Генрих VIII

Генрих VIII

Генрих VIII (1491–1547) происходил из династии Тюдоров. Важнейшими мероприятиями, которые он осуществил в годы своего правления, считаются реформация церкви и секуляризация монастырских земель.

Поле смерти отца, Генриха VII, человека крайне скупого и жестокого, 18-летнему принцу Уэльскому досталась казна в 1800 тысяч фунтов вместе с короной Екатерины Арагонской, вдовы принца Артура, бывшего наследника, скончавшегося за 6 лет до того события.

Свадьба принца Уэльского и Екатерины Арагонской состоялась погожим июньским днем 1509 года. Человек, за которого выходила замуж Екатерина, был миловиден, обаятелен и полон энергии. Могла ли догадываться невеста, к чему приведет в дальнейшем это радостное событие?

Вскоре после свадьбы Екатерина сообщила, что беременна. Генрих VIII с радостью ожидал рождения своего первенца, даже на рождественские праздники перенес двор в Ричмонд. Надежды короля не оправдались: родилась мертвая девочка. Генрих VIII и Екатерина Арагонская вместе оплакивали эту первую трагедию в их супружеской жизни. Генрих VIII трепетно относился к здоровью своей жены и прилагал все усилия, чтобы она поправилась после всех душевных и физических мучений. Однако сама Екатерина долго не могла пережить случившееся, так как понимала, что в такой стране, как Англия, деторождение необходимо в политических целях.

Празднование следующего Нового года ознаменовалось рождением второго ребенка, на сей раз живого и к тому же сына. Генрих VIII не пожалел никаких средств, для того чтобы достойно отметить это великое событие: последовали турниры, пышные маскарады и пиршества, которые были так по душе королю. Однако судьба вновь отвернулась от королевской четы: маленький принц заболел, не прошло и двух месяцев после его рождения, как он умер. По свидетельствам современников, Генрих VIII «с виду не выказывал своего траура, зато королева, как то и свойственно женщине, исходила стенаниями».

22 января 1516 года скончался Фердинанд Испанский, отец Екатерины Арагонской. По приказу Генриха VIII известие о его смерти держали в тайне, поскольку король боялся, что супруга, которая снова носила ребенка, разрешится от бремени раньше срока. 18 февраля королева родила крепкого и здорового младенца, у которого был единственный недостаток: это оказалась девочка. Генрих VIII был настроен довольно оптимистично, он даже говорил венецианскому послу, что раз Бог даровал им девочку, то вскоре в семье появятся и сыновья.

Ситуация в семье осложнялась еще и тем, что переменилась и сама Екатерина. Ей уже исполнилось 30 лет, и она успела потерять к этому времени часть своей былой привлекательности. После неудачных родов и выкидышей она сильно располнела, а лицо стало желтым, как пергамент.

Разница в возрасте в 5 лет, неприметная в первые годы супружества, дала о себе знать позже, когда королева приблизилась к пожилому возрасту, а король был еще крепким и здоровым мужчиной, способным проводить долгие и страстные ночи любви. Генрих VIII и Екатерина Арагонская жили в полном согласии 18 лет, основывая свои отношения на дружбе и уважении. Конечно, такой блистательный мужчина не мог не изменять. На протяжении этих 18 лет он увлекался другими женщинами, но подобные отношения нельзя было назвать серьезными. Этого любвеобильному Генриху VIII было недостаточно. Вот тут-то на его жизненном пути и появилась Анна Болейн.

Анна Болейн

Эту женщину нельзя было назвать красавицей, тем не менее даже ее недруги говорили, что она обладает неким таинственным шармом. Ее внешность во многом отличалась от общепризнанного идеала красоты: смуглая кожа, черные, как смоль, волосы, прекрасные глубокие глаза. Страсть короля была просто безгранична, а Анна умела искусно ее подогревать, доводя короля до безумия. Однако ее сопротивление длилось недолго, вскоре она поняла, что похоть Генриха можно использовать в собственных интересах.

