Рихард Вагнер

Рихард Вагнер

Рихард Вагнер (1813–1883) – величайший немецкий оперный композитор. Самыми известными его произведениями являются «Летучий голландец» (1840–1841), «Тангейзер и состязания певцов в Вортбурге» (1843–1845), «Лоэнгрин» (1848), «Кольцо Нибелунга» (1854–1874), «Тристан и Изольда» (1857–1859), «Парсифаль» (1877–1882). Рихард Вагнер считается основателем оперного театра «Фестшпильхауз». Наибольшую популярность среди критиков и общественности получила тетралогия композитора «Кольцо Нибелунга» (постановка 1876).

Вильгельм-Рихард Вагнер родился 22 мая 1813 года. Композитор не помнил своего отца, так как тот скончался в год его рождения. Старшая дочь Розалия по желанию отца, большого любителя театра, стала актрисой: в 16 лет она дебютировала в Лейпцигском театре. Луиза и Клара также посвятили себя оперному искусству, а старший сын Альберт стал режиссером. С театром был связан и отчим – актер, драматург и художник Людвиг Гейер.

Гейера по праву можно считать настоящим отцом Вагнера, поскольку, как известно, отец тот, кто целиком занимается воспитанием ребенка. После похорон Гейер увез мать Рихарда, Иоганну Розину, и все многочисленное семейство в Дрезден. Гейера и маленького Рихарда связывала глубокая привязанность. Когда Рихард был уже великим композитором, на его письменном столе всегда стоял портрет Гейера, а стену украшал другой его портрет вместе с изображением горячо любимой матери. Вагнер изобрел и интересный герб, который символизировал его особое расположение к отчиму. На гербе был изображен коршун (Geier – «коршун»). Гейер одним из первых увидел в мальчике незаурядный талант. Накануне своей смерти он просил сыграть ему на рояле хор из оперы «Вольный стрелок» Вебера. Слушая игру 8-летнего Рихарда, Гейер вдруг сказал жене: «Быть может, у него талант к музыке?».

Вагнер отличался упорством, возможно, именно поэтому он преодолел все трудности, для того чтобы стать известным композитором. Он самостоятельно, без помощи учителей, изучил теорию композиции, после чего в 1831 году поступил вольнослушателем в Лейпцигский университет. По окончании университета Вагнер жил в течение года в Вюрцбурге, а затем в Лейпциге.

Музыкальный сезон 1834–1835 годов Вагнер провел в Магдебурге, где дирижировал в небольшом оперном театре. Несмотря на то что театр переживал нелучшие времена, молодого режиссера полюбили публика и артисты. Вагнер уже было собрался уезжать из Магдебурга, но встреча с Вильгельминой (Минной) Планер, очаровательной артисткой этого театра, заставила его проработать в Магдебурге еще сезон. Вагнер пытался привлечь зрителей, но сборы все равно начали падать, несмотря на все попытки композитора пополнить труппу и обновить репертуар. Артисты стали подыскивать себе другие места, среди них была и Минна, уехавшая в Берлин. Влюбленный Вагнер в одном из писем умолял Минну вернуться и стать его женой.

В 1836 году его мечта сбылась: они поженились. Но, как показало время, поспешный брак не принес счастья. Начинающий композитор, стремящийся воплотить в жизнь свои смелые замыслы, не мог обеспечить молодую женщину. По сути, они были чужими людьми.

Театр, в котором работал Вагнер, стал банкротом. Перед закрытием Вагнер поставил свою оперу «Запрет любви». Но оставалось всего 10 дней, и артисты не успели выучить свои роли. На премьере, состоявшейся 29 марта 1836 года, публика с трудом могла что-либо понять. Во второй раз поставить оперу не удалось, поскольку по требованию полиции Вагнеру пришлось изменить название оперы, да и на спектакль пришли всего три человека.

