Альфред де Мюссе

Альфред де Мюссе, известный французский поэт XIX века, родился в 1810 и умер в 1857 году. Успех пришел к поэту с выходом первого сборника стихов «Испанские и итальянские повести».

В 1832 году он написал поэму «Уста и чаша», в 1835 – «Намуна». В 1834 году вышли такие произведения, как драма «Лоренцаччо» и комедия «Любовью не шутят». В 1836 году опубликовали произведение «Не надо биться об заклад», а в 1836 году – «Un Caprice». В том же году был издан его роман «Исповедь сына века». В нем поэт раскрыл черты и особенности окружающей его действительности. В 1840 году Мюссе создал несколько очень коротких пьес «Комедии и притчи». Все его произведения объединяло одно: они были пронизаны духом эпохи Реставрации.

Автор появился на свет 11 декабря 1810 года. В то время семья де Мюссе жила в Париже. Его отец занимал должность при Военном министерстве.

Молодой Альфред пошел учиться в колледж в 1817 году. Умный и любознательный юноша интересовался всем. Ему легко давались латынь и история, философия и римская поэзия. Однако больше времени де Мюссе уделял французской литературе.

После окончания колледжа Альфред начал изучать медицину и право. Было время, когда ему хотелось стать художником. Но через некоторое время он охладел ко всему. Когда поэт познакомился с Виктором Гюго, наметился перелом в его творческой деятельности. Виктор Гюго ввел Мюссе в круг своих друзей, что стало его первым шагом на тернистом пути поэта.

Первый сборник Мюссе вышел, когда поэту исполнилось всего 20 лет, его романы быстро завоевали любовь французов. Альфред вел чрезвычайно активный образ жизни. Он часто приходил домой ночью, садился за письменный стол и до рассвета предавался любимому занятию – творил, после чего падал в изнеможении на кровать.

Постоянно напряженный и усталый, Мюссе стал очень часто употреблять спиртные напитки. Молодой человек был выходцем из обеспеченной семьи. Это проявлялось даже в том, как он одевался. Знакомые Альфреда не раз замечали, что «костюм его носил следы величайшей заботливости, даже слишком уж чрезмерной заботливости. На нем был фрак бронзового цвета с золотыми пуговицами, на шелковом темного цвета жилете болталась тяжелая золотая цепь, две камеи перехватывали складки его батистовой рубашки; узкий галстук из черного атласа еще более оттенял бледный цвет его кожи. Красота его рук не скрывалась тонкими батистовыми перчатками. Особенное внимание обращали на себя белокурые густые волосы. Как и у лорда Байрона, они были подстрижены в виде короны над поэтическим лбом и виноградообразными локонами спускались с висков и затылка. У блондинов обыкновенно бороды рыжие; но у него борода была темнее волос на голове, а брови почти черные. Нос греческий, рот очень милый. На всей его фигуре лежал отпечаток аристократичности».

Поэта довольно часто сравнивали с Байроном и по характеру, и по манере письма. Молодой человек никогда не творил ради денег. Родители охотно снабжали его средствами и очень гордились своим одаренным сыном. Он вращался в высшем свете, где чувствовал себя совершенно свободно. Король Луи Филипп и герцог Орлеанский очень любили бывать в его обществе. Мюссе был хорошо знаком с герцогиней Еленой.

Поэт всегда одевался по последней моде, не считаясь с расходами. При этом он отдавал предпочтение розовому и голубому цветам, что не совсем отвечало традициям. Он носил огромный воротник, узкие брюки ярких оттенков и невероятных размеров галстук. Мюссе был единственным светским львом среди поэтов Франции.

Альфред являлся постоянным объектом пристального внимания со стороны женщин Франции и отвечал им взаимностью. Представительницы слабого пола часто служили источником его вдохновения. В 18 лет он увлекся испанской леди Делакарт, отцом которой был известный скульптор барон Бозио. Ей и посвящен сборник стихотворений под названием «Испанские любовные песни». По настоянию родителей девушка воспитывалась в монастыре, что было с их стороны роковой ошибкой. Молоденькая Делакарт хотела как можно быстрее покинуть святую обитель и окунуться в светскую жизнь. Ее мечта исполнилась, когда она вышла замуж за старика. Девушка пошла на этот шаг с надеждой покинуть монастырь и познать все радости жизни вопреки воле отца.

Выйдя замуж, она переехала в Париж, где сияла, подобно бриллианту, среди высшего общества. Там Делакарт быстро вошла во вкус и обрела сноровку придворной дамы. Однажды она поразила юного Альфреда тем, что приехала на очередной бал-маскарад в наряде Гименея, мифического бога. В этот вечер она представила поэта своим пажем. Ей он посвятил поэму «Дон Паэс», где точно обрисовал эту удивительно красивую женщину.

Альфред очень недолго пользовался благосклонностью своей богини, которую называл «львицей Барселоны». Ветреная красотка скоро переключила внимание на Жюля Жанена. Тот в порыве страсти отдал ей свою ложу в знаменитом Французском театре. Благодарная Делакарт поехала домой к Жюлю с тем, чтобы там остаться.

Мюссе страдал недолго. Во Франции заблистала новая литературная звезда – Жорж Санд. Этот псевдоним принадлежал женщине, носившей имя Аврора Дюдеван, так как одно время она была замужем за бароном Дюдеваном. Потом до Альфреда дошли слухи об ее интриге с Жюлем Сандо и о ничем не закончившихся отношениях с Проспером Мериме. Поэт познакомился с этой женщиной в момент ее славы. В свет как раз вышел ее роман «Лелия».