На первый взгляд может показаться, что именно Анна Болейн была причиной разрыва отношений короля с Екатериной Арагонской, хотя, безусловно, его любовь к Анне ускорила развод. В 1519 году у Генриха VIII родился незаконный сын Генри Фицрой, и король осознал, что не он, а Екатерина виновата в том, что у них до сих пор нет наследника.

В 1525 году Генрих VIII прекратил интимные отношения со своей женой и твердо вознамерился избавиться от надоевшего ему брака. Сначала он предлагал сделать Анну своей официальной любовницей, что практиковалось во многих европейских странах, но в Англии было неприемлемо. Кроме того, Анна рассчитывала, вероятно, на добропорядочный, респектабельный брак с достойным дворянином.

Положение Анны действительно оставляло желать лучшего. Бесконечно ссылаться на свои добродетели она не могла, королю до этого не было никакого дела. Он не хотел признавать то, что не любим Анной. Открыто отказать королю она также не могла себе позволить: это стоило бы политической карьеры ее отца и брата. Анна находилась в постоянном ожидании, что, возможно, король оставит ее и переключит свое внимание на другую фрейлину.

Тем не менее этого не произошло, и Анна Болейн поняла, что оказалась в западне. Все ее намерения удачно выйти замуж оканчивались крахом, так как все при дворе знали, что ею увлечен Генрих VIII.

В это время начал действовать кардинал, который намекал Генриху VIII, что, с точки зрения богословия, его брак с Екатериной Арагонской, женой брата, считается противозаконным, а утверждения Анны Болейн, что любить она может только в браке, окончательно вскружили королю голову. Таким образом, отчаявшийся король решил развестись с Екатериной Арагонской и купить любовь Анны Болейн ценой короны. Финал этой позорной интриги назревал в течение двух лет. Кардиналы Уольси и Компеджио предложили королеве удалиться в монастырь, мотивируя это тем, что ее брак и сожительство с мужем были делом противозаконным. Королева неизменно отвечала отказом, а Папа Римский медлил с решительным ответом.

21 июня 1529 года состоялось первое заседание суда над королевой. На суде присутствовало 37 ложных свидетелей, которые обвинили Екатерину в нарушении супружеской верности, а духовные лица упоминали о кровосмешении, так как она, будучи вдовой одного брата, вышла за другого. Осознавая свою правоту, Екатерина Арагонская заявила: «…я в течение 20-летнего супружества была верна супругу и государю, это он может подтвердить и сам. Брак наш был разрешен святым отцом Папою именно потому, что я и не разделяла ложа со старшим братом короля, но чистой девственницей, со спокойной совестью пошла с ним к алтарю. Отвечать согласием на предложение поступить в монастырь я не могу до тех пор, пока не получу ответа от родных моих из Испании и от Его Святейшества из Рима». Судьи были вынуждены прервать суд, поскольку было очевидно, что заседание противоречит не только Божьим, но и гражданским законам.

Вскоре последовал отрицательный ответ Папы Климента VII на расторжение брака. Однако и это не остановило короля в его намерении развестись с Екатериной. Прислушиваясь к советам Кранмера, он передал свое дело в суд гражданский. Участие в рассмотрении законности брака Генриха VIII и Екатерины Арагонской принимали все европейские университеты. Король находился к этому времени в довольно тяжелом положении: отношения с Екатериной он прервал неофициально и сожительствовал с Анной Болейн в гражданском браке.

Во время поездки во Францию в 1532 году Генрих VIII представил французскому королю Франциску I Анну как невесту. Правитель Франции принял Анну Болейн (по слухам, свою бывшую любовницу) как королеву и даже подарил ей драгоценный бриллиант. После возвращения в Англию Генрих VIII без папского разрешения на брак тайно обвенчался с Анной Болейн, которая в то время уже ожидала ребенка.