В период с 1837 по 1839 год Вагнер жил в Риге. Там он активно занимался изучением французского языка, поскольку не терял надежды покорить Париж, добиться успеха, славы, денег. «Это была дерзость артиста, – рассказывал один из его друзей. – С женой, с половиной оперы, с маленьким кошельком и с прожорливой ньюфаундлендской собакой отправиться через море и бури от Двины прямо до Сены, чтобы стать знаменитым в Париже!».

Во французской столице Вагнерам приходилось даже голодать. Все ценное было заложено в ломбарде и продано. Бывало так, что композитор целый день бегал по городу, для того чтобы добиться от кредиторов отсрочки уплаты долгов. Вагнер в такой тяжелой обстановке умудрялся еще шутить, однако, когда заболела Минна и у них не было денег на лекарство, Вагнера охватило отчаяние: «Помоги мне, Бог, я больше не могу себе помочь. Я использовал все, все – последние источники голодающего… И я проклял свою жизнь; что же еще я могу сделать?». Но Бог оставался глухим к его просьбам о помощи, и Вагнер на месяц попал в долговую тюрьму.

Вагнер не мог долго находиться вдали от родины, и в 1842 году вернулся в Германию. Здесь после премьеры оперы «Риенци» умиравший от голода композитор стал по-настоящему знаменитым и богатым. «Триумф! Триумф!.. День настал! Пусть он светит вам всем!» – восторженно отзывался Вагнер о своем первом успехе 20 октября 1842 года.

Он получил место в одном из лучших в Германии Дрезденском театре. Тем не менее известный теперь композитор отдал все силы творчеству. Появившиеся после «Риенци» оперы «Летучий голландец», «Тангейзер» и «Лоэнгрин» еще раз доказали, что на музыкальном Олимпе появилась еще одна звезда. Состояние Вагнера неуклонно росло, он стал хорошо одеваться. Он предпочитал кружевные рубашки, атласные брюки и шелковые халаты. Вагнер сочувствовал поднявшейся в марте 1848 года революции, но когда она потерпела поражение, композитор переехал в Швейцарию, где прожил 9 лет.

Несмотря на то что Вагнер стал популярным, семейная жизнь оставляла желать лучшего. Сердечная болезнь Минны с каждым днем обострялась. Покой и домашний уют были просто необходимы композитору, оторванному от родины. В отличие от экономной Минны Вагнер жил не по средствам: он пышно обставил квартиру, отправился путешествовать в Альпы, затем в Италию, ездил развлечься в Париж, где пользовался благосклонностью знаменитой куртизанки Павии.

Скандалом закончилось его знакомство с Джесси Лоссот, прекрасной 21-летней англичанкой, чей муж оказал композитору безвозмездную финансовую помощь. Любовники даже собирались вместе отправиться в Грецию, но разъяренный супруг увез Джесси с собой, пригрозив убить Вагнера.

Композитор продолжал вести беспечную жизнь, которая, по его мнению, давала толчок для творческой деятельности. Вокруг Вагнера образовался кружок преданных друзей: композитор Ференц Лист, архитектор Земпер, бежавший после разгрома дрезденского восстания в Англию, поэт Гервег.

В 1857 году младшая дочь Листа, Козима, и Бюлов приехали погостить к Вагнеру, который жил тогда в доме, построенном специально для композитора богатым купцом Отто Везендонком рядом с его виллой, в живописной местности близ Цюриха. После первой встречи с Вагнером Козима из неказистого застенчивого подростка превратилась в настоящую красавицу. Позже Вагнер так писал о своем впечатлении: «Если вы знаете Козиму, то согласитесь со мной, что юная пара создана для всяческого счастья, какое только возможно. При большом уме и действительной гениальности в этих человечках столько легкости, столько порыва, что с ними можно чувствовать себя только очень хорошо». Однако Козима принесла счастье не Бюлову, а Вагнеру.

