Феноменальные возможности человека


...

Героизм ученых

В осажденном Ленинграде - городе, где долгое время жил и работал Вавилов, шла первая блокадная зима. Нормы хлеба были сокращены до невозможного: рабочим - по 250 граммов в сутки, остальным - 125 граммов. Люди обезумевали от голода, падали на ходу, умирали от истощения.

А в это время в темных холодных комнатах на Исаакиевской площади, в доме с забитыми досками окнами было полно еды. В коробках и мешках лежали десятки тонн семян, клубней картофеля. Но четырнадцать сотрудников Всесоюзного института растениеводства (ВИР), которые работали и урывками спали рядом, были также голодны и истощены, как и все ленинградцы. Они бредили едой, и все же никому из них даже не приходила в голову мысль съесть хотя бы горсточку зерен, чтобы спасти свою жизнь. Возможно, по нынешним временам их трудно понять, но они знали, что делали. Они берегли от сорокоградусной стужи и стаи остервеневших крыс бесценное достояние государства - уникальную коллекцию культурных растений и их дикорастущих сородичей. Не имевшая себе равных в мире, собранная гигантскими усилиями коллекция насчитывала более 200 000 драгоценных образцов.

Еле державшийся на ногах, истощенный, обмерзший ближайший соратник Вавилова Вадим Степанович Лехнович, рискуя жизнью, под обстрелом добывал для спасения коллекции дрова. Он был душой мужественного крошечного коллектива. О тех трагических днях Лехнович и годы спустя вспоминал волнуясь:

- Ходить было трудно... Да, невыносимо трудно было вставать, руками - ногами двигать... А не съесть коллекцию - трудно не было. Нисколько! Потому что съесть ее было невозможно. Дело всей жизни, дело жизни своих товарищей...

Когда о подвиге советских ученых появились первые публикации, на Западе долго не могли поверить, что такое возможно. Но поверили. И спустя полвека на Исаакиевской площади на здании Института растениеводства появилась необычная мемориальная доска. На ней золотыми буквами выбито: «Ученым института, героически сохранившим мировую коллекцию семян в годы блокады Ленинграда».

Это не просто памятная доска, а подарок ученых США, восхищенных подвигом советских людей, которые спасли для грядущих поколений бесценное сокровище. Начало ей положил Николай Вавилов, выдающийся ботаник и генетик, сотрудники которого совершили 110 экспедиций по всему миру, привезя с собой образцы 330 тыс. растений. Четверть растений из этого числа считается вымершей; а поскольку по современным природоохранным законам подобные образцы в их естественной среде собирать запрещено, коллекция Института растениеводства поистине бесценна. Всемирный банк оценил ее в невероятную сумму - 8 триллионов долларов.

И вот теперь коллекции пережившей блокаду Ленинграда, снова грозит гибель. Дело в том, что Институт растениеводства расположен на санкт-петербургской Исаакиевской площади, в центре города. И очевидно, поэтому приглянулся путинской администрации, которая решила разместить там правительственные учреждения, включая, возможно, и президентскую квартиру.

Премьер-министр России уже подписал постановление о том, что институт должен очистить занимаемое помещение наряду с тремя другими соседствующими с ним на Исаакиевской площади зданиями.

- Это катастрофа, - говорит Виктор Драгавцев, академик, директор Всероссийского НИИ растениеводства имени Вавилова. - Переезд - гибель для института. В хранилищах, для лучшей сохранности семян, поддерживается температура в 10 градусов по Цельсию. При переезде такой уровень температур сохранить не удастся, и семена потеряют свои репродуктивные свойства.

Он уже обращался к Путину с просьбой остановить переезд. Юрий Вавилов, сын основателя института, говорит об этом так: «Это ужасная новость. Институт потеряет свое здание, коллекция, которую начал собирать мой отец, исчезнет. Это будет трагедией для науки и оскорблением памяти моего отца». Для чиновников свои интересы гораздо ближе, интересов всего человечества, и поэтому они продолжают утверждать, что основная резиденция президента, Константиновский дворец, реставрация которого обошлась в 120 миллионов футов стерлингов, неудобна, поскольку находится слишком далеко от центра города.

Психология bookap

Зимой 2006 года в ростовском ботаническом саду, из-за недостатка финансирования, погибла очередная уже не первая оранжерея. Полностью вымерзли уникальные растения, которые собирались десятилетиями. Зато олигархи смогли увеличить свои зарубежные счета на очередной миллиард. Частная собственность священна и неприкосновенна, а общественная продолжает погибать и уничтожаться.

Ленинградские ученые, несмотря на все трудности блокады, сохраняли для общества, для будущих поколений уникальные образцы растений. Современные жадные, жирные мальчиши плохиши - Гайдары, Чубайсы распродают интересы России направо и налево, уничтожая труд поколений.