Иосип Броз Тито

Иосип Броз Тито

Иосип Броз Тито (1892–1980) – президент Югославии с 1953 года. В 1915 году Тито оказался в России. С приходом советской власти работал в Коминтерне. Во время Второй мировой войны он был Верховным главнокомандующим НОАЮ.

Бывший президент Югославии по количеству соблазненных женщин и выстроенных вилл, наверно, побил все рекорды. Известно, что после смерти маршала осталось более 30 имений, зарегистрированных на его имя. Даже эфиопского императора Хайле Селиссие поразило великолепие резиденции Тито на острове Бриони. Он не удержался и воскликнул: «Здесь живут по-царски!». Тито даже в преклонном возрасте выглядел подтянутым. В памяти современников он сохранился как смуглый мужчина в прекрасно сшитом костюме, с неизменной гаванской сигарой во рту.

Тито ценил калорийную пищу и изысканные вина. В его резиденции на Бриони побывали многие звезды кино, в том числе Лоллобриджида, Элизабет Тейлор и Ричард Бартон, который сыграл роль Тито в боевике по его заказу. Тито абсолютно не волновало то обстоятельство, что до этого Бартон сыграл роль Троцкого в фильме, показ которого был запрещен в странах соцлагеря.

До войны Иосип Броз Тито, в то время член политбюро ЦК КПЮ, увлекся Гертой Хаас, которая занимала должность курьера ЦК КПЮ. Однако отношения с ней Тито так и не зарегистрировал, что, впрочем, в свое время принесло пользу. В конце 1930-х годов в НКВД появилось сообщение, что Герта работает на гестапо. Но благодаря стараниям будущего генерального секретаря все удалось уладить. В 1940 году Тито стал отцом мальчика, которого нарекли Мишо. В годы Второй мировой войны Герта попала в плен, но по приказу маршала ее обменяли на немецких военнопленных.

Впервые Иосип Тито зарегистрировал свои отношения с Пелагеей Денисовной Белоусовой, когда в годы Гражданской войны он оказался в плену под Омском. В 1921 году супруги приехали в Югославию, где у них родился сын Жарко. Через 7 лет супругов Тито арестовали и отпустили только через год. Пелагея вернулась в СССР вместе с сыном. Причины их разрыва в том далеком 1935 году до сих пор неизвестны.

Жизнь Пелагеи Денисовны на родине не сложилась. Как югославская коммунистка, она постоянно подвергалась допросам и арестам. Всего жена Тито провела в сталинских тюрьмах 20 лет. Ее письма с просьбами о помощи до Тито не доходили. Воссоединение Пелагеи с сыном произошло только в 1966 году, когда Жарко приехал в Москву. Власти тут же вспомнили о бедственном положении Пелагеи и дали ей двухкомнатную квартиру в Староконюшенном переулке. Через два года после этого события Пелагея Денисовна скончалась в результате сердечного приступа. Пребывание в сталинских застенках не могло не повлиять на состояние ее здоровья.

В 1952 году Иосип Броз Тито женился на Йованке Будисавлевич, которая была моложе его на 32 года. Йованка, родом из семьи простых сербских крестьян, живших в глухом селении на горном массиве Велебит, в годы оккупации работала санитаркой в партизанском отряде и заслужила любовь солдат своей отвагой. По окончании войны Йованка имела уже чин капитана и входила в группу санитарных врачей, обслуживавших дом на Ужицкой, где в то время и проживал маршал Тито.

По словам генерала Джока Йованича, земляка Йованки, сначала на нее обратил внимание Александр Ранкович (шеф МВД). Йованич писал: «Он и меня просил найти ему девушку, чтобы хорошая хозяйка была. Я нашел, но Ранкович положил глаз на Йованку. Потом я узнал, что не для себя он старался… Слышал я, как во время одной прогулки Ранкович и Гошняк (министр обороны) вдруг предложили Тито жениться на Йованке. „Я уж несколько раз был женат. Как-то неловко. Вы-то как думаете?“ – маршал засомневался. „Вы, товарищ Тито, – глава государства. Вам нужен верный человек, который всегда был бы под рукой. Таким человеком может стать только супруга. Вот, к примеру, Йованка. Берите ее в жены“».

Все произошло быстро, как в сказке. Простая крестьянка ныне стала женой главы государства. Поначалу девушка вела себя скромно, но поведение самого Тито, который не привык себе ни в чем отказывать, особенно в обществе красивых женщин, стало причиной появления у его супруги таких качеств, как властолюбие и корысть.

Йованка Броз впервые заявила о себе в 1965 году, когда в статьях о визитах президента вместо формулировки «с супругой» стали употреблять более точную – «с супругой Йованкой». Йованка вмешивалась в работу важных государственных органов, лично знакомилась с секретными документами. В конце концов Йованка спровоцировала оппозицию на решительные шаги. В 1966 году со всех постов был снят ее покровитель серб Александр Ранкович, а в 1973 году ближайшее окружение Тито создало координационный комитет, ссылаясь на то, что здоровье президента ухудшилось. Йованка, которая присутствовала на этом совещании, поспешила к мужу, все еще пытаясь изменить расстановку политических сил. Однако Тито уже не сопротивлялся: на управление государством сил не осталось.

Вот отрывок из воспоминаний Светозара Вукмановича-Темпо, приближенного семьи Тито: «В 1978 году я последний раз виделся с Тито. Разговаривал три часа. Он мне сказал следующее: „Нет Югославии. Югославии больше не существует. А есть 8 государств, которые никто ни в мире, ни у нас не уважает“». В 1978 году политическая обстановка в Югославии накалилась до предела. Бранко Микулич и Стане Доланц пустили слух в высших эшелонах власти о готовящемся заговоре Йованки и ее приближенных. Тито на время изолировал супругу, но таким образом лишил и себя возможности контролировать политическую ситуацию.

Опальная супруга появилась только в мае 1980 года на похоронах маршала. Однако уже через два-три дня после похорон к ней в резиденцию на Ужицкой приехала группа офицеров. Они учинили обыск и приказали Йованке освободить помещение. Из вещей вдова могла взять только дамскую сумочку.

Процедура передачи наследства заняла четыре года. Юристы мотивировали это тем, что Броз Тито оставил после себя обширное состояние. И действительно, одних только лимузинов насчитали 7 штук. От глаз представителей закона не укрылись даже удочки, не то что шубы, дорогие сервизы из серебра и фарфора и скульптуры.

Психология bookap

Йованка Тито писала после смерти мужа: «Настоящего Иосипа Броз, думаю, знала я одна. Он никому не позволял приближаться к себе, всегда держал дистанцию. Он был человек крутого нрава, дурного характера, а я всегда точно знала, как себя вести с ним. Если он злился на своего соратника по партии – доставалось неизбежно мне, бывшей под рукой. Значит, надо было оставить его наедине с самим собой, исчезнуть из поля зрения. Чуть позже он вел себя как ни в чем не бывало».

Собственная жизнь не представляла для Йованки значения. Она целиком посвятила себя служению первому человеку Югославии. Однако доверия, на котором основывался их брак, явно было недостаточно. «На Иосипа оказали страшное давление: перед ним положили документ и сказали: „Ты должен выбрать наконец – жена или государство“. Знаю, что он никогда бы той страшной бумаги не подписал. Но мы, обсудив сложившуюся ситуацию, приняли решение расстаться. Он покинул дом, в котором мы жили вместе, и последнюю пару лет его жизни я его почти не видела», – вспоминала Йованка.