После того как Кранмер, архиепископ Кентерберийский, объявил брак короля с Екатериной Арагонской недействительным и расторгнутым, Анна Болейн была признана законной супругой и коронована. Екатерине Арагонской оставили титул герцогини Уэльской. Дочь Мария, родившаяся в 1510 году, могла быть наследницей только в том случае, если у отца ее не будет детей мужского пола от второго брака. Опальная королева вместе в дочерью поселилась в монастыре Эмфтилль в Дунстэбльшире.

26 августа 1533 года Анна уже не в силах была свободно передвигаться по дворцу и вынуждена была удалиться в свои покои. Здесь она ожидала 11 дней рождения своего первого ребенка. Роды были чрезвычайно трудными, и, разрешившись от бремени, новоиспеченная королева долго лежала без сознания. И на этот раз Генриха VIII постигла неудача: он стал отцом девочки.

В 1534 году наметился разрыв между Англией и Римом. Преемником Папы Климента VII был Павел III, который вполне благосклонно относился к деятельности английского короля. Однако король не отказывался от мысли полностью отделиться от Ватикана: он окончательно присвоил себе духовную власть, именуя в документах Папу Римского «епископом».

В это время Екатерина Арагонская, которая чувствовала, что силы покидают ее, обратилась к королю с трогательным письмом: «Я приближаюсь к смертному часу, – писала она, – и любовь, которую я все еще чувствую к вам, государь, побуждает меня умолять вас позаботиться о спасении души вашей и предать забвению все плотские и житейские попечения. Повинуясь побуждениям страстей ваших, вы ввергли меня в пучину великих бедствий и сами на себя навлекли не меньше тревоги и работы… Я все забываю, государь, и молю Господа: да предаст он забвению все, что было! Поручаю вам дочь нашу Марию и заклинаю вас: будьте ей добрым отцом – в этом единственное мое желание. Не оставьте также моих фрейлин, которые не будут вам в тягость – их только три. Прикажите выдать годовой оклад жалованья всем лицам, бывшим при мне в услужении, иначе они останутся без куска хлеба…»

Дальнейший текст письма был выдержан в том же духе. В конце письма умирающая выразила желание увидеть своего короля и мужа и в подписи назвалась его женой. Генрих VIII, прочитав письмо, испытал искренние жалость и раскаяние, которые усилились, возможно, из-за того, что на следующий день Екатерина Арагонская скончалась. Сердце короля было тронуто; о королеве сожалели все, даже ее недоброжелатели, кроме Анны Болейн.

В скором времени по приказу короля были арестованы Анна Болейн, ее брат и все их окружение. По словам современников, Анна после ареста словно лишилась разума: она то смеялась, то плакала, то умоляла стражу, охранявшую ее в Тауэре, допустить ее к королю, то звала дочерей своих Елизавету и Марию. Король выдвинул обвинение, что королева Анна с сообщниками готовила покушение на его жизнь. Однако главным пунктом обвинительного акта являлось то, что поведение Анны было всегда легкомысленным и недостойным не только до замужества, но и во время него. После долгих пыток и допросов музыкант Смиттон сознался в том, что пользовался неограниченной благосклонностью Анны Болейн и трижды бывал у нее на тайных свиданиях, другие арестованные упорно молчали, но тем не менее это их не спасло.

Следственная комиссия признала бывшую королеву Анну Болейн виновной, как и ее сообщников. По постановлению суда преступницу решили казнить (сжечь на костре или четвертовать – на выбор короля), брату ее с тремя сообщниками отрубить головы, музыканта Смиттона лишить жизни через повешение. Брак короля с Анной был объявлен недействительным, а дочери Елизавета и Мария признаны незаконными.

Церемониал мрачной процессии на казнь был составлен лично Генрихом VIII, а палача специально выписали из Кале. В Ричмондском парке до сих пор показывают пригорок, на котором король стоял, ожидая вести о совершении казни своей второй, незаконной, супруги.

