Петр I Великий

Петр I Великий

Петр I Великий (1672–1725) является, пожалуй, одним из самых деятельных правителей государства Российского. За время своего правления он провел реформы государственного управления, построил новую столицу Санкт-Петербург, создал регулярную армию. Благодаря его политической деятельности страны Западной Европы признали Россию великой державой.

Супружеская жизнь Петра I началась довольно рано, когда ему еще не исполнилось 17 лет. По мнению царицы Натальи, такой брак имел прежде всего политическое значение. Согласно представлениям того времени, юноша считался взрослым человеком только после женитьбы, поэтому женатый Петр I смог бы вырваться из под опеки сестры Софьи и стать полноправным правителем России.

Кроме того, мать Петра I преследовала и другие цели: с ранних лет юный царь интересовался жизнью иностранцев, которые осели в Немецкой слободе. Там Петр I занимался чуждыми русскому человеку, да и царскому сану, делами. К тому же с помощью раннего брака царица Наталья пыталась защитить интересы Петра I как наследника престола.

Царица Наталья сама нашла для сына невесту. Ею стала принцесса Евдокия Лопухина. По свидетельствам современников, она была довольно хороша собой, но обладала посредственными способностями. Между молодыми сразу же вспыхнула искра любви, но так же быстро все чувства угасли. Историки утверждают, что любовные отношения длились между ними около года, однако, вероятно, охлаждение наступило даже раньше, поскольку уже через месяц после свадьбы Петр I бросил молодую жену и вернулся к своим обычным развлечениям: морским потехам на Переяславском озере.

Значимой в судьбе Петра I оказалась встреча с дочерью виноторговца Анной Монс, с которой он познакомился в Немецкой слободе. Анна Монс была полной противоположностью тихой Евдокии: веселая, любвеобильная, находчивая, всегда готовая пошутить, потанцевать или поддержать светский разговор. Поэтому царь отдавал предпочтение Анне и свободное время проводил в ее обществе.

До наших дней дошло несколько писем Евдокии к Петру I, причем последний на них никогда не отвечал. В 1689 году, когда Петр I сразу после женитьбы отправился на Переяславское озеро, Евдокия отправила супругу письмо, обращаясь к нему с нежными словами: «Здравствуй, свет мой, на множество лет. Просим милости, пожалуй, государь, буди к нам, не замешкав. А я при милости матушкиной жива. Женишка твоя Дунька челом бьет». В более поздних письмах Евдокии сквозит грусть и чувствуется одиночество женщины, которая осознает, что уже не любима мужем и оставлена им ради другой. Рождение сына, царевича Алексея, в 1690 году тоже не помогло супругам сблизиться.

Испытав все возможные средства, чтобы удержать мужа, и разочаровавшись, Евдокия удалилась в Суздальский монастырь, где провела 18 лет. До самой смерти Петр I не интересовался жизнью своей супруги, поэтому у нее появилась масса возможностей проводить время так, как ей хотелось. Примерно лет через десять после заключения в монастырь она даже завела любовника.

Второй законной женой Петра I стала Екатерина Алексеевна, о чем было объявлено 6 марта 1711 года. Екатерина Алексеевна получила свое имя при крещении. В действительности ее звали Марта. До того как стать супругой Петра I, она побывала в постелях фельдмаршала Шереметева и Меншикова. Красивая, обаятельная и обходительная Екатерина быстро смогла найти путь к сердцу Петра I.

Анна Монс попала в опалу по своей же вине. В отсутствие царя она встречалась с любовником, прусским посланником Кейзерлингом. У того были самые благочестивые намерения по отношению к Анне Монс. Он даже просил у Петра I разрешения жениться на ней, на что царь ответил, что Анна была предназначена для него, но так как она уже прельщена и развращена, то он ни о ней, ни о ее родственниках ни слышать, ни знать не хочет. В 1711 году Кейзерлинг все же женился на Анне Монс, но через полгода умер. Бывшая фаворитка не скрывала своих чаяний вновь выйти замуж, однако смерть от чахотки помешала этому.

