Фрэнк Синатра

Фрэнк Синатра

Настоящее имя Фрэнка Синатры (1915—1998) – Фрэнсис Альберт. Своей известности на музыкальном Олимпе США он обязан блестящему исполнению песен, особенно любовных баллад. Самой популярной песней того времени в исполнении Синатры, пожалуй, можно считать «Мой путь». Также Фрэнк Синатра снимался в фильмах «Отныне и во веки веков» (1953, премия «Оскар»), «Парни и девчонки» (1955). В 1940-е годы он прославился тем, что исполнял популярные песни в сопровождении оркестров Гарри Джеймса и Томми Дорси. В 1960 году Фрэнк Синатра создал фирму звукозаписи «Реприза».

Наверное, самым ярким и запоминающимся чувством в жизни Фрэнка Синатры была любовь к Мэрилин Монро. Их бурный роман начался после того, как она развелась со спортсменом Джо Ди Маджо. Монро пребывала в отчаянии и, для того чтобы хоть как-то отвлечься, отправлялась в гостеприимный дом Синатры, который был ей добрым другом.

Однажды рано утром Фрэнк вышел на кухню и увидел там Мэрилин. На ней ничего не было, и от вида этого прекрасного обнаженного тела Фрэнк совсем потерял голову. Мэрилин и Фрэнка связывали тесные отношения в течение многих лет, хотя иногда они и давали друг другу отдохнуть. Синатра немного уставал от нервозности Мэрилин. В 1962 году он решился на серьезный шаг: сделал актрисе предложение. В ответ она только произнесла нечто загадочное: «Не стоит беспокоиться, я не задержусь здесь надолго». В те мгновения Фрэнк даже не мог представить, что последует за этим словами. Синатра и Монро провели восхитительный уикенд в роскошном отеле на севере Калифорнии, а через неделю Мэрилин не стало. «Как жаль, что я не успел спасти ее», – Фрэнк Синатра до конца жизни не мог простить себе смерти своей богини.

Фрэнк Синатра и по сей день остается человеком-легендой. Ведь, по мнению многих американцев, именно он послужил прототипом Джонни из «Крестного отца», любимого певца сицилийской мафии.

Матерью Фрэнсиса Альберта Синатры (именно такое имя знаменитый певец получил при крещении) была Долли Гараванте. Фрэнк появился на свет, когда его отцу было 20 лет. Он не получил никакого образования и был абсолютно бесперспективен как спортсмен, поскольку страдал от астмы. Роды были настолько тяжелыми, что врачи сообщили Долли: «Больше иметь детей вы не сможете», что, впрочем, юную мать нисколько не расстроило.

Долли положила немало сил, чтобы воспитать сына. Она работала переводчиком (а подрабатывала акушеркой: за каждый сделанный подпольно аборт получала от 25 до 50 долларов). Так что недостатка в хороших игрушках и дорогой одежде Фрэнк никогда не испытывал.

На мамину доброту Фрэнк ответил черной неблагодарностью. Учеба ему не давалась, к тому же энергия била в нем ключом, что выражалось в постоянных жалобах учителей насчет разбитых окон и ободранных носов одноклассников Синатры. В конце концов непоседливого Фрэнка исключили из школы. Огорченная Долли устроила его курьером в местную газету. Надежды матери опять не оправдались: Фрэнк не состоялся и как курьер. Как и все итальянцы, он обладал прекрасным слухом и приятным голосом, поэтому вскоре к нему пришла мысль показать миру свои певческие способности. Фрэнк стал настоящей находкой для местного трио. Он пел с таким чувством, что вскоре группа отправилась в небольшое турне по Америке, и оно имело огромный успех.

После гастролей Фрэнк познакомился с Нэнси Барбато, которая жила в Джерси-Сити. По расчетам матери женитьба на скромной девушке должна была успокоить ее обожаемого сына, и вскоре молодые люди сыграли свадьбу. Однако Фрэнк не стал примерным семьянином: его практически невозможно было застать дома, и деньги, которые он зарабатывал, частенько шли мимо семейного бюджета.