После 20 лет супружества Генрих VIII не колебался, отдавая приказ о казни жены. Такой исход событий объяснялся прежде всего тем, что Анна так и не смогла выполнить главного своего предназначения – родить наследника престола. Некоторое время ходили даже слухи, будто Генрих VIII заявил одному из приближенных, что Анна завлекла его в сети супружества с помощью приворотов. На самом деле это были уверения эгоистичного человека, каким был король, которому даже выкидыша у жены было достаточно, чтобы отправить ее на плаху. Этот случай сыграл зловещую роль в жизни Анны Болейн. Еще до казни супруги Генрих VIII обратил внимание на Джейн Сеймур, но до тех пор, пока Анна не разрешится от бремени, ни о какой новой женитьбе и речи быть не могло. Выкидыш неожиданно решил все. В тот момент Генрих VIII понял, что нужно избавиться от Анны и жениться на Джейн.

Сама Джейн Сеймур – личность довольно туманная в истории. В народных преданиях она выступает как святая, в отличие от «искусительницы» Анны Болейн. Интересно то, что, по сути, Джейн выполнила ту же роль, что когда-то сыграла ее предшественница. Она привлекла к себе внимание, не поощряла симпатий короля, но и не лишала его своего присутствия. Затем, когда намерения короля отделаться от надоевшей жены стали более чем ясны, она спокойно заняла ее место. Однако есть и существенные различия в их судьбах. Во-первых, когда Генрих VIII решил оставить Анну, она, в отличие от Екатерины Арагонской, была все еще молода и способна снова зачать. И во-вторых, Джейн прекрасно понимала, что речь идет не просто об отставке соперницы, а о физическом уничтожении Анны.

Несмотря на то что сторонники Екатерины Арагонской и Анны Болейн стремились очернить красавицу Сеймур, в действительности она была девушкой тихой, кроткой, покорной воле тирана. Можно себе представить, какие чувства испытывала Джейн Сеймур, когда шла к алтарю со своим державным женихом, и не на радость ей был сан королевы, в который он возводил ее, не прельщал ее блеск короны, запятнанной кровью.

Вероятность того, что Джейн любила Генриха VIII, ничтожно мала: в то время он уже был полным человеком, страдавшим одышкой, но она настолько его боялась, что даже и не помышляла об измене. За все время ее кратковременного замужества Сеймур не покидала мысль, что супружеское ложе воздвигнуто на гробнице Екатерины Арагонской и на плахе Анны Болейн. Эта мысль, подобно яду, отравляла все существование Джейн, однако перед смертью она успела подарить королю желанного наследника – принца Эдуарда.

Долго горевать о своей жене Генрих VIII не мог, уж настолько это было несвойственно его характеру. Поэтому чуть более чем через два года после смерти Сеймур английский король женился в четвертый раз. На сей раз монарх решил взять себе в супруги не подданную, но принцессу одного из владетельных домов Европы. Для этого он окружил себя множеством портретов с изображениями прекрасных девиц. Живопись того времени, хотя и считалась художеством свободным, тем не менее имела существенный недостаток, натура неимоверно приукрашивалась.

Портрет, где художник изобразил принцессу Анну Клевскую, был далек от оригинала – девушка по росту и дородности была способна поспорить со своим массивным женихом. Зачарованный милыми чертами портретного «двойника», Генрих VIII послал формальное посольство сватов за невестой, и Анна прибыла в будущие свои владения в январе 1540 года. Единственным возгласом, который услышали приближенные короля после его первого свидания с новой королевой, был: «Что это за фламандская кобыла? Бог с ней; я ее видеть не могу!».

Тем не менее Генрих VIII сожительствовал с ней в течение полугода, после чего решил развестись. Оскорбительное для любой женщины предложение короля о расторжении брака и замене титула королевы титулом приемной сестры оказалось для Анны вполне пристойным, и она простодушно согласилась.

Пятый брак явился опять-таки следствием неуемного желания Генриха VIII облечь свое животное сластолюбие в законную форму. Это был брак, наподобие второго и третьего, морганатический, с племянницей герцога Норфолка Катериной Говард. Отношения Генриха VIII с женщинами были несколько странными: равных по происхождению и достойных быть супругами короля он принижал, а безродных содержанок возводил в королевский сан.