Тогда композитор и не мог представить, что эта 20-летняя женщина станет его последней и истинной любовью. В то время его сердцем владела Матильда Везендонк, жена его друга. 24-летняя Матильда отличалась редкой красотой, обаянием, поэтическим складом души. Рихард писал своей возлюбленной: «А моя милая муза все еще вдали? Молча ждал я ее посещения; просьбами тревожить ее не хотел. Муза, как и любовь, осчастливливает свободно. Горе глупцу, горе нищему любви, если он силою хочет взять то, что ему не дается добровольно. Их нельзя приневоливать. Не правда ли? Как могла бы любовь быть музою, если бы она позволяла себя принуждать? А моя милая муза все еще вдали от меня?».

Вагнер всецело доверял тонкому вкусу Матильды. На ее стихи были созданы прекрасные романсы – «Пять стихотворений для женского голоса». Матильда участвовала в обсуждении набросков музыкальных тем из «Валькирии», «Зигфрида», «Тристана и Изольды», «Мейстерзингеров» и даже «Парсифаля».

Опера «Тристан и Изольда», по мнению композитора, произведение о неразделенной любви: «Хотя мне не дано было никогда испытать настоящего счастья любви, я все же хочу поставить памятник этой красивейшей утопии – такой памятник, в котором все, от первого до последнего штриха, будет насыщено любовью. В голове у меня бродит мысль о „Тристане и Изольде“: простая, но полная вдохновения музыкальная концепция! Черным флагом, который веет в последнем акте, прикрою себя самого и умру!». Матильда Везендонк, как женщина, верная обету хранить верность мужу, сумела подавить свое чувство к Вагнеру, а Отто Везендонк остался другом композитора и продолжал оказывать ему материальную помощь.

Вагнер никогда долго не задерживался в одном городе: Париж, Вена, Лейпциг, Петербург, Москва… В Мюнхене он стал любимцем короля Людвига II, на которого полностью возложил все заботы по оплате своих счетов. Людвиг II по просьбе Вагнера пригласил в Мюнхен его друга и ученика Ганса Бюлова. Тот поселился здесь в конце июня 1864 года с женой, Козимой, и двумя дочерьми. В сердце 50 летнего Вагнера проснулось настоящее чувство. Козима, которая переехала к Вагнеру, была не только его любовницей, но и помощницей во всех его делах. Козима не выносила Ганса из-за его резкого вспыльчивого нрава, но долгое время не могла решиться на измену.

Для Бюлова неверность жены и друга была настоящим ударом, но он даже не подал вида. Глубоко в сердце он затаил горе и продолжал преданно служить Вагнеру до тех пор, пока композитор не покинул Мюнхен. Отец Козимы также высказывался против этой связи, оскорблявшей его отцовские чувства. С 1865 года Вагнер обосновался в Швейцарии на вилле вблизи Женевы, а в апреле поселился неподалеку от Люцерна, в Трибшене.

Психология bookap

Годы, которые Вагнер провел в Швейцарии, он считал самыми счастливыми в своей жизни. Все финансовые трудности были позади, рядом с ним находилась любимая женщина, способная вынести любое испытание ради великого композитора. Будучи уже в преклонном возрасте, он познал радость отцовства. В Мюнхене появились на свет Изольда, затем Ева, названная в честь герцогини «Мейстерзингеров», и, наконец, желанный сын, которого назвали Зигфридом, чье рождение совпало с окончанием работы над одноименной оперой. Вагнер так выражал восторг по поводу этого события: «В тот день, когда у меня, счастливейшего, родился прекрасный сын, я окончил композицию „Зигфрида“, прерванную 11 лет назад. Неслыханный случай! Никто не поверил бы, что я это совершу… Только теперь предстоит мне жить в радости. Прекрасный, крепкий сын с высоким лбом и ясным взглядом, Зигфрид-Рихард наследует имя своего отца и сохранит его творения миру».

Как это часто и бывает у людей искусства, Вагнер достиг признания, славы, счастья и любви лишь на закате жизни. Усердно проработав всю жизнь, он так и умер – за работой над своим новым произведением. Козима в доказательство любви и преданности мужу отрезала свои волосы, которыми муж так восхищался, и положила их на красной подушке в гроб под его голову.