Звезда Фрэнка продолжала ему светить. Он попал в оркестр Томми Дорси, позже ставшего легендарным. С этого момента имя Синатры стали писать на всех афишах под первым номером. Но Фрэнк не любил работать, что, естественно, выливалось в шумные конфликты с коллегами. Однажды не на шутку разбушевавшийся Фрэнк разбил о голову ударника Бадди Рича массивный стеклянный графин. Однако позже они помирились и со временем сделались настоящими друзьями.

После того как Синатра стал отцом, он переехал в Голливуд, где снялся в своем первом большом фильме. Здесь он познакомился с белокурой старлеткой Элорой Гудинг. «Отчего бы не переселиться к ней в номер?» – подумал Фрэнк. А у красавицы Гудинг сбылась самая заветная мечта: она сумела привлечь мужчину, который стал секс-символом для женской половины Америки. Однако роман был непродолжительным, о чем с удовольствием зубоскалили голливудские обыватели.

Во Фрэнке женщин привлекала прежде всего манера исполнения. Когда он пел, каждой женщине в зале казалось, что он поет только для нее одной. Интересный факт: во время съемок фильма «Выше и выше» Фрэнк Синатра повесил в своей гримерной список 20 самых привлекательных голливудских звезд, постепенно вычеркивая тех, над кем одержал победу. В конце съемок в списке не осталось ни одной.

Энергии известного певца и актера не было предела: он успешно танцевал в мюзиклах «Поднять якоря!» (1945), «Пока плывут облака» (1945), «Это случилось в Бруклине» (1949), выступал за равноправие национальных меньшинств, занимался благотворительностью. Результаты не заставили себя долго ждать. В 1941 году Синатра был признан лучшим певцом года.

В это время у него созрело решение уйти из оркестра Томми Дорси. Кроме того, свои услуги Фрэнку предложил выдающийся агент Джордж Эванс, который уже обеспечил будущее таких звезд, как Дюк Эллингтон и Дин Мартин. Тактика Эванса была проста: он подкупал дюжину юных особ для изображения восторга, школьникам раздавал бесплатные билеты. В результате звезда получала полный, ревущий от восторга, зал.

Сам Синатра тоже начал действовать. Он полагал, что знакомство с сильными мира сего будет для него прекрасной поддержкой, и стал посещать обязательные для мафиози боксерские матчи.

Финансовое положение Синатры позволяло ему переехать вместе с семьей из своего скромного жилища в особняк в Калифорнии. А 28 сентября 1944 года он был приглашен на чашку чая к Президенту США Рузвельту. Но, несмотря на все успехи, Синатру невзлюбила пресса, которая обвиняла его в том, что певец дважды избегал службы в армии. Чтобы прекратить сплетни, Фрэнк отправился в действующие войска в Италию выступать перед солдатами.

Контракт со студией «Эм-джи-эм», который певец заключил в 1946 году, принес ему многомиллионную прибыль. Диски его пользовались невиданной популярностью. Фрэнка регулярно приглашали участвовать в слетах и съездах международной мафии. Если учитывать то, что ее, пожалуй самый знатный, представитель Багси Зигел стал приятелем певца, то можно с уверенностью сказать, что его связи с мафией значительно укрепились. Среди знакомых Фрэнка был и Джо Фишетти – племянник самого Аль-Капоне.

С семьей Синатра виделся редко, но, видимо, этого было достаточно, чтобы родилась вторая дочь – Кристина. Тем не менее рождение второго ребенка не образумило известного гуляку.

В конце 1940-х в музыке назрели значительные изменения: романтизм, который считался коньком Синатры, начал уступать место фолк-музыке и стилю кантри. Неудивительно, что Фрэнк с первого места переместился на пятое. К тому же знаменитый певец потерял голос, свое главное достояние, из-за узлов на связках. Однако это обстоятельство пошло ему на пользу. Когда в 1954 году голос Синатры восстановился, его исполнительская манера стала более зрелой.

