Глава XX. Самосознание личности и её жизненный путь.


. . .

Жизненный путь личности.

Личностью, как мы видели, человек не рождается; личностью он становится. Это становление личности существенно отлично от развития организма, совершающегося в процессе простого органического созревания. Сущность человеческой личности находит себе своё завершающее выражение в том, что она не только развивается как всякий организм, но и имеет свою историю.

В отличие от всех живых существ человечество имеет историю, а ее просто повторяющиеся циклы развития, потому что деятельность людей, изменяя действительность, объективируется в продуктах материальной и духовной культуры, которые передаются от поколения к поколению. Через их посредство создаётся преемственная связь между поколениями, благодаря которой последующие поколения не повторяют, а продолжают дело предыдущих и опираются на сделанное их предшественниками, даже когда они вступают с ними в борьбу.

То, что относится к человечеству в целом, не может не относиться в известном смысле и к каждому человеку. Не только человечество в целом, но и каждый человек является в какой-то мере участником и субъектом истории человечества и в известном смысле и сам имеет свою историю. Всякий человек имеет свою историю потому, что в известной мере развитие личности опосредовано результатом её деятельности, аналогично тому как развитие человечества опосредуется продуктами общественной практики, посредством которых устанавливается историческая преемственность поколений. Поэтому, чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности, человек должен его рассматривать в определённом аспекте: чем я был? - что я сделал? - чем я стал? - так ставится вопрос. Было бы неправильно думать, что в своих делах, в продуктах своей деятельности, своего труда личность лишь выявляется, будучи до и помимо них уже готовой и оставаясь после них тем же, чем она была. Человек, сделавший что-нибудь значительное, становится в известном смысле другим человеком. Конечно, правильно и то, что, для того чтобы сделать что-нибудь значительное, нужно иметь какие-то внутренние возможности для этого. Однако эти возможности и потенции человека глохнут и отмирают, если они не реализуются; лишь по мере того как личность предметно, объективно реализуется в продуктах своего труда, она через них растёт и формируется. Между личностью и продуктами её труда, между тем, что она есть, и тем, что она сделала, существует своеобразная диалектика. Вовсе не обязательно, чтобы человек исчерпал себя весь в том деле, которое он сделал; напротив, люди, в отношении которых мы чувствуем, что они исчерпали себя тем, что они сделали, обычно теряют для нас чисто личностный интерес. Тогда же, когда мы видим, что как бы много самого себя человек ни вложил в то, что он сделал, он не исчерпал себя тем, что он совершил, мы чувствуем, что за делом стоит живой человек, личность которого представляет особый интерес. У таких людей бывает внутренне более свободное отношение к своему делу, к продуктам своей деятельности; не исчерпав себя в них, они сохраняют внутренние силы и возможности для новых достижений.

Речь, таким образом, идёт не о том, чтобы свести историю человеческой жизни к ряду внешних дел. Меньше всего может такое сведение быть приемлемым для психологии, для которой существенно внутреннее психическое содержание и психическое развитие личности; но суть дела в том, что само психическое развитие личности опосредовано её практической и теоретической деятельностью, её делами. Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал. В деятельности человека, в его делах, практических и теоретических, психическое, духовное развитие человека не только проявляется, но и совершается.

В этом ключ к пониманию развития личности - того, как она формируется, совершая свой жизненный путь. Её психические способности не только предпосылка, но и результат её поступков и деяний. В них она не только выявляется, но и формируется. Мысль учёного формируется по мере того, как он формулирует её в своих трудах, мысль общественного, политического деятеля - в его делах. Если его дела рождаются из его мыслей, планов, замыслов, то и сами его мысли порождаются его делами. Сознание исторического деятеля формируется и развивается как осознание того, что через него и при его участии совершается. Подобно этому, когда резец скульптора из глыбы каменной высекает образ человеческий, он определяет не только черты изображаемого, но и художественное лицо самого скульптора. Стиль художника является выражением его индивидуальности, но и сама индивидуальность его как художника формируется в его работе над стилем его произведений. Характер человека проявляется в его поступках, но в его поступках он и формируется; характер человека - и предпосылка и результат его реального поведения в конкретных жизненных ситуациях; обусловливая его поведение, он в поведении же и складывается. Смелый человек поступает смело и благородный ведёт себя благородно; но для того чтобы стать смелым, нужно совершить в своей жизни смелые дела, и чтобы стать действительно благородным, - совершить поступки, которые наложили бы на человека эту печать благородства. Дисциплинированный человек обычно ведёт себя дисциплинированно, - но как становится он дисциплинированным? Только подчиняя всё своё поведение изо дня в день, из часа в час неуклонной дисциплине.

Подобно этому, для того чтобы овладеть высотами науки и искусства, нужны, конечно, известные способности. Но, реализуясь в какой-нибудь деятельности, способности не только выявляются в ней; они в ней же и формируются и развиваются. Между способностями человека и продуктами его деятельности, его труда существует глубочайшая взаимосвязь и теснейшее взаимодействие. Способности человека развиваются и отрабатываются на том, что он делает. Практика советской жизни даёт на каждом шагу богатейший фактический материал, свидетельствующий о том, как на работе, в учёбе и труде развёртываются и отрабатываются способности людей.

Беспрерывный подъём на самые верхи научного и художественного творчества дарований из толщи рабочего класса, из народных масс прежде, в царской России, угнетённых национальностей, дарований, которые глохли и гибли, когда им не давали проявляться, и которые, свободно реализуясь, сейчас так широко развиваются, - это факт, мимо которого подлинная наука никак не может пройти. Вызванные всем строем жизни Советского Союза, эти факты переделки людей и развития их способностей, нашедшие себе обобщённое выражение в выше сформулированных нами положениях, являются бьющим, разительным ответом советской действительности и советской науки на псевдонаучные фашистские измышления о высших и низших расах, о крови и расе, как решающих факторах, предопределяющих возможности индивида и его судьбы, - их так называемые антропологические, а в действительности зоологические представления о человеке, как экземпляре высшей или низшей породы. Этому их зоологическому "антропологизму" противостоит сейчас наш подлинный гуманизм.

Для человека не является случайным, внешним и психологически безразличным обстоятельством то, что всякий человек имеет биографию, своего рода историю его "жизненного пути". Недаром также в биографию человека включают прежде всего, где и чему учился, где и как работал, что он сделал, его труды. Это значит, что в историю человека, которая должна охарактеризовать его, включают прежде всею, что в ходе обучения он освоил из результатов предшествующего исторического развития человечества и что сам