Ахмед Сукарно

Ахмед Сукарно

Ахмед Сукарно (1901–1970) – президент Индонезии —в период 1945–1967 годов дважды сидел в тюрьме как политический заключенный. Он стал инициатором созыва Бандунгской конференции 1955 года, на которой обсуждались вопросы расизма и колониализма в странах Азии и Африки.

Согласно признаниям современников, блестящие глаза и мягкий баритон Ахмеда Сукарно притягивали многих женщин. Его часто называли индонезийским донжуаном. Однако сам он за собой этого не признавал, говоря, что просто любит красоту. Ахмед Сукарно за свою жизнь собрал великолепную коллекцию картин и скульптур со всего мира, преимущественно с изображениями обнаженного тела.

ЦРУ неоднократно предпринимало попытки использовать сладострастие Сукарно в своих интересах. Например, в 1956 году Мэрилин Монро и Сукарно встречались в отеле «Беверли Хиллз». «Вечер близился к завершению, и они все время куда-то исчезали, – рассказывал Джошуа Логан. – Атмосфера создалась, прямо скажем, сексуальная. Я думаю, они договорились встретиться позже». Лишь через несколько лет Сукарно сообщил своему биографу, что в тот вечер Мэрилин попросила его встретиться в другой, более приватной обстановке. Причиной столь долгого молчания Сукарно, который всегда хвастался своими любовными похождениями, могла быть только искренняя привязанность к голливудской красавице.

Мэрилин, напротив, была откровенна. Однажды она сбила с толку своего мужа, Артура Миллера, заявив, что индонезийцу, на которого покушались, следует предоставить дом в США. Первая встреча Мэрилин и Сукарно была на руку агентам ЦРУ. Правительство США стремилось дискредитировать индонезийского лидера, который намеревался вести просоветскую политику. ЦРУ планировало выпустить порнографический фильм, где в главных ролях якобы должны были сниматься Сукарно и советский агент. Однако в последний момент этот план был отклонен. Позже, когда дипломатические отношения с Индонезией стали выгодны США, к нему подослали Мэрилин в качестве выигрышного приза.

В молодые годы Сукарно занимало больше образование, чем женщины. Знакомство с революционными идеями коммунизма послужило толчком для начала политической борьбы за независимость. Первый брак Сукарно заключил в возрасте 20 лет. Его женой стала Утари – дочь видного деятеля национально-освободительного движения. Освободительное движение настолько захватило молодого человека, что он напрочь забыл о своей жене. Существует предположение, что первой брачной ночи так и не было и Утари осталась девственницей.

Разрыв с Утари произошел после того, как Сукарно переехал в Бандунг, где поступил в технологический институт. Здесь он поселился в квартире Сануси, преподавателя института. Между женой Сануси, Инггид Гарнасих, и Сукарно завязались близкие отношения, и спустя два года Инггид оформила развод и вышла замуж за Ахмеда. Единственной бедой семейной пары стало отсутствие детей: за 20 лет супружеской жизни Инггид так и не сумела зачать ребенка. Инггид пережила своего супруга на 14 лет. После ее смерти в газете «Мердека» появилась статья: «Инггид пожертвовала всем, что имела, помогая Сукарно бороться за независимость страны. Она продала все свои драгоценности и принадлежащее ей имущество. Она стойко переносила все невзгоды. В этой кроткой маленькой женщине билось большое сердце».

В 1938 году местом ссылки Сукарно стал остров Суматра. Будущий лидер Индонезии устроился в местную школу преподавателем. Его внимание привлекла одна из учениц по имени Фатмавати. Желание Сукарно зарегистрировать отношения с Фатмавати было невозможно исполнить. Инггид на его просьбу о разводе ответила категорическим отказом. После ссылки Сукарно переехал в Батавию (ныне Джакарта). В июне 1943 года Он заочно оформил брак с Фатмавати, что разрешает ислам. Появление сына, которого назвали Гунтуром (в переводе означает «гром»), стало самой большой радостью Сукарно в те годы. Рожденным в дальнейшем детям Ахмед давал имена, означающие природные явления, например Мегавати («облако»), Сукмавати («душа»), Баю («ураган»), Картика («звезда»). Согласно представлениям индонезийцев, выбранное при рождении имя определяет последующую жизнь человека.

В 1953 году Сукарно познакомился с Хартини, которая, как утверждают индонезийцы, превосходила красотой саму Ратну Сари Дэви – пятую жену президента. На этот раз ситуация опять повторилась. Фатмавати не согласилась на новый брак Сукарно и ушла от него. Феминистские организации, выступавшие против полигамии, оказали ей решительную поддержку. Дело, возможно, и переросло бы в грандиозный скандал, если бы не умение Сукарно разрешать любые проблемы. Фатмавати формально осталась первой леди государства, а Хартини стала женой Ахмеда как частного лица.

Пятая женитьба Сукарно в 1962 году на красавице-японке Наоко Немото, по сути, подтвердила его статус нестареющего донжуана. Помимо этого, Сукарно незаконно сожительствовал еще с двумя девушками. В 1964 году Сукарно очаровала Юрику Сангер с острова Сулавеси, которая входила в так называемый парад красавиц, сопровождавших президента во время официальных церемоний.

Седьмой супругой первого человека Индонезии стала 23-летняя служащая государственного секретариата Харьяти. Однако этот брак продлился недолго, через три года супруги развелись. По словам всех жен президента, они прежде всего ценили его личные качества, а не занимаемое высокое положение.

Японка Немото, пятая жена президента, в Индонезии получила имя Ратна Сари Дэви, что буквально означает «красавица, цветок богини». И это неслучайно: Дэви долгое время входила в элиту самых красивых женщин мира. Сукарно, составляя завещание, признал Дэви своей любимой женой: «Когда я умру, похороните меня под развесистым деревом. Я оставлю жену, которую люблю всей душой. Ее зовут Ратна Сари Дэви. Когда и она умрет, похороните ее рядом со мной в одной могиле». Однако сомнительно, что японская красавица захочет быть похороненной где-то на острове Ява.

Психология bookap

Если рассматривать женитьбу Сукарно на Наоко Немото с другой стороны, то ясно одно: японские бизнесмены сделали верный политический ход, отдавая Наоко за право строить в Индонезии отели и огромные промышленные комплексы. С Наоко Сукарно познакомил владелец крупной японской компании Масао Кубо. Они встретились во второй раз, когда Кубо привез Немото в Джакарту в качестве секретаря своей фирмы, обеспечив за эту небольшую услугу будущее всей ее семьи. Сукарно сочетался браком с японкой 3 марта 1962 года по мусульманскому обычаю. Молодая жена приняла ислам и получила от Сукарно новое имя – Ратна Сари Дэви.

Тем временем в Индонезии сложилась политическая ситуация не в пользу президента Сукарно. Попытка переворота 30 сентября 1965 года была сорвана военными во главе с нынешним президентом Индонезии Сухарто. Дэви во всем помогала мужу, чтобы разрешить кризис власти. Однако находиться в стране, раздираемой противоречиями, ей уже было нельзя: Дэви Сукарно ожидала ребенка. В Японии она родила дочь, которую назвали Кариной, по-индонезийски Картикой, что означает «звезда». Дочь Сукарно увидел только 19 июня 1970 года, за день до своей кончины. После смерти Сукарно Дэви занялась исключительно светскими делами. В ее доме часто бывали такие знаменитости, как Джина Лоллобриджида, Омар Шариф, Пьер Карден, испанский миллиардер Франциско Паэза и бывший румынский король Михай.