Ава Гарднер и Фрэнк Синатра познакомились на съемках всемирно известного фильма «Джентльмены предпочитают блондинок». Ава до знакомства с певцом уже два раза побывала замужем, но она не могла не увлечь Фрэнка. По словам современников, она была настолько сексапильна, что не было мужчины, который не мечтал бы лечь с ней в постель.

Фрэнк нашел в Аве свое отражение, она была такой же взбалмошной и сумасбродной. Однажды, во время одной из прогулок по ночному Нью-Йорку, Синатра решил продемонстрировать попутчице свои снайперские способности, обстреляв витрины магазинов. Путешествие закончилось для Фрэнка тюрьмой: он сбил зазевавшегося прохожего. Правосудие не отказалось от суммы, предложенной певцом за свою свободу, и вскоре влюбленные вновь колесили по городу, пугая припозднившихся горожан.

Фрэнк безумно влюбился в Аву. Он даже стал уговаривать Нэнси дать развод, на что законная супруга отвечала категорическим отказом. Положение Фрэнка в то время было не из легких. Студия «Эм-джи-эм» объявила о расторжении контракта, а Ава не на шутку увлеклась молодым тореро из Испании. Тем не менее вскоре все наладилось: Нэнси дала наконец согласие на развод, который состоялся в 1951 году.

Позже Фрэнк признавал, что венчание с Авой Гарднер было одной из самых больших ошибок в его жизни. Своенравная Ава не подчинялась мужу и зарабатывала куда больше, чем он. На годовщину свадьбы Фрэнк подарил жене кольцо с бриллиантом, причем он не сообщил ей, что воспользовался деньгами, снятыми с ее кредитной карточки. «Я была замужем два раза, но никогда так долго», – иронизировала она на устроенной в честь этого вечеринке.

После этого Фрэнк покинул свою любимую жену и уехал на съемки фильма Ф. Циннемана «Отныне и во веки веков», где он исполнял роль итальянца, солдата американской армии, забитого насмерть в тюрьме. Роль действительно удалась. Синатра показал блестящее актерское мастерство и видение персонажа. После этого фильма Фрэнка номинировали на «Оскара». Характер певца с каждым годом все ухудшался, к тому же он не прервал общения с мафиози, что не могло понравиться Аве. И в 1953 году их браку пришел конец. Развод с Авой был для Фрэнка тяжелым душевным испытанием. Излечить боль разлуки с любимой женщиной помогла актриса Лорен Бейколл, которая не устояла против его чар. Синатра сделал ей предложение, но, поразмыслив, так и не женился.

В карьере знаменитого певца наметился фантастический поворот: Синатра заключил контракт на 3 миллиона долларов. В сентябре 1959 года в честь советской делегации во главе с Хрущёвым студия «ХХ век – Фокс» дала торжественный ужин, на котором присутствовали 400 самых именитых персон Голливуда. Синатра выполнял на этом ужине обязанности церемониймейстера. Большую часть времени он провел рядом с Ниной Хрущёвой. Находиться в обществе самых известных политиков мира льстило его самолюбию.

С семейством Кеннеди Синатру связывала настоящая дружба. Фрэнк даже организовывал праздничный концерт в честь инаугурации молодого президента Джона. Однако, после того как Синатра познакомил Джона Кеннеди с Мэрилин Монро, путь в Белый дом ему был закрыт. Дело в том, что Жаклин Кеннеди, сама особа легкомысленная, опасалась, что общество Мэрилин и Синатры может помешать карьере Джона Кеннеди.

К 39 годам Фрэнк Синатра достиг больших успехов не только в певческой карьере, но также был удостоен звания «первого великого певца спален наших дней». По определению журнала «Тайм», он являлся «одним из наиболее замечательных, сильных, драматических, печальных и порой откровенно пугающих личностей, находящихся в поле зрения публики».

Этот же журнал так описывал его внешность: «Мужчина, безусловно, внешне похож на общепринятый стандарт гангстера образца 1929 года. У него яркие, неистовые глаза, в его движениях угадываешь пружинящую сталь; он говорит сквозь зубы. Он одевается с супермодным блеском Джорджа Рафта: носит богатые темные рубашки и галстуки с белым рисунком... Согласно последним данным, у него были запонки, примерно стоившие 30 000 долларов... Он терпеть не может фотографироваться или появляться на людях без шляпы или иного головного убора, скрывающего отступающую линию волос».

