Клавдия Ивановна Шульженко

Клавдия Шульженко

Клавдия Ивановна Шульженко родилась в марте 1906 года в Харькове. У девочки рано проявился талант к пению, и она стала брать уроки вокала у профессора Харьковской консерватории. В 17 лет Клавдия Ивановна уже выступала на сцене местного театра. На концертах ей аккомпанировал музыкант Дуня, который впоследствии стал ведущим советским композитором Дунаевским. Спустя год для девушки написал песню композитор из Киева. Это музыкальное произведение в свое время было классикой эстрады и ресторанной музыки. Сюжет этой песни послужил основой для создания полнометражного художественного фильма, чего никогда не случалось не только в нашей стране, но и на далеком Западе.

Успех вскружил голову певице провинциального Харькова, и она решила попробовать свои силы в Ленинграде, а затем и в Москве. 1930-е годы можно по праву считать триумфом знаменитой певицы. Она моментально поднялась по карьерной лестнице и стала всесоюзной звездой эстрады. На Клавдию посыпались предложения сняться в кино, а ее грампластинки расходились миллионными тиражами. Ее миновала печальная судьба других деятелей искусства, испытавших ужасы сталинского террора. Кроме того, ей не приходилось участвовать в митингах, собраниях, на которых верноподданные граждане требовали смерти для «врагов народа».

О Клавдии Шульженко сложилось мнение как о певице партийно-патриотического толка. Однако это не так. Певица всегда выбирала для своего репертуара веселые или лирические песни, лишенные идейного содержания. В своих музыкальных произведениях она воспевала любовь и простое человеческое счастье. Наибольшей популярностью в те годы пользовались такие песни, как «Дружба», «Ты помнишь наши встречи», «Ах, Андрюша!», «Дядя Ваня». В репертуар Шульженко входили также украинская песня «Распрягайте, хлопцы, коней!», испанские «Челита» и «Голубка», танго польского композитора Ежи Петербургского «Утомленное солнце».

Лирический вальс «Синий платочек» стал визитной карточкой Клавдии Шульженко на долгие годы. История создания этого музыкального номера необычна. Как-то к певице, отдыхавшей после очередного выступления, подошел молодой лейтенант и протянул ей тетрадный листок. Это и был текст новой песни, в котором легко угадывалась ностальгия по довоенным временам. Шульженко сумела подхватить и передать ее очарование истосковавшимся по родному дому солдатам. Она была очень нужна им, эта манерная женщина в красивом концертном платье.

Исполняла Клавдия Ивановна на полевых концертах и другие песни: «Вечер на рейде», «О любви не говори», «Три вальса», «Давай закурим», «Не тревожь ты себя». Певица обладала талантом драматической актрисы и при исполнении песен порой разыгрывала сценки. Несмотря на любовь народа, Клавдию Шульженко не обошли стороной идеологические проработки. В прессе писали о том, что она поет лишь «убогие шансонетки», да и то манерно. Советской власти явно была не по вкусу независимость артистки.

Например, в декабре 1952 года приближенные Сталина пригласили ее принять участие в новогоднем концерте. «Раньше надо было звонить!» – смело заявила Шульженко. От расправы певицу спасла только смерть Сталина. Фурцева, министр культуры Советской России, терпеть не могла высокомерную певицу. Как-то, оказавшись в пожилом возрасте без квартиры, Шульженко пришлось обратиться к ней за помощью. Артистку долго не вызывали в кабинет. Таким образом Фурцева пыталась унизить Шульженко. Когда певица заявила ей о том, что она дурно воспитана, Фурцева не на шутку рассердилась. «Вы были ткачихой, сегодня вы министр, кем будете завтра – неизвестно. А я певица, которую любит народ!» – гордо сказала Шульженко.

Когда в 1971 году Шульженко присвоили звание народной артистки, в эмигрантской газете «Новое русское слово» появилась статья. Вот некоторые строки из нее: «Это больше не ей надо, а званию. Она удостоила, а не звание – ее. Героическая актриса: она ни одной песни не спела „про них“, а только про любовь».

Личная жизнь Клавдии Шульженко складывалась не так успешно, как ее карьера. Первым серьезным увлечением стал харьковский поэт Иван Григорьев. Они жили в гражданском браке несколько лет, и Клавдия даже носила его обручальное кольцо. Поэт шутливо называл ее Куней. Одесский король девических сердец по фамилии Коралли вскоре оказался у ног Шульженко. Причем это был бурный роман со множеством обиженных соперниц и поверженного Григорьева, которому Коралли угрожал пистолетом.

Клавдия Ивановна вспоминала позже об этих годах: «Его мать была категорически против брака. Считала меня ветреной, сумасбродной. И все же… Все же через полгода мы поженились. Прожито вместе четверть века. Конечно, бывало всякое. Но, главное, были единомышленниками. Родила ему Гошу. Сын рос весь в него». Действительно, их брак с Коралли продлился 25 лет, но, к сожалению, все кончилось разводом. Клавдия Ивановна осталась без квартиры, в маленькой комнатке коммуналки.

Супруги периодически заводили романы, тем не менее не переставали любить друг друга. Их связывало духовное родство. В народе даже ходила эпиграмма: «Шульженко боги покарали. У всех мужья, у нее – Коралли». Коралли помогал Клавдии организовывать концерты, часами они обсуждали ее имидж, благодаря которому она и стала всенародно любимой певицей.

Психология bookap

Когда актриса рассталась с Коралли, его место занял давний поклонник, который был на 12 лет моложе ее, кинооператор Георгий Епифанцев. Он, не задумываясь, бросил семью, однако официально они так и не оформили отношения. Трудно сказать, что их супружеская жизнь складывалась удачно. Клавдия Ивановна постоянно и чаще всего без видимой на то причины ревновала Епифанцева. В конце концов ссоры измотали обоих, и после 8 лет совместной жизни они расстались.

Клавдия Шульженко скончалась в июле 1984 года. Рассказывают, что в день ее похорон шел дождь, но, когда гроб опускали в могилу, вдруг выглянуло солнце. Владимир Коралли умер через 12 лет, и его похоронили рядом с женой.