нужно подготавливать на специальных курсах. Людей уже состоявшихся трудней подкупить.

Переполненные тюрьмы освобождают, чуть ли не ежемесячными амнистиями, а потом опять заполняют. В основном многие сидят за мелкие правонарушения, например, за мешок картошки. Очевидно, что за подобные нарушения сажать в тюрьму нужно запретить совсем. Выяснили личность такого нарушителя и сразу отпустили. Закон должен стоять на трех китах: наказание, воспитание, возмещение ущерба. Нарушитель закона должен возместить ущерб в двойном размере: украл мешок картошки, - заплати как за два. Воспитание будет состоять в том, что такой нарушитель в течение года будет с каждой зарплаты выплачивать 10%. Каждый месяц в течение года ему будут напоминать, как не хорошо красть. Это будет достаточным наказанием в подобных преступлениях и значительно освободит тюрьмы и затраты на содержание заключенных. Это также заставит серьезно задуматься тех, кто крадет на миллионы, потому, что возвращать придется в двойном размере.

Такая система наказания может работать до размера хищения стоимости однокомнатной квартиры в провинциальном городе. Если размер хищения больше этой стоимости, можно брать под стражу и кроме двойной выплаты ущерба сажать в тюрьму на определенный срок, но выпускать не раньше, чем будет погашен ущерб. Необходимо упростить судопроизводство. Например, если подсудимый сразу признает свою вину, его осудят по прецеденту, а судебные издержки в этом случае он не оплачивает. Если он свою вину не признает, но она доказывается в ходе судебного разбирательства - к наказанию добавляется оплата им судебных издержек. Если его оправдывают, судебные издержки он не оплачивает.

Тема отмены расстрела стала любимой для разных ведущих ток-шоу, но видимого результата не видно. Действительно трудно решить, что благоразумней? Если расстрелять, то о преступнике и преступлении быстро забудут, и воспитательной роли тут не будет никакой. Да и поганая жизнь преступника не сможет возместить утерянную жизнь хорошего человека.

Если посадить на всю жизнь, тут тоже воспитания мало, а наказание не кажется справедливым для большинства. Если убийц сажать на 10-20 лет, как происходит у нас сейчас, то это вообще кажется несправедливым. Они выходят, иногда даже досрочно, и как ни в чем, ни бывало, живут дальше. Они совершили непоправимое - прервали чью-то жизнь, а сами пользуются всеми благами жизни.

Эту дилемму можно решить, если убийц не расстреливать, а наказывать по справедливости. Убийцу нужно сажать в тюрьму на три года. Это нужно для того, чтобы приговор подтвердился временем. После этого приговоренного кастрируют; он прервал чью-то жизнь и не имеет права продолжить собственную в детях. Дополнительно за каждого убитого он должен лишиться одного своего органа. У человека много двойных органов, например, почки, одну из которых у него вырежут и пересадят остро нуждающемуся. На его лбу сделают татуировку: большую букву «У», что будет означать, что он убийца.

После этого его поселят там, где он совершил преступление. Он будет лишен прав выезда из этого населенного пункта, и вообще передвижения на любых колесах, даже на велосипеде, только пешком. Работать он должен с одним выходным в неделю, без отпуска и до конца жизни он будет выплачивать с зарплаты 30-50% в пользу пострадавших или государства. Он должен будет постоянно носить приметную безрукавку, чтобы издали было видно, что это убийца.

Если он совершит какое-либо дополнительное правонарушение его можно наказать, приковав к ноге ядро на цепи, весом килограмм 5-10. Если он и после этого что-нибудь нарушит, цепь на ядре можно укоротить так, что ему придется передвигаться, согнувшись пополам.

Психология bookap

Если в городе или поселке будет находиться хоть один такой осужденный преступник, он будет служить хорошей мерой воспитания. Дети с детства поймут, что самое дорогое это жизнь и надо её ценить. Никто не захочет жить как он: в полуподвальной комнатушке, работать на самой грязной работе и быть хуже шелудивого пса, на которого всякий может плюнуть и пнуть.

Несовершенство нашего законодательства видно невооруженным глазом, но надеяться на думцев бесполезно. Каждая дума вырабатывает тысячи законов: олигархи процветают, большинство нищает. Сами законодатели заботятся только о себе любимых, у них теперь льгот больше, чем у беременных женщин при социализме.