Как-то репортер одной из газет спросил Синатру, как он относится к Мэрилин Монро. На что мэтр американской эстрады с иронией ответил: «Она напоминает мне юную невинную девушку, с которой я ходил в старшие классы средней школы и которая позже стала монашкой. Это факт».

Первая встреча Синатры и Монро, если верить словам фотографа Милтона Грина, произошла на обеде «У Романова» в 1954 году, когда брак Мэрилин с Ди Маджо трещал по швам. Интересно, что Синатра даже принимал участие в известном «налете по ложному адресу», когда Ди Маджо пытался застать неверную Мэрилин врасплох.

Встретились они вновь только через 6 лет, когда распадался брак Монро с Миллером. В этом же году Джон Кеннеди выиграл президентскую кампанию. Синатра пригласил всю съемочную группу «Неприкаянных» на свой концерт в «Кал-Нева-Лодж», который он в течение долгого времени пытался выкупить. «Кал-Нева-Лодж» представлял собой казино и курортный комплекс на лесистом берегу озера Тахо.

Вся территория курорта разделялась границей между штатами Калифорния и Невада. По законам азартные игры были разрешены только в штате Невада, но Синатра по-своему устроил казино, нанял новых менеджеров. В списке новых сотрудников фигурировало имя Пола Д’Амато из Атлантик-Сити по прозвищу Скинни («тощий»), который в Лодже представлял интересы главы чикагской мафии Сэма Джанканы.

Сэм Джанкана в 1960-е годы занимал место, принадлежавшее когда-то Аль-Капоне. Его нередко назвали «боссом боссов» целой сети организованной преступности, которая охватывала казино и рэкет в шоу-бизнесе Западного побережья. С приходом к власти Джона Кеннеди министр юстиции положил немало усилий, чтобы загнать Сэма Джанкану в угол.

Агенты ФБР подслушивали телефонные разговоры Джанканы и выяснили, что босс мафии был совладельцем «Кал-Невы». Когда факты о сотрудничестве с Джанканой стали достоянием общественности, Синатре пришлось уйти из бизнеса. В «Лодже» нередко бывал и зять президента Питер Лоуфорд, который незадолго до смерти Мэрилин сопровождал ее в «Кал-Неву».

После разрыва Мэрилин с Артуром Миллером в 1960 году Фрэнк Синатра начал проявлять к ней особое внимание. Сначала он подарил актрисе белого пуделя взамен оставшейся у Миллера обожаемой ею собаки. Мэрилин, зная о связях Синатры с преступным миром, дала пуделю смешную кличку Маф.

В 1961 году актриса, которая уже находилась в наркотической зависимости, попала в нью-йоркскую психиатрическую лечебницу «Пейн-Уайтни». После окончания лечения она прибыла в Калифорнию и остановилась в доме Синатры. Позже Мэрилин обосновалась в квартире на Дохени, куда, по словам ее парикмахера, заходил и Фрэнк. Мастерс говорил: «Я никогда не видел Синатру, но, поскольку я общался с Мэрилин, мне казалось, что я близко знаю его... Мэрилин брала меня с собой, уезжая в его дом на холмах Мель-Эр. Я знать не знал, куда мы едем, все держалось в большом секрете. Это касалось и его выступлений в Лас-Вегасе. Для меня он всегда оставался невидимым, как Говард Хьюз».

Синатра пригласил Мэрилин на концерт в отеле «Пески» в Лас-Вегасе. Среди почетных гостей были и две сестры президента Кеннеди, Пэт Лоуфорд и Джин, жена Стивена Смита.

Певец Эдди Фишер в своих воспоминаниях писал: «Элизабет и я сидели в зале вместе с Дином, Джин Мартин и Мэрилин Монро, у которой в ту пору с Синатрой был роман, и смотрели концерт. Но все глаза были устремлены на Мэрилин, она покачивалась в такт музыке и хлопала ладонями по сцене. Из платья с низким вырезом вываливались груди. Она была так красива – и так пьяна. На вечеринку в тот вечер она опоздала, но Синатра не стал скрывать своего недовольства ее поведением, и вскоре она исчезла».