В отличие от Анны Монс Екатерина Алексеевна обладала недюжей физической силой и выносливостью, что помогало ей справляться с трудностями изнурительной походной жизни. Вот как описывал камер-юнкер Берхольц один из случаев: «Однажды царь шутил с одним из своих денщиков, с молодым Бутурлиным, которому велел поднять на вытянутой руке свой большой маршальский жезл. Тот этого сделать не смог. Тогда Его Величество, зная, как сильна рука у императрицы, подал ей через стол свой жезл. Она привстала и с необыкновенной ловкостью несколько раз подняла его над столом прямою рукою, что всех нас немало удивило».

После женитьбы отношение Петра I к Екатерине стало более нежным. В своих письмах после 1711 года он уже не обращался грубо: «Здравствуй, матка!», а писал: «Катеринушка, друг мой, здравствуй!». Форма и тон писем тоже стали другими. В них были не приказы и распоряжения своему соратнику, а скорее просьбы и проявления заботы.

Екатерина, наверно, была единственной женщиной в жизни Петра I, которая пользовалась не только его любовью, но и уважением. Беря Екатерину в жены, государь бросил вызов обычаям и традициям всей России. Если рассматривать поведение Петра I не как царя, а как обыкновенного мужчины, то можно сделать вывод, что он поступил как человек глубоко нравственный. Петр I думал прежде всего о будущем незаконнорожденных дочерей – Анны и Елизаветы. Вот что писал об этом сам царь: «Еже я учинить принужден для безвестного сего пути, дабы ежели сироты останутця, утче бы могли свое житие иметь».

Преимуществами Екатерины были внутренний такт, тонкое понимание характера Петра I, что не раз помогало ей разрешать ситуации, когда супруг находился в состоянии ярости. Очутившись при дворе великого государства, она не забывала о своем происхождении. По словам современников, супруга царя прекрасно умела превращаться в императрицу, не забывая, что она не родилась ею.

Екатерина Алексеевна присутствовала на всех мероприятиях, которые устраивал Петр I. Не было военного смотра, спуска корабля на воду, церемонии или праздника, на которых она не являлась бы. Выглядела императрица всегда прекрасно: просто, но и одновременно величественно. Один дипломат, побывавший на балу в царском дворце, дал единственное дошедшее до нас описание внешности Екатерины: «В настоящую минуту она имеет приятную полноту; цвет лица ее весьма бел, с примесью природного, несколько яркого румянца, глаза у нее черные, маленькие, волосы такого же цвета, длинные и густые, шея и руки красивые, выражение лица кроткое и весьма приятное».

Екатерина практически не обращала внимания на мимолетные связи своего супруга и сама находила ему «метрессишек». Однако ей нередко приходилось бороться с соперницами даже после брака с Петром I и восшествия на престол, особенно тогда, когда некоторые из них угрожали ее положению супруги и государыни.

Так, например, в 1706 году в Гамбурге у Петра I завязались любовные отношения с дочерью одного лютеранского пастора, и он даже хотел развестись с Екатериной, поскольку пастор соглашался отдать свою дочь только законному супругу. Тем не менее все закончилось благополучно для императрицы: девицу сопроводили домой, одарив ее тысячью дукатов.

В другом случае Екатерина была близка к потере своего царственного положения. Евдокия Ржевская являлась дочерью одного из первых приверженцев Петра I, род которого по древности и знатности соперничал с родом Татищевых. Связь их началась еще тогда, когда Евдокии было всего 15 лет. Затем ее выдали замуж за искавшего повышения по службе офицера Чернышева, но и после замужества встречи не прекращались. У Евдокии родилось от царя четыре дочери и три сына; по крайней мере, его считали отцом этих детей. Но, если принимать во внимание ветреность Евдокии, утверждать это с полной уверенностью довольно сложно.

Не менее интересна история еще одной фрейлины – Марии Гамильтон. Очевидно, что она была созданием своей эпохи, распутным и легкомысленным, и Петр I не изменил себе, проявив любовь к ней на свой лад. Мария Гамильтон была представительницей старинного шотландского рода, часть которого осела в России и смешалась с именитыми дворянскими семействами. Марию, впрочем, как и других, ей подобных, ожидала участь мимолетной искусительницы.

