История - вымыслы и факты


...

Кровавый переворот

Тогда в 1993-м, решался не просто вопрос о том, кому «править», а вопрос выбора дальнейшей стратегии развития: сумеет ли народ отстоять правду, справедливость, закон и свободу или власть перейдет к номенклатурно-мафиозному капиталу.

Народные депутаты прозревали постепенно, но, в конце концов, большинство из них поняли, что политика Ельцина и его окружения антинародна, антинациональна. И тогда депутаты решили принять новый социально-экономический курс на своем очередном Х съезде в ноябре 1993 года. Вот чего испугались Ельцин и его окружение! Ведь ясно, что переворот 21 сентября произошел тогда, когда депутаты начали подбираться к мафиозным структурам и коррумпированным чиновникам. Надвигающуюся опасность нутром почувствовали новоиспеченные миллионеры, буквально на пустом месте сколотившие себе огромные состояния. Активное участие в заговоре приняли многие сотрудники администрации президента, высокопоставленные чиновники Правительства России и Москвы, а также переметнувшиеся на сторону заговорщиков народные депутаты (около 100 человек, получивших за это по 2 миллиона рублей на руки).

Продажное, коррумпированное чиновничество и криминальные коммерсанты объявили Верховный Совет врагом №1. Вот тогда-то и последовал антиконституционный указ №1400, который должен был прервать деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

Изданием Указа Ельцин начал осуществление государственного переворота с целью узурпации власти в руках Президента и подконтрольного ему правительства и ликвидации представительной демократии в лице системы Советов.

Поздно вечером 21 сентября Конституционный Суд, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента России, связанные с его Указом №1400, нашел их не соответствующими десяти (!) статьям действовавшей Конституции и служащими основанием для немедленного прекращения полномочий Б.Н.Ельцина в соответствии со статьей 121-6. Это решение Конституционного Суда было подтверждено Постановлением Президиума Верховного Совета, Верховного Совета и Съезда народных депутатов. С 20:00 21 сентября 1993 года Ельцин не является президентом России.

В соответствии с Конституцией к временному исполнению обязанностей Президента РФ приведен А.В.Руцкой.

Ельцин подписывает еще один преступный Указ №1575 «О введении чрезвычайного положения в городе Москве», в котором, в частности, освободил военнослужащих МО и МВД от уголовной ответственности за преступные действия. «Лучший министр обороны» Грачев проявил свои лучшие боевые качества. Разумеется, с безоружными. Сванидзе врал с экрана, и вранье со временем было оплачено. Нашлись и «народные» артисты которые поддержали Сванидзе, такие как Хазанов, Лия Ахеджакова.

Телеманипуляторы всю ночь под четвертое показывали троих убитых в Останкино. Почему не гору убитых и раненых под Останкино? И всю ночь, переступая их тела, бежали туда нагнетать истерию наши именитые ораторы, наши Явлинские - Боровые... Останкино превратили в бастион лжи.

Мэр Москвы Юрий Лужков приказал оцепить здание Верховного Совета колючей проволокой, отключить телефоны, электричество, отопление, подачу воды, запретил допуск транспорта с продовольствием. А ведь в Белом доме было немало женщин и подростков... Немцов кричал, обращаясь к Черномырдину: «Давите их танками, Виктор Степанович! Давите!..» А другой лидер СПС Гайдар, как сообщалось в печати, в ночь перед расстрелом Дома Советов получил с фабрики Гознака 11 млрд. рублей на оплату палачам (офицерам - по 500 тысяч руб., омоновцам - дважды по 200 тыс., рядовым - по 100 тыс.)

Рано утром 4 октября 1993 года на Белый дом, безоружных ополченцев, преградивших подходы к нему, и зевак, по выражению Ельцина, пришедших посмотреть спектакль, в котором убивают не понарошку, а взаправду, было брошено, как сообщала пресса, 3 тысячи солдат и офицеров, 10 танков, 80 БТР, 20 БМП, 15 БРДМ, свыше 60 БМД. Действовал приказ Ерина-Грачева-Куликова-Барсукова: уничтожить всех, находящихся в Доме Советов!

Количество погибших до сих пор окончательно не установлено. «Около полутора тысяч», - утверждала «Независимая газета». Народный депутат Сергей Бабурин на встрече с итальянскими сенаторами назвал 764 человека. Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, вернувшись из Белого дома до конца его штурма, говорил Черномырдину: «Там где-то 500-600 трупов». Власти официально назвали 146 убитых.

В горящий Дом Советов никого двое суток не пускали. За это время крытые грузовые машины ночами вывозили из здания трупы. Правозащитный центр «Мемориал» выяснил, что только в Николо-Архангельском и Хованском крематориях ночами с 5 по 8 октября было сожжено около 500 трупов, доставленных без документов, в пластиковых мешках или ящиках. В Кунцевском крематории также были сожжены сотни трупов. Но это все документально не подтверждено. И вряд ли мы когда-нибудь узнаем точное число погибших.

Убежденный демократ, ответственный секретарь ельцинской Конституционной комиссии Олег Румянцев вспоминал: «То, что мы прошли, забыть нельзя. После выхода из парламента меня несколько раз избили, затем поставили к стенке и выстрелили поверх головы. Тех, кому удалось уйти от пьяных военных, продолжали преследовать боевики в кожаных куртках. Джин ненависти, взлелеянный «демократами» и выпущенный на волю, начал сметать все на своем пути. Это было чудовищно» («Новая газета», 28.09.1994).

Государственный переворот осени 1993 года был завершающим «аккордом» буржуазной революции, вернее, контрреволюции, подготовленной мощной тоталитарной идеологической машиной «демократов» под дирижерскую палочку Ростроповича.

1 октября 2003 года в Москве во Дворце культуры «Красный Октябрь» по инициативе МГК КПРФ и Комитета Памяти жертв трагических событий в Москве в сентябре-октябре 1993 года прошел вечер, посвященный павшим защитникам Верховного Совета.

На сцене были размещены 20 фотографий павших: юношей и мужчин, девушек и взрослых женщин, россиян и иностранцев. Лица, имена, количество прожитых лет. Очень скупо и сдержанно, но на глаза невольно набегает слеза, и трудно отвести взгляд от таких открытых, одухотворенных, красивых лиц людей, которых мы уже никогда не увидим живыми.

Вечер открыла заслуженная артистка УССР, участница обороны Дома Советов Татьяна Авдеенко. Она прочитала стихотворение Владимира Бушина «Я убит в Белом доме».

И меня, я надеюсь, вы отпели уже.

В семь утра я был ранен, а в полтретьего дня,

Два спецназовца пьяных пристрелили меня.

Я не мог им признаться, видя злобный их пыл,

Мне всего восемнадцать, я еще не любил.

Ведь они не щадили и моложе меня,

Ныне в братской могиле мы - большая семья.

Я не знал перед смертью, чем окончился бой,

Но Россию, поверьте, заслонял я собой.

И речей тут не надо, но всегда вас табун,

Что ж не видел вас рядом, патриоты трибун?

А вот справа и слева ощущал всем нутром

Тех, кто пал подо Ржевом в страшном сорок втором.

Им полегче, быть может, чужеземцем был враг,

А меня уничтожил свой подлец и дурак.

Но я пал не напрасно, слез не лейте друзья!

Есть на Знамени Красном кровь теперь и моя.

А убийц не закроют ни закон, ни броня,

Я убит в Белом доме, кто заменит меня?