В августе 1961 года Мэрилин отдыхала на яхте Синатры. Все присутствовавшие прекрасно понимали, что на судне она была в качестве женщины Синатры, поскольку жила в его каюте. Однако эта роль ей не удавалась, она старалась казаться любезной, но принимала слишком много лекарств, от чего ее речь становилась вообще непонятной. Джин Мартин говорила: «Помнится, что перед прогулкой на яхте мы поднялись в дом Фрэнка и он попросил меня: „Ты не зайдешь и не поможешь Мэрилин одеться, чтобы мы могли сесть в лимузин и поехать?“ Она не могла заставить себя собраться».

Лена Пепитоне, горничная Мэрилин, вспоминала, как однажды ее хозяйка позвонила и велела привезти ей платье, в котором она хотела провести вечер с Синатрой. Тогда Фрэнк сам заехал за Мэрилин. «Он извлек из кармана коробочку, – рассказывала Лена, – и украсил уши Мэрилин парой изумрудных сережек. Они поцеловались с такой страстью, что я смутилась и почувствовала себя лишней».

После этой встречи Мэрилин впервые заговорила о браке с Фрэнком Синатрой. Однако эта мысль казалась ей самой безумной, поскольку певец много времени проводил в обществе других женщин. Одна из них, а именно актриса Джульет Проуз, через месяц стала его невестой.

Интимные отношения Мэрилин с Синатрой представляли интерес для тех, кто вынашивал замыслы навредить братьям Кеннеди. Известно, что Фрэнк ввел Мэрилин в круг людей, которые, мягко говоря, недолюбливали президента и министра юстиции. Тем не менее смерть Джека Кеннеди потрясла Синатру. А следом за этим трагическим событием последовало еще одно: похитили сына Синатры. Роберт Кеннеди, занимавший в то время пост генерального прокурора, не стал вспоминать о старых обидах и подключил к поискам агентов ФБР. Вскоре преступников арестовали, а деньги, которые Синатра заплатил за освобождение сына, вернули.

В сердечных делах у Фрэнка наметились грандиозные перемены. Миа Фэрроу перемерила, наверно, не одну дюжину откровенных платьев, пока он не пригласил ее на десерт. В День независимости Синатра подарил ей кольцо, а на следующее утро 50-летний певец сочетался браком с Миа, которая была младше его на 30 лет. В печати появилось немало статей, где журналисты высмеивали возраст жениха и невесты, однако Фрэнк был не из тех, кто терпит оскорбления. Через своих людей он выслеживал обидчиков, и те получали по заслугам.

Супружеская жизнь Синатры не походила на любовную идиллию голливудских фильмов. Миа, натура амбициозная, не желала сидеть возле стареющего Фрэнка и организовывать его досуг. Все ее помыслы были связаны с кино. Длительные и жестокие семейные «войны» привели к разводу.

Психология bookap

До 1975 года Синатра жил холостяком. Однако свое 60-летие он решил отметить новым браком. Его женой стала Барбара Маркс, которая до этого была замужем за известным комиком.

Знаменитый шлягер «Нью-Йорк, Нью-Йорк» Фрэнк впервые исполнил в 1976 году. Его светская жизнь, казалось, только начиналась. Он организовывал благотворительные акции, и в результате Рональд Рейган пригласил Синатру принять участие в его инаугурации в 1981 году. Он стал желанным гостем в Белом доме, а Нэнси Рейган, например, даже приглашала Синатру на закрытые приемы. Нет, он не старел, он все еще был на коне. В 1993 году Фрэнк записал новый диск под названием «Дуэты», исполнив свои самые известные песни вместе с Боно, солистом группы «U2», Барбарой Стрейзанд, Шарлем Азнавуром и другими звездами. Альбом был отмечен премией «Грэмми». 80-летие Фрэнка Синатры в 1995 году праздновала вся Америка, а через три года его не стало.