Очень длительный промежуток времени Мюссе и Жорж Санд оставались просто хорошими друзьями. Поэт считал, что «с этой точки зрения нас разделяет Балтийское море. Госпожа может предложить только моральную любовь, а я никому не умею ответить такой взаимностью». Мюссе был графом, и его внимание к себе, практически неизвестному автору, Жорж Санд считала очень лестным.

Вскоре дружба превратилась в настоящую любовь. 29 июля 1833 года ей доставили письмо, в котором поэт красноречиво рассказывал о своих чувствах к ней: «Жорж, Жорж, два месяца с тобой сделали меня королем мира». Прочитав письмо, Санд отказалась ему поверить. Но его страстный призыв не мог оставить ее равнодушной, и она сдалась.

Поэт был моложе ее на 6 лет, но не считал это помехой для счастья. Вскоре они поселились под одной крышей. Санд радовалась, так как обрела возможность кого-то опекать, давая этим выход нерастраченной материнской любви. Альфред, подыгрывая ей, изображал шалуна и устраивал разнообразные розыгрыши. Поэт, пытаясь избежать скуки, порой вполне сознательно мучил и себя, и свою любовницу, считая обычную жизнь слишком пресной. Но вскоре он пресытился и этим.

Мюссе стало скучно. Его любовь к Санд прошла. В это время он написал роман «Исповедь сына века», где критиковал ее поведение. Более того, она перестала его устраивать в качестве любовницы. Понимая это, но не желая носить титул отвергнутой, Жорж Санд попыталась хитрыми уловками вернуть к себе внимание графа, но потерпела неудачу.

Вспоминая этот эпизод собственной жизни, поэт говорил: «Я думаю, что ей никогда не удалось испытать высшего наслаждения, однако она была интересна в замыслах, что часто производило впечатление бесстыдства, рожденного самой холодностью».

Следующей женщиной Мюссе стала княгиня Кристина Бельджойзо. Альфред Мюссе безумно влюбился в эту аристократку. Ко всеобщему удивлению, муж Кристины лояльно отнесся к новому поклоннику своей супруги. Вскоре Альфред понял, что это доверие оправданно. Женщина оказалась неприступна. «Есть ли у нее сердце?» – сокрушался он. Ей было посвящено его очередное произведение, в котором он назвал княгиню Нинон.

Спустя некоторое время, чтобы развеять печаль и тоску, Мюссе обратил свое внимание на Луизу, а потом и на госпожу Жубер, вдохновившую его на создание классической комедии «Un caprice». В 1838 году он обратил внимание на солировавшую в доме мадам Жубер Полину Гарсию. Девушка была некрасива, но поэта поразил ее чистый голос. Однако испанка оказалась неприступней большинства парижских леди. Только она сумела дать отпор распутному «принцу Фосфору» и не стала его очередной победой.

Еще через год знаменитый поэт познакомился с Рашелью, начинающей актрисой. Ей он посвятил произведение «Ужин у Рашель», где описал мир артистической богемы, которую очень не любил. Переехав от родителей на дачу в Монморанси, актриса стала часто приглашать гостей, среди которых был и Мюссе. Ей он и решил посвятить две новые трагедии в стихах, но вскоре отказался от этого намерения.

Ведя с братом постоянную переписку, поэт рассказывал ему о своей любовнице: «Как восхитительна была Рашель недавно вечером, когда бегала в моих туфлях по своему саду». Очень скоро Рашель стала театральной звездой. Через некоторое время они расстались. Поэт променял ее на Розу Шери.

В дальнейшем он еще много раз встречался с Жорж Санд и постоянно пытался помириться с бывшей любовницей, которая была в зените славы. Санд в то время как раз окончила свой очередной роман, который назвала «Консуэло». Страсть поэта к этой женщине опять разгорелась. В итоге он вызвал на дуэль человека, который дурно о ней отзывался. Этим человеком был Густав Планше, литературный критик.

Психология bookap

Последовав совету друга, Мюссе отказался от дуэли, приняв извинения противника. Поняв, что Жорж Санд к нему равнодушна, поэт спокойно развернулся и отошел в сторону. Однако женщина поняла, что просто так его отпустить не может, и сделала несколько попыток к примирению. Альфред отказался пойти ей навстречу. Тогда Санд отослала ему по почте собственные отрезанные волосы. Поэт сдался.

После этих событий в свет вышло три романа. Два из них принадлежали перу Альфреда: «Исповедь сына века» и «Ночи». Третий написала Санд. Произведение называлось «Он и она». Жорж Санд писала своему возлюбленному: «...Будь счастлив, будь любим. Да и как тебе не быть счастливым и любимым? Храни мой образ в потайном уголке твоего сердца и заглядывай туда в дни печали, чтобы находить утешение и ободрение... Ты говоришь, что аромат весны и сирени доносится ветром в твою комнату, заставляя сердце твое биться любовью и юностью. Это признак здоровья и силы – самый нежный из даров природы. Люби же, мой Альфред, люби по-настоящему. Полюби молодую, прекрасную женщину, еще не любившую и не страдавшую. Заботься о ней и не давай ей страдать. Сердце женщины ведь так нежно, если только это не камень и не ледышка. Я думаю, что середины не существует, так же как нет ее в твоей манере любить. Напрасно ты стараешься огородиться своим недоверием или укрыться за беспечностью ребенка. Твоя душа создана для того, чтобы любить пламенно или совершенно очерстветь...» Эти строки он запомнил на всю жизнь.