Оноре Габриель Рикети Мирабо

Оноре Габриель Рикети Мирабо (1749–1791) прославился как замечательный оратор и политический деятель. Аристократ по происхождению, Мирабо приобрел популярность среди народа благодаря борьбе с абсолютной монархией. Он придерживался буржуазных взглядов.

Внешность великого трибуна была далека от совершенства. Несмотря на то что кожа его была обезображена оспой, женщины тянулись к нему, словно не замечая его уродства. Его пламенные речи могли вдохновить кого угодно. Возможно, если бы он не увлекся политикой, то стал бы прекрасным поэтом.

Габриель впервые познал радость плотских удовольствий в возрасте 13 лет. Впоследствии о его бурном темпераменте среди жителей Экса ходили легенды. В 18 лет Мирабо пришлось прятаться от разгневанных родителей девушки, которую он соблазнил. Чтобы спасти честь семьи, он покинул свой полк и укрылся в крепости острова Ре. Однако на этом любовные похождения Габриеля не прекратились, и он соблазнил сестру стражника. Вскоре он подал прошение на участие в экспедиции на Корсику. Ему дали разрешение, но с одним условием: во время экспедиции он должен был носить имя Пьер-Бюффьер.

Оказавшись на корсиканской земле, Габриель проявил себя больше не как воин, а как покоритель женских сердец. Начал он с того, что стал любовником очаровательной девушки по имени Мария-Анжела. Не расставаясь с Марией, он завел роман с молодой женщиной, мадам С., которая сама способствовала их сближению. Мирабо на этот раз привлекли необычные условия для их встреч. Чтобы увидеть любимую, ему приходилось взбираться на высокую башню, пользуясь веревочной лестницей.

До Марии-Анжелы вскоре дошли слухи о том, что Мирабо встречается с мадам С. Выяснение отношений между любовницами закончилось их дуэлью на стилетах. Ранения ненадолго охладили пыл взбешенных женщин. Позже Мария-Анжела преследовала Мирабо, желая его убить, так что ему даже пришлось спрятаться на время в Бастиа. На Корсике тогда еще никто не подозревал, что через некоторое время многие женщины окажутся в объятиях пылкого сердцееда.

Габриель быстро пресытился любовью корсиканских женщин и вернулся в фамильный замок Мирабо. Маркиза де Кабри, сестра Габриеля, помогла ему скрасить долгие ночи. Они не виделись 7 лет, и теперь Габриель не мог не поддаться искушению этой чарующей молодостью и красотой. Что касается самой маркизы, то ее ожидала участь всех женщин, оказавшихся в поле зрения этого прирожденного соблазнителя. Вступив в интимную связь, брат и сестра даже не думали о последствиях. Жители Экса при виде любовников отворачивались и с презрением морщились. Говоря о кровосмесительной любви с маркизой, Мирабо через 6 лет написал, что Луиза была «Мессалиной и проституткой».

В замке Мирабо прожил до 1771 года, а затем бросился на завоевание столичных красавиц. Он не пропустил никого: благородные дамы и куртизанки одинаково становились его любовницами. Лук де Монтини в своей книге «Из воспоминаний о Мирабо» писал: «Неутолимая страсть к женщинам объясняла его бесчисленные связи, скорее мрачная связь, чем преступная, она была в некотором роде непроизвольная, совершенно физическая, рожденная, мучила его всю жизнь и проявлялась еще несколько часов после смерти. Это, безусловно, странный, но факт». Мадам де Гемене, де Каруж, де Бермон, де ла Турдю Рэн и де Ламбаль не устояли перед чарами Мирабо.

Когда в конце 1771 года Мирабо переехал в Прованс, в Париже его остались ждать 67 влюбленных в него женщин. Денежные затруднения послужили веской причиной для женитьбы. Его выбор пал на 20-летнюю Эмилию де Кове, единственную дочь маркиза де Мариняна, владельца золотых приисков. Мирабо действовал по уже давно проверенному плану: он встретился с ней, соблазнил и через некоторое время позаботился о том, чтобы об этом стало всем известно. 23 июня 1772 года любовники отпраздновали в Эксе свадьбу. Однако сексуальный аппетит не позволял Мирабо жить добропорядочно, он изменял жене при любой возможности. Эмилия тоже от него не отставала и обзавелась любовником.

Семейный бюджет значительно пострадал от любви Габриеля к роскоши. В 1773 году у него было 220 тысяч ливров долга, кредиторы осаждали его дом. Мирабо не оставалось ничего другого, кроме как попросить у министра де ла Врийера подписания указа о его заточении без суда и следствия. Такой поворот событий помог Мирабо избавиться от надоедливых кредиторов. Для того чтобы лишить расточительного сына возможности торговать состоянием, рассерженный маркиз де Мирабо выслал его в Маноск. И здесь Габриель долго не задержался: за драку с бароном де Вильнёв его заключили в легендарный замок Иф.

Жена стражника мадам Муре была поражена сексуальными талантами Габриеля настолько, что даже решила бросить мужа и уехать с любовником за границу. По требованию Мирабо она украла у мужа 4 тысячи ливров, но ее бегство не удалось скрыть, и опозоренная мадам Муре вернулась домой. Габриеля же к концу мая 1775 года перевели в замок де Жу. Здесь Мирабо уже спустя нескольких лет сумел привлечь внимание Жанны Мишо, сестры королевского прокурора.

Вступление на престол Людовика XVI ознаменовало новый этап в жизни страны. Де Сен-Морри, комендант крепости, устроил в честь Людовика XVI торжественный ужин, на котором присутствовала и Софи де Монье. Настоящим именем жены первого почетного председателя графской палаты Доля было Мария-Тереза Ришар де Рюффей. Вот уже несколько лет она терпела ненавистного мужа, и встреча с Мирабо стала для нее отдушиной.

