Смысл жизни, счастье


...

А. С. Макаренко

13 марта 1988 года по решению ЮНЕСКО во всем просвещенном мире отмечалось столетие со дня рождения Антона Семеновича Макаренко. Его теоретические и художественные произведения переведены на большинство языков мира.

По данным ЮНЕСКО А.С.Макаренко (1888 - 1939) постоянно входит в число самых читаемых писателей мира. Во всем «виновата» сама макаренковская система. Вдумайтесь, система эта глубоко демократична по своей сути, она построена на самоуправлении, гражданском самосознании, уважении к личности, равноправии педагогического начальства и самого маленького колониста, наконец, на подлинном хозрасчете.

Разве теперь в школе возможна такая демократия, что была в коммуне имени Ф.Э.Дзержинского? Командир отряда избирался только на полгода и только один раз, секретари комсомольского бюро и совета командиров - лишь на один срок. Ежедневно проводилось общее собрание всех колонистов и сотрудников, все сидели по периметру большого зала и смотрели в глаза друг другу. Каждый имел право говорить одну минуту. И Макаренко сидел в том кругу и имел ту же минуту. Нам еще учиться и учиться этой демократии.

Антон Макаренко встретил Октябрь 1917 года молодым, но зрелым человеком - на тридцатом году жизни. Он имел уже достаточно солидный опыт практической педагогической деятельности. Сделал свой выбор без колебаний: за Советскую власть и советское воспитание. Организатором колонии он стал, когда ему шел тридцать третий год. Организатором той колонии, история которой художественно представлена в одной из выдающихся книг ХХ века - «Педагогической поэме». Прочитав ее первую часть в рукописи, Максим Горький писал Макаренко: «Огромнейшее значение и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение, на мой взгляд».

Психология bookap

Макаренко, как педагог-мыслитель, пришел к убеждению: современная буржуазная педагогика находится в состоянии кризиса, из которого своими силами (практикуемыми ею методами) она никогда не выйдет. По осознанной необходимости, по выстраданному умом убеждению пришел он к пониманию неизбежности социалистического переустройства педагогической науки и практики.

Он прекрасно знал так называемую «традиционную» педагогику и «буржуазно-классическую» педагогику. Видел в них великое культурное наследие, но до конца своей жизни считал: мысли великих педагогов прошлого - это только эстетика и проповедь, но не наука, не методика, не техника педагогики. Короче говоря, педагогическая наука не давала ответа на вопрос: как воспитывать юного человека в процессе социалистического преобразования общества?