Ричард Бартон

Ричард Бартон родился в 1925 году и умер в 1984. Его настоящее имя, которым он никогда не пользовался, Ричард Вальтер Дженкинс. Бартон прославился как известный и очень талантливый актер театра и кино. Он принимал участие в постановке на радио произведения Дилана Томаса «Под молочным деревом».

В начале 1960-х годов Бартон снялся в фильме «Беккет» и в исторической картине «Клеопатра». В 1962 году на экран вышел фильм «Кто боится Вирджинии Вульф?», где играл Бартон. В 1966 году он участвовал в съемках кинокартины «Шпион приходит с холода», а в 1966 году – «Эквусе».

Бартон появился на свет в многодетной семье в городе Бергмане. Он был младшим, двенадцатым ребенком. Отец, в непомерных количествах потреблявший алкоголь, в тот момент с удовольствием кутил в компании знакомых, тратя последние гроши. Детство и юность Бартона прошли на шахтах, в отчаянных попытках заработать на хлеб и поддержать семью.

К счастью, это длилось недолго. Одаренного мальчика заметил Филипп Бартон – знаменитый актер. Ричардом заинтересовался и хороший знакомый Филиппа, Тенагера Риччи. Они решили взять его под свое покровительство и для этой цели передали ему довольно большую сумму, которая должна была пойти на обучение в Оксфордском университете. Актерское мастерство Бартона быстро оценили, и он начал играть на подмостках студенческого театра-студии. Здесь он получил богатый опыт и приобрел известность в театральных кругах.

В 1961 году его пригласили участвовать в съемках нового фильма, обещавшего грандиозный успех. Главную роль отдали молодой известной актрисе Элизабет Тейлор. Этот фильм повествует о жизни и любви прекрасной египетской царицы Клеопатры. Как и ожидалось, картину с восторгом встретили и зрители, и критики. Игра актерской группы, в которую вошли Лиз Тейлор и в те времена еще почти неизвестный Ричард Бартон, потрясла мир.

Молодой Бартон должен был играть Антония. Когда режиссер предлагал Ричарду подписать контракт, тот с трепетом и восторгом отнесся к предложению составить актерскую пару самой красивой актрисе Голливуда. Мог ли он тогда предположить, чем все закончится и какими узами судьба свяжет его с этой известной женщиной. А ведь к тому моменту он уже был женат на верной и горячо любящей его Сибил и воспитывал двоих детей.

На киносъемках «Клеопатры» в январе 1962 года Ричард Бартон и Лиз Тейлор первый раз встретились как полноправные партнеры на площадке под юпитерами. Позже, вспоминая этот день, Элизабет писала в своем дневнике: «Он был таким взволнованным, таким изящным, что я открыла ему свое сердце. Мне хотелось его убаюкать!». А потом прибавила: «Его глаза блестели, как фонари. Именно после этого впечатления я решила стать его любовницей. Я знала, что это будет унизительно. Я никогда еще не делила ни с кем своего мужчину. Но – тем хуже!». Она и не собиралась его с кем-то делить. Долгий бой с Сибил кончился тем, что жена Ричарда предпочла уступить свое место Тейлор.

На тот момент Бартону шел 37-й год. Слишком большая голова, плотное телосложение и приземистость коренастой фигуры придавали Ричарду немного несуразный вид. К сожалению, в то время он частенько употреблял спиртное, и это не замедлило отразиться на его внешности. Тем не менее глаза этого знаменитого фавна продолжали сводить с ума женщин всего мира. Легендарные голливудские кокетки нервничали и смущались при его появлении, а если их приглашали посетить его дом, говорили: «С собой нужно нести постель…» Репутация развратника прочно укрепилась за Бартоном.

Марлен Дитрих с восхищением вспоминала о Ричарде: «Этот человек не только большой артист, но и мужчина, заставляющий ваше сердце биться сильнее. Он сверхпривлекателен; наверное, для него специально изобретено слово „харизма“. Я всегда была очарована им, но, увы, встретилась с ним тогда, когда он был увлечен другой женщиной».

Только одна его знакомая, Джоан Коллинз, которая вместе с ним снималась в фильме «Атрибуты страсти», категорически отказывалась разделить с ним постель. При этом она, смеясь, уверенно заявляла: «Я верю, что ты можешь изнасиловать и шланг…» Он так и не смог одержать над ней победу.

Помимо Голливуда, Ричард Бартон прославился и в Англии. Вся Великобритания боготворила его, как прекрасного актера и гения кино. Хорошо знающие его театральные мастера говорили, что у Бартона «черт в животе». Ричард частенько выходил на сцену после хорошей выпивки, но его игра от этого становилась лишь лучше. Он достоверно и уверенно играл Гамлета, Калибана, Отелло, поражая своих партнеров и зрителей. Титан сцены, он оставил на задворках славы таких великих мастеров, как Джон Гилвуд и Лоренс Оливье.

Тем временем отношения Бартона с Лиз Тейлор быстро развивались. Ровно через год после окончания съемок «Клеопатры» актриса сказала: «Зачем сниматься в кино? Ведь я уже стала звездой. Хватит!». Они поженились в Монреале 15 марта 1964 года.

Элизабет радовалась: «Мое счастье, что я стала его женой. По своей натуре Ричард – необычный мужчина. Правда, он еще продолжает носить в себе след джунглей, где многое подчинено физической силе и неуемной раскованной страсти. Но от этого в жилах любой женщины закипает кровь. Он мужик прямолинейный, но добрый и честный. Он беспокоится обо мне, моих денежных расходах. Все мои заработки перечисляются в детский фонд… Я нисколько не сожалею, что уже буду не миссис Лиз Тейлор. Хочу быть женой Ричарда Бартона… Хочу быть его тенью…»

Некоторое время молодожены жили в Лондоне, потом в Лос-Анджелесе. Их любовные отношения иногда омрачались ссорами, которые переходили в драки и скандалы. Прошло совсем немного времени, и от возвышенной любви, о которой охотно писали журналисты, не осталось и следа. Оба много и тяжело работали, отчего у них сдавали нервы.