По признанию Мирабо, это была любовь с первого взгляда. Софи с ее изящной фигурой и нежным голосом вселила в сердце Габриеля настоящее чувство. Мирабо прославил эту женщину в своих знаменитых письмах, которые он писал во время заточения в Венсеннской башне: «Каждая ночь теперь напоминает мне какие-нибудь события из нашей любви. Часто иллюзия столь правдива, что я слышу тебя, вижу, касаюсь… Ведь речь идет о том дне, когда ты согласилась осчастливить меня. Мне все было рассказано в мельчайших подробностях. Бог мой! Я до сих пор дрожу от любви и желания, когда думаю об этом. Твоя голова на моем плече, твоя прекрасная шея, твоя белоснежная грудь, которую я в исступлении ласкал. Твои прекрасные глаза закрываются. Ты дрожишь, Софи… Посмею ли я? О друг мой! Составишь ли ты мое счастье? Ты ничего не отвечаешь. Ты прячешь лицо у себя на груди. Желание снедает тебя, а стыдливость не прекращает мучить. Я сгораю от желания. Я надеюсь. Я рождаюсь. Я беру тебя на руки… Бесполезные усилия! Паркет выдает мои шаги… Я пожираю тебя – и не могу насытиться тобой… Какие минуты! Какое наслаждение! Я опускаю тебя на кровать, которая с тех пор стала свидетелем моего счастья и торжества».

Создание «Очерка о деспотизме», опубликованного в Швейцарии, вызвало бурю негодования у защитников абсолютизма, и де Сен-Морри запретил Мирабо покидать стены крепости. Но последнему удалось побывать на балу во дворце де Монье. 25 февраля 1776 года Габриель тайно покинул крепость и выехал в Дижон, где его ждала Софи. Однако любовники недолго наслаждались друг другом: Мирабо арестовали, и он вновь бежал в Тонон. Софи с помощью друзей Мирабо бежала за границу, и любовники, прикрываясь именами маркиза и маркизы де Сен-Матье, отправились в Голландию.

Для того чтобы решить финансовые проблемы, Мирабо обратился к писательскому труду. Создание памфлета «Немецкие правители продают Англии свой народ» имело огромный успех в революционно настроенных кругах. 14 мая 1777 года Габриеля и Софи арестовали и отправили в Париж, где их ожидало суровое наказание: Мирабо за бегство и обольщение чужой жены – смертная казнь, Софи – пожизненное содержание и ношение позорных атрибутов проституток. В отчаянии Софи пыталась покончить жизнь самоубийством, только мольбы ее любовника предотвратили эту трагедию. Заключение в монастырь не погасило пламени любви, и Софи не переставала посылать своему возлюбленному страстные письма. Маркиз Мирабо поставил сыну ультиматум: если тот откажется от Софи, он его простит и освободит из-под стражи. Габриель был слишком горд, чтобы принять условие отца, и предстал перед судом в Понтарлиэ, где произнес знаменитую речь. Судебные заседатели попали под чары великого оратора и оправдали любовников. Софи в то время ждала ребенка от Мирабо.

Судьба иногда преподносит сюрпризы: в соседних камерах в Венсеннском замке содержались маркиз де Сад, прославивший свое имя отвратительными сексуальными оргиями, и Мирабо, которого женщины обожали и к которому относились с сочувствием. Несмотря на ежедневные послания к Софи, у него еще оставались силы на соблазнение жен офицеров, которым он исполнял провансальские романсы. Габриель провел в тюрьме 3 года и после освобождения сразу помчался к Софи, переодевшись торговцем. Однако воссоединение любовников было не таким счастливым, как ожидал Мирабо. Время, проведенное в заточении, не пощадило прекрасную Софи, и Мирабо поспешил уехать, сообщив позже письмом о разрыве. Став вдовой в 1783 году, Софи завела роман с капитаном кавалерии. Но и эта любовь не закончилась замужеством: капитан за несколько дней до свадьбы внезапно скончался, и Софи в отчаянии отравилась угарным газом.

Следующим серьезным увлечением Мирабо стала 19-летняя голландка Генриетта-Амелия де Нера. На предложение руки и сердца девушка ответила решительным отказом, а поскольку ее солидное состояние позволяло Габриелю вести безбедную жизнь, он в скором времени перестал настаивать. С Амелией он отправился путешествовать по Голландии и Англии и в последний момент был вынужден отменить свою поездку во Францию, так как узнал, что французские власти отдали приказ арестовать его и заключить в тюрьму.

Психология bookap

Амелия, чтобы спасти своего возлюбленного от позора, направилась к барону де Бретею, а Габриель тем временем уже увлекся женой букиниста Леже. Последние месяцы сожительства стали для Амелии настоящим испытанием. Мирабо постоянно устраивал скандалы, угрожая ей и обвиняя ее в измене, хотя верная Амелия не давала повода для подозрений.

В 1788 году в политике назрели серьезные изменения. Получив известие о том, что Людовик XVI созывает Генеральные штаты, Мирабо понял, что ему наконец представился шанс добиться известности. Он стал депутатом от Экса благодаря сбережениям преданной Амелии. 30 марта 1791 года парижане с удивлением узнали о том, что Мирабо тяжело болен, а уже 2 апреля лакей, вышедший к толпе женщин, собравшихся перед его домом, сообщил, что Габриель скончался. Ходили слухи о том, что Мирабо умер в постели сразу с двумя дамами.