Мария Гамильтон несколько раз собиралась стать матерью, но всякими способами избавлялась от детей. Для того чтобы завоевать одного из своих случайных любовников, молодого Орлова, презиравшего ее, она украла у императрицы деньги и драгоценности. Все ее большие и маленькие преступления открылись совершенно случайно. Началось все с того, что из кабинета царя пропал довольно важный документ. Под подозрением оказался Орлов, так как он знал об этом документе, а ночь провел вне дома. Во время допроса перепуганный любовник упал на колени и покаялся во всем, рассказав и о кражах, которыми он воспользовался, и об известных ему детоубийствах.

Петр I был непреклонен и велел казнить преступницу. Это случилось 14 марта 1714 года. Причем царь, любивший театрализованные представления, настаивал, чтобы осужденная шла на смерть в белом платье, украшенном черными лентами. Перед началом казни он поцеловал Марию, увещевал ее молиться, поддерживал в своих объятиях, когда она потеряла сознание, потом удалился. Петр I хладнокровно смотрел, как прекрасную головку бывшей любовницы отделили от тела, а затем с воодушевлением начал читать лекцию по человеческой анатомии.

Огромную роль в жизни Петра Великого сыграла Мария Кантемир, дочь господаря Дмитрия Кантемира. Любовная интрига с Марией Кантемир тянулась несколько лет и казалась близкой к развязке, роковой для Екатерины. Во время военных походов Екатерина и Мария сопровождали царя. Однако Мария задержалась в Астрахани, так как была уже на последних месяцах беременности. Ее ближайшее окружение торжествовало победу. После смерти маленького Петра Петровича у Екатерины не было больше сына, которого Петр I мог бы сделать своим наследником. По словам Шерера, Екатерина действовала без промедления: вернувшись, Петр I застал свою любовницу тяжелобольной после преждевременных родов.

Торжественное коронование Екатерины защитило ее от посягательств соперниц. Теперь она могла не бояться новых увлечений Петра I и смотреть свысока на эту беспорядочную толпу служанок и знатных дам. Но неожиданно ее спокойствие было нарушено иным способом – образом целомудренной и уважаемой подруги.

Елизавета Синявская, урожденная княжна Любомирская, была женой коронного гетмана Синявского, решительного сторонника Августа и противника Лещинского. Она была красива, умна и очаровательна. Петр I прислушивался к ее советам, которые нередко его озадачивали, так как она поддерживала Лещинского, но не протеже царя и своего собственного мужа. Ее общество облагораживало энергичного и грубоватого Петра I, он как будто преобразился, познав глубины тонкой и чувствительной натуры.

В 1722 году вышел Устав о наследии престола, по которому назначение наследника зависело только от воли государя. Петр I остановил свой выбор на Екатерине, подтвердив намерение провозгласить супругу императрицей; в честь коронации он устроил пышную церемонию. Такой выбор вряд ли был обусловлен тем, что царь обнаружил у нее какие-то деловые качества, просто, как ему казалось, у Екатерины было одно важное преимущество: его окружение было одновременно и ее окружением.

Психология bookap

Тяжелые и длительные болезни, которые мучили Петра I в 1724 году, отражались и на его психическом здоровье. Он стал более подозрительным. Душевное состояние усугублялось еще и тем, что императрица завела себе молодого любовника, брата Анны Монс. Весть об их интимных отношениях дошла до царя, и он приказал арестовать Монса и казнить его. Петр I позволял себе нарушать супружескую верность, но не считал, что таким же правом обладает и Екатерина, хотя императрица была моложе своего супруга на 12 лет.

Перед самой смертью государя отношения между супругами стали натянутыми. Петр I так и не воспользовался правом назначать преемника на престол и не довел акт коронации Екатерины до завершения. Петр Великий скончался 28 января 1725 года в страшных мучениях. В день его смерти Екатерину провозгласили императрицей. Для Екатерины потеря мужа была большим горем. В течение 40 дней его тело оставляли не погребенным и безутешная вдова дважды в день оплакивала своего супруга.