II.Средства религиозного воспитания детей среднего возраста.

Материал для бесед, заимствуемый из жизни дитяти.

С пробуждением в ребенке сознания и дара слова, средства религиозного воспитания расширяются. Теперь забота родителей и воспитателей будет состоять в том, чтобы все, что по части религиозного воспитания заложено в душу ребенка, как семя и зародыш, озарить сознанием дитяти, дать ему возможность осмыслить свои непосредственные благочестивые чувствования, возвести их на степень более или менее ясных понятий, которые бы стали впоследствии разумным руководительным началом его жизни. Этой цели служат:

1) беседы,

2) молитва домашняя и церковная,

3) пение духовное,

4) упражнения детей в делах благочестия,

5) наставление от духовных лиц.

Беседы с малыми детьми должны быть чужды всякой искусственности по содержанию и изложению, иметь вид самых простых обыденных разговоров старших с младшими, касающихся предметов веры. Необходимое условие благотворности бесед в том, чтобы они имели содержанием своим какое-либо соприкосновение с внутреннею духовною жизнью дитяти, с направлением его собственных чувств и мыслей и не превышал бы его детского разумения. Например, дитя пробуждаясь по утру и засыпая вечером, останавливает свой первый или последний взгляд на самом простом зрелище: его мать, близ него, на коленях, с глазами поднятыми к небу или к св. иконе, возносит свою усердную молитву к Господу. Она молится с умилением, горячо, потому что душа ее переполнена мыслями и чувствованиями о своем младенце и она выражает их милосердному Богу. Трогательная фигура матери и в особенности ее глаза, с глубокою верою и любовью устремленные горе, приковывают внимание дитяти. Дитя пристально смотрит на мать и понимает ее по своему: в глубине его души пробуждается чувство, сродное чувствованиям молящейся матери Это чувство и есть религиозное чувство, влечение к Богу. При виде своей матери, благоговейно беседующей с Богом, дитя угадывает, так сказать, Бога. Оно не знает еще, кто Он, но его сердце и его душа смутно, но сладостно уже стремятся к Нему; дитя чувствует, что там—в Боге источник всякого блага и защита от всякого зла. После этого, когда мать укажет дитяти, например, на небо и скажет: там Бог-Отец наш небесный, дитя узнает Бога, потому что Бог уже обитает в его сердце; оно узнает и никогда не забудет, что там, на высоте, бодрствует над ним Отец, — Отец его отца, матери и всех людей. Или другой пример. Мать желает разъяснить ребенку мысль о необходимости молитв к Божией Матери и направляет беседу так: как у тебя, дитя мое, есть мать на земле, которая любит тебя всем сердцем, бережет тебя и молится за тебя, так у всех людей есть на небе добрая и нежная Мать. Она любит всех нас, больших и малых, безграничною любовью; Она бережет и охраняет нас от всех бед и скорбей и молится за нас у престола Сына своего и Бога нашего. Ты бежишь к родной своей матери, когда ты голоден, холоден, когда нуждаешься в чем-нибудь; ты делишься с матерью твоею и радостью и горем; будь таков и пред Той, которая есть Мать всем людям. Нужда ли, горе ли постигнет тебя, почувствуешь ли радость или увидишь над собою милость Божию, обращайся к ней и с горем и с радостью твоею. Она примет тебя лучше родной матери твоей. Смотри, как кротко и любвеобильно она глядит на тебя. Молись ей, дитя мое, чаще и чаще: Мать всех живущих, Пресвятая Богородице, спаси нас. Или еще пример. Дитя имеет уже некоторый свой внутренний опыт, припоминает пережитое, перечувствованное, ему ясно помнится, что когда оно делало что либо хорошее, оказывало, например, простую услужливость и послушание старшим, его хвалили, ему было приятно, спокойно на душе, когда же случалось сделать что-нибудь дурное— стыд, досада на себя, страх томили его. Такого небольшого запаса духовного опыта довольно, чтобы мать могла преподать ребенку урок согласования своих действий, мысли, чувства и желания с велениями Божьими. Беседа может направиться так: любя своего отца, ты, дитя, делаешь всегда угодное ему, охотно исполняешь его приказания, предупреждаешь его желания и никогда не позволяешь себе делать что-нибудь ему наперекор, так как боишься прогневать, огорчить его. Боязнь навлечь гнев любимого отца удерживает тебя от многих проступков. От отца видимого перенеси свою мысль к Отцу невидимому. Бог есть Отец невидимый для всех людей. Он находится на всяком месте, знает все человеческие дела, мысли, чувства и желания. Его-то бойся больше, чем отца своего, прогневать чем-нибудь, остерегайся думать, говорить или делать что-либо неугодное Богу, противное Его заповедям. Помни, весело, приятно на душе будет тогда, когда будешь исполнять Его волю и усердно молиться Ему7.


7 Древность сохранила вам образец материнской беседы, которая по силе чувства, с каким произнесена, и по исключительности сопровождавших ее обстоятельств, не могла не оставить следа на всю жизнь. Блаженная Евфросиния, мать св. Клишента, епископа Анкирскаго, почувствовав скорую кончину свою, так говорила сыну своему, которому было тогда 12 лет: «Чадо мое, чадо возлюбленное, чадо от пелен осиротевшее! Хотя ты осиротел прежде, нежели узнал об отце своем, но ты не осиротел; ибо отец твой есть Христос Бог, обогащающий тебя своими дарами. От меня ты родился плотию, а Христос Бог возродил тебя Духом. Признавай же Его Своим отцом, а себя—Его сыном, и смотри, чтобы не напрасно было твое всыновление Богу; служи единому Христу Богу, в Христе полагай твою надежду; ибо Он наше спасение и живот бессмертный… Умоляю тебя, сын возлюбленный, сделай мне один дар «а все болезни и труды, которые я претерпела за тебя. Так как настает лютое время и приближается жестокое гонение, то будь, как говорит Господь, веден пред владыки и цари Его ради. Сделай мне эту честь, сын мой! Стань смело и мужайся за Христа, и сохрани непоколебимо его исповедание: а я надеюсь на Христа моего, что вскоре процветет на тебе венец мученичества в мою честь и во спасение многих душ. Приготовь же сердце твое к страдальческому подвигу, чтобы время подвигов нашло тебя уже готовым. Знай, что полезно быть искушенным бедствиями, но не бойся: страдание временно, а награда вечна; скорбь проходит скоро, а радость пребывает вечно; мало здесь бесчестие, но вечна у Бога слава; прещения мучителей и раны — только на один день; ярость земных царей бывает поругаема и слава их увядает; огонь, приготовленный ими на Христовых мучеников, угашается. Посему, ничто подобное не должно отлучать тебя от Христа Господа, взирай на небо и оттуда ожидай великой, богатой и вечной награды, от Бога; бойся Его величия, ужасайся Его суда, трепещи всевидящего ока Его; ибо отвергшиеся от Христа готовят себе неугасимый огнь и червь неусыпающий; а тех, которые познали Его и никогда не отпадут от Него, ожидают невыразимное веселие, радость и утешение со святыми исповедниками. Сын мой сладчайший, да будет мне от тебя награда за подъятые мною в рождении твоем болезни и труды в воспитании, если ты сделаешься исповедником Господним, и если я назовусь материю мученика и прославлюсь в членах сына, страждущих за Христа. Итак, потщись пострадать за пострадавшего за нас… Вот уже я стою, сын мой, при дверях кончины своей, и сей видимый свет не воссияет для меня завтра; но ты для меня свет о Христе и жизнь моя о Господе! почему молю тебя, возлюбленный мой, да не постыжуся в моей надежде на тебя, но да спасуся чадородия ради. Я родила тебя; пусть же и страдаю в тебе, как в истинном моем теле. Дай тело на раны, чтобы и мне возвеселиться пред Господом нашим, как бы я сама страдала за Него. Излей, не щади свою кровь, принятую от меня, чтобы и мне принять честь за нее. Вот ныне я отхожу от тебя и предъиду пред тобою к Богу. Телом отхожу от тебя, но дух мой будет неразлучен с тобою, дабы мне сподобиться с тобою припасть к престолу Христову, хвалясь пред Ним твоими страданиями и венчаяся твоими подвигами». Таким образом блаженная мать целый день пред святою своею кончиною наставляла своего сына.


В указанных примерах материал для бесед заимствован из опытов жизни самого ребенка и лиц близких к нему. Это возлагает на родителей обязанность заботиться об установлении правильных отношений между собою и ребенком. Родители должны внедрять в дитя любовь, почтение и послушание прежде всего к себе самим. По сильному выражению профессора Олесницкого, родители суть первое божество для дитяти. Понимать это выражение нужно в том смысле, что родная семья служит сферою, где чувства, из которых слагается религиозность, имеют применение, упражнение и развитие. Великий Учитель и апостол любви, св. апостол Иоанн выражает эту мысль так: «Если не любим ближнего, которого видим, Бога, которого не видим, как можем любить» (1 Посл. 4,20). Сам Иисус Христос учит людей представлять свои отношения к Богу под образом сыновних, когда повелевает обращаться к Богу с воззванием «Отче наш». Замечено, к религиозным предметам восприимчивее бывают те дети, в которых позаботились развить чувства истины, правды, благожелания к людям. Божественная Премудрость выразила эту мысль в словах: «чистии сердцем Бога узрят». Вполне правдивый психологический разговор приведен в Журнале журналов за 1898 год «Я полюбил народ, сказал знаменитый народник Америки Генри Джордж, и любовь эта привела меня ко Христу, лучшему другу и учителю народа». «А я, сказал кардинал Меннинг, полюбил Христа, и от Него научился любить народ, за который Он умер».