Каждый из супругов снимался не менее чем в четырех фильмах за год. Как раз в конце 1960-х годов они снялись в картинах, которые прославили их на весь мир. В фильме «Укрощение строптивой» Бартон наконец смог осуществить давнюю мечту и сняться в роли героя Шекспира.

После выхода фильма «Кто боится Вирджинии Вульф?», где Ричард и Элизабет снимались в главных ролях, Бартон понял, какого рода ошибку совершил. Он сокрушенно говорил: «Я не должен был соглашаться на эту роль. Именно после нее мне приклеили ярлык типа, который пресмыкается перед своей женушкой». Разумеется, его это возмущало.

Примерно в то же время состоялся его дебют на Бродвее. Там он сыграл роль Гамлета и в очередной раз покорил Америку. На эту роль контракт с ним подписали исключительно по настоянию Элизабет Тейлор. В театральном мире он был неизвестной величиной, и никто не знал, чем кончится спектакль: успехом или провалом.

Премьера «Гамлета» закончилась полным триумфом теперь уже прославившегося Бартона. Публика приходила в полный восторг, когда эмоциональный актер бросал в зал: «Быть или не быть? Вот в чем вопрос!». В ответ раздавался совершенно не предусмотренный постановщиками рев возбужденной публики: «Быть!».

Именно Ричард постоянно подталкивал Тейлор, убеждая ее, что просто быть звездой мало. В порыве чувств он кричал ей: «Ты настоящая драматическая актриса и не должна забывать об этом. У тебя талант, который нужно ценить и которым обладают единицы… Ты больше, чем звезда!». Спустя время Тейлор говорила: «Самая дорогая мне роль – Вирджиния. И не только потому, что за нее я получила второго „Оскара“. Она из тех редких ролей, которые будоражат фантазию и интеллект. Тогда мне было 32 года…» То был ее очередной триумф, на который ее подвиг не кто иной, как Бартон.

Благодаря киностудии «XX век – Фокс» Элизабет Тейлор подписывала дорогостоящие контракты. Она снималась в фильмах, за которые получала огромные гонорары. Каждый ее фильм приносил ей около миллиона долларов. В ее коллекции появился самый красивый и дорогой бриллиант в мире, который называли бриллиантом Круппа. Тейлор гордо заявляла, что он весит «33 карата с одной третью…». Кроме того, Элизабет являлась счастливой владелицей жемчужины «Перегрина». Мария Тюдор подарила ее актрисе в 1974 году вместе со своими наилучшими пожеланиями. У нее были дома в Мексике, в Гстааде. Одно время Элизабет жила в собственной квартире в лондонском небоскребе и каталась на своей яхте. Элизабет говорила, что «Ричард был щедр и просто чудесен».

Тейлор никогда не боялась, что Ричард полюбит другую женщину. Когда ее спрашивали, как она относится к возможности появления соперницы, Элизабет вежливо отвечала: «В наши дни мужчины средних лет любят ухаживать за совсем молоденькими девушками. Однако пока у Ричарда я этого не наблюдала. Думаю, ему нет надобности сдерживать свою неуемную страсть. Я ведь нахожусь рядом! Женщина я настолько любящая и темпераментная, что нашла в себе силы не только выйти за него замуж, но и продолжать жить с ним…»

Элизабет Тейлор и Ричард Бартон развелись в июне 1974 года. Лиз говорила репортерам: «Ричард и я на некоторое время расстаемся. Может быть, мы слишком любим друг друга… Молитесь за нас!». Предположительно причиной развода стало пьянство Ричарда. Долгое время после этого Элизабет часто звонила экс-мужу. Они поженились во второй раз в 1975 году. Но этот брак не продлился долго. Они жили вместе всего один год, а потом вновь расстались.

В день рождения Элизабет, который она отпраздновала в Лондоне, ее ждал неожиданный подарок. В числе гостей, приехавших ее поздравить, был Бартон. Лиз его с трудом узнала. Ричарду уже исполнилось 56 лет, но он выглядел гораздо старше. По-видимому, бесконечное потребление спиртного и нервные потрясения, большинству из которых послужила причиной сама Лиз, отразились на состоянии здоровья актера.

В тот вечер Тейлор была по-настоящему счастлива. Она танцевала с актером, смеялась и подшучивала над ним. Потом она еще долго вспоминала: «Вечер удался на славу, и Ричард был таким замечательным. Мне было так хорошо, что я захотела остаться 50-летней навсегда». Бывшие супруги были счастливы два дня. Позже Ричард рассказывал репортерам: «Элизабет хочет ко мне вернуться. Она постоянно уговаривает меня жениться на ней снова, но я больше этого не выдержу. Моя жизнь связана с ней как с бывшей женой и как с легендой».

Психология bookap

Вторая их свадьба оказалась последней, но преследовала их всю оставшуюся жизнь. Бартон мучился от одиночества, но оставался тверд. Он хотел отстоять свое право на свободу: «Я буду пить, чтобы от этого умереть. Но Лиз переживет меня. У нее есть свой мир. А мой мир – это только театр».

«Ричард научил меня немного лучше разбираться в поэзии и не пугаться ее. Он говорил: „Просто читай ее, как если это был Теннеси Уильямс, читай ее ради смысла, а не ради размера“», – говорила актриса. Он умер, но память о нем вечно будет жить в сердцах его близких и поклонников. Его фильмы и сейчас с нами.