В конце правления великого короля одолевала религиозная мания, которая осложнялась буйными эротическими фантазиями. Свадьба с Катериной Говард состоялась уже через три недели после развода с Анной Клевской. По признанию современников, это была довольно красивая женщина, однако по жестокости и распущенности она превосходила даже Анну Болейн. Исходя из соображений своего дяди, герцога Норфолка, Катерина настроила державного супруга против реформаторов и лютеран, умножая число казней и усиливая гонения. Англия тонула в реках крови невинных людей, которые поддерживали иные, не католические настроения.

Однако и пятое супружество было для Генриха VIII непродолжительным. Причиной краха семейной идиллии стал донос некого Лешльса, в котором Катерина Говард обвинялась в распутстве еще до свадьбы с королем, а также и после брака. Доносчик указывал, что, по словам горничной герцогини Норфолка, в семействе которой воспитывалась Катерина, до брака с королем та состояла в связи с Диргемом и Менноком.

Король, считавший свой брак идеальным, сначала усомнился в правдивости этих высказываний, однако велел навести справки и собрать сведения. Донос Лешльса оказался истиной от первого слова до последнего. Сообщницей Катерины в ее любовных похождениях была невестка Анны Болейн, сестра ее брата, леди Рошфорт, женщина в крайней степени развращенная. Катерину ожидала та же участь, что и Анну Болейн: ее казнили в Тауэре 12 февраля 1542 года.

Результатом судебного процесса стал указ, по которому каждый супруг, узнавший о грехах жены до брака, должен был доносить об этом непосредственно королю. Второй пункт был составлен с целью обезопасить Его Величество в будущем от подобных неприятностей. В нем говорилось, что «каждая девица, в случае избрания ее в супруги Его Величества короля английского, должна заблаговременно исповедоваться ему в своих минувших погрешностях, ежели таковые за нею водились».

Февраль 1543 года ознаменовался шестым браком Генриха VIII. Его женой стала Катерина Парр, вдова лорда Летимера, женщина, по словам историков, отличавшаяся чистейшей репутацией. Кроме того, она обладала недюжинным умом. Шестая супруга Генриха VIII не выказывала никаких претензий на престол, так как, женясь на ней, король объявил своим наследником принца Эдуарда. Катерина Парр собиралась заняться делами и навести порядок в стране относительно вопроса религиозного.

Катерина Парр исповедовала лютеранство, поэтому она старалась внушить своему супругу, что эта религия имеет ряд преимуществ перед другими. Она смело вступала с королем в богословские диспуты. Однажды во время одной из таких бесед Катерина была настолько неосторожна, что слишком явно высказалась за аугсбургское исповедание, на что Генрих VIII с едкой иронией заметил ей: «Да вы доктор, милая Китти!..».

Психология bookap

После ухода «милой» супруги король вместе с канцлером составил против нее обвинительный акт в ереси. Друзья предупредили Катерину, что ее жизнь висит на волоске, и королева на следующий же день спасла себя свой же находчивостью. В конце диспута она заметила: «Мне ли спорить с Вашим Величеством, первым богословом нашего времени? Делая возражения, я только желаю просветиться от вас светом истины!». Генрих был польщен и, нежно обняв ее, отвечал, что он всегда готов прийти ей на помощь. В этот момент на пороге показался канцлер, пришедший для того, чтобы арестовать королеву. «Вон! – воскликнул король. – И как ты смел прийти? Кто тебя звал? Мошенник!».

Несомненно, жизнь Катерины Парр была спасена, хотя если бы тиран не умер 28 января 1547 года на руках своего клеврета Кранмера, то, возможно, ее ожидала бы участь Анны Болейн и Катерины Говард. Генрих завещал похоронить его в Вестминстерском аббатстве рядом с Джейн Сеймур. По-видимому, воспоминание о своей истинной любви было искрой человеческого чувства умирающего.