Глава XI. Речь.

Развитие речи у детей.


. . .

Проблема эгоцентрической речи.

В речевом развитии ребёнка наблюдается любопытное явление, отмеченное рядом исследователей. В младшем и среднем дошкольном возрасте у детей приходится наблюдать иногда склонность к монологизированию. Дети в этом возрасте иногда говорят вслух, ни к кому не обращаясь. Эту монологическую речь Ж. Пиаже назвал эгоцентрической, попытавшись связать её со своей теорией эгоцентризма. "Эгоцентрическая" речь, по Пиаже: 1) не служит целям сообщения, не выполняет коммуникативных функций; эта речь не для другого, а для себя; она протекает независимо от того, слушают ли и понимают ли её; с этим функциональным её характером связаны особенности её содержания и структуры; 2) будучи речью для себя, а не для другого, она в соответствии с этим - речь со своей точки зрения, не учитывающая точки зрения другого и не применяющаяся к ней; 3) она по преимуществу есть и речь ребёнка о себе.

Монологическую речь, как речь эгоцентрическую, Ж. Пиаже противопоставляет речи "социализированной". Социализированная речь - это речь, выполняющая функцию сообщения. К социализированной речи Пиаже относит различные формы "применяющейся информации", сообщения мыслей, критику, вопросы и ответы, просьбы, приказания и т. д.

Исходя из этой классификации, Пиаже исследовал развитие детской речи и пришёл к тому выводу, что в дошкольном возрасте - до 7 лет - эгоцентрические формы речи составляют очень значительную часть - около 50% всех детских высказываний, спадая резко в 7 лет.

Ж. Пиаже считает, что "эгоцентрическая" речь является генетически первичной; социальная речь развивается из неё или по крайней мере на её основе, путём её вытеснения. Эта концепция развития речи связана с общей концепцией Пиаже, согласно которой эгоцентризм является исходным фактом, определяемым природой ребёнка, а дальнейшее его развитие совершается путём происходящей извне "социализации", вытесняющей первично заложенный в природе ребёнка эгоцентризм. "Эгоцентрическая" речь очень сильно выдвигается Пиаже, потому что именно в ней он ищет фактическую основу для своей теории эгоцентризма.

Попытка Ж. Пиаже истолковать монологическую речь как речь эгоцентрическую в том специфическом смысле, который придаёт ей Пиаже, и превратить эту "эгоцентрическую" речь в центральный факт психологии ребёнка в целом ошибочна. Мысль, будто первично речь ребёнка не социальна и "социальная" речь развивается у него из "эгоцентрической" или по крайней мере на месте её, путём её вытеснения, теоретически порочна и фактически необоснована. С самого начала, с тех пор как только у ребёнка возникает речь в подлинном смысле слова, она социальна. Более сложные, совершенные формы коммуникативной речи, речи как средства общения, развиваются из более элементарных, примитивных форм такой речи, а не из речи "эгоцентрической". Будто бы "эгоцентрическая", т. е. монологическая, речь является своеобразным побочным явлением. Она развивается на основе диалогической речи, речи как средства общения. Само содержание монологической речи по большей части заключает в себе мысленную обращённость к реальному или предполагаемому слушателю или собеседнику, как это имеет место и во внутренней речи. Таким образом, не только происхождение, но и содержание монологической речи свидетельствует об её социальности. Поэтому нет никаких оснований для той интерпретации, которую даёт монологической речи Пиаже, стремящийся использовать это явление как основу для своей теории эгоцентризма.

Помимо этих критических соображений принципиального характера, утверждения Ж. Пиаже подлежат критике и в фактическом плане. Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что эгоцентрическая речь не спадает равномерно с возрастом, а сначала, от 3-5 лет, наоборот, возрастает и лишь затем начинает спадать. Далее уже первые опубликованные после исследования Пиаже работы показали, что высокий коэффициент монологической речи, получившийся у Пиаже, обусловлен специфическими условиями, в частности тем, что он изучал высказывания детей лишь в детском обществе и что в "Доме малюток" в Женеве социальная жизнь мало развита. В исследовании Марты Мухов, проведённом над детьми детского сада с более развитой социальной жизнью, монологические высказывания 5-летних детей составляли лишь одну треть (33% против 46% у Пиаже). Специальное исследование, которое Катцы посвятили беседам своих сыновей (5 и 3;6 лет), показали, что в обществе взрослых речь детей носит почти сплошь социальный характер. Наконец, работы С. Айзекс показали наличие высоких форм социализированной речи в беседах детей 5-6 лет между собой, когда их объединяют общие интересы. Д. Мак-Карти (Mc Carti), несколько расширив категорию высказываний, относимых к социальной речи (включив в неё в частности эмоционально окрашенные слова, выражающие желания), получила в исследовании, проведённом над большим количеством детей, совсем низкие показатели монологической речи (4%), резко расходящиеся с данными Ж. Пиаже. Ещё более низкий процент монологической речи получила у нас В. Е. Сыркина. Очень низкий процент получился также и в исследовании Дей над близнецами. Д. Мак-Карти и Дей исследовали высказывания ребёнка в обществе взрослого, показывавшего ребёнку книги с картинками, между тем как Ж. Пиаже собрал свой материал во время свободной игры и в беседах детей друг с другом. В обществе взрослых, у которых с детьми хороший контакт, процент "эгоцентрических" высказываний значительно ниже, чем в обществе только детей. Наши наблюдения говорят о том, что в естественных условиях "эгоцентрическая", т. е. монологическая, речь у детей в наших дошкольных учреждениях, в которых педагог активно руководит детьми, совсем исключительное, почти не встречающееся явление.

Результаты о высоком проценте эгоцентрической речи, полученные Ж. Пиаже, несомненно в значительной мере обусловлены тем, что изучение развития речи он строит исключительно на основе общения детей между собою. Дети у него заключены в особый детский мир. Взрослые не включаются в него и не играют будто никакой роли в том, чтобы раздвинуть рамки этого маленького детского мирка и включить их в свой большой мир. Влияние педагогического воздействия взрослых на речевое развитие ребёнка не учитывается Пиаже надлежащим образом. С точки зрения его концепции, речевое развитие ребёнка, как умственное его развитие, совершается самотёком, изнутри. В действительности роль взрослых и общения с ними в развитии речи очень велика.

Эгоцентрическая речь представляется Пиаже лишь аккомпанементом к действию, по существу не выполняющим никакой функции. Он даёт ей преимущественно отрицательную характеристику, подчёркивая главным образом то, что она не выполняет функции общения (сообщения и воздействия).

Уделивший значительное внимание проблеме эгоцентрической речи Л. С. Выготский считал, что эгоцентрическая речь лежит на пути развития, идущем от внешней коммуникативной речи к речи внутренней. Она выполняет, по мнению Выготского, у ребёнка интеллектуальную функцию осмысливания и планирования действия. Будучи громкой, т. е. физически внешней, речью, она по своей психологической природе является внутренней речью, речью-мышлением. Сугубо интеллектуализируя внутреннюю речь, которая в действительности является вовсе не только речью-мышлением и планированием, а насыщена часто напряжённой эмоциональностью, и приравнивая "эгоцентрическую" речь к речи внутренней, Выготский ошибочно целиком интеллектуализирует и эту последнюю.

Вопреки Ж. Пиаже, нужно признать, что "эгоцентрическая" речь имеет в своей основе социальную природу. "Эгоцентрическая" речь формируется на социальной основе и представляет собой самое разительное доказательство того, как глубоко, в самых корнях своих, социальна природа человека. Вопреки Л. С. Выготскому, можно утверждать, что "эгоцентрическая" речь отличается от внутренней речи и по самой психологической своей природе: она во всяком случае не является только речью-мышлением.

Монологическая речь включает в себя в сущности всё многообразие функций, которые вообще выполняет речь, осуществляя, однако, каждую из них в своеобразной форме. Самое специфическое и характерное для монологической речи заключается в том, что ею человек, не общаясь реально с другими людьми, создаёт себе социальный резонанс. Монологическая речь, располагающая в качестве громкой речи всеми экспрессивными средствами, является средством выражения и эмоциональной разрядки. При монологической речи говорящий воздействует на самого себя всей той гаммой лирических и риторических средств, которыми располагает человеческая речь. Монологическая речь - это речь, в которой слушающий всегда созвучен говорящему; это речь с собеседником, который всегда слушает и всегда соглашается. В монологической речи говорящий, с одной стороны, выражает свою эмоциональность, с другой - воздействует на неё средствами, заимствованными из процесса общения. Монологическая речь может выполнять функцию осмысливания, но и её монологическая речь выполняет специфическим образом: мысль, произнесённая вслух, приобретает бОльшую осязательность. Как бы материализованная в звуках, в словесных формулах, она легче доступна осознанию и проверке. Монологическая речь удовлетворяет при этом потребности придать своей мысли или своему переживанию ту осязательность и действенность, которую она обычно приобретает в процессе общения благодаря всей совокупности средств выражения и воздействия, заключённых в речи. Средством мышления монологическая речь служит в тех случаях, когда интересует не столько доказательность, т. е. объективная истинность, мысли, сколько её убедительность, т. е. воздейственная сила.

Монологизирование наблюдается у взрослого в минуты особенно сильного эмоционального напряжения. У дошкольника, у которого эмоциональная возбудимость повышена и потребность как в эмоциональной разрядке, так и в том, чтобы сделать мысль и внутреннее переживание внешне осязательным фактом, особенно велика, оно, естественно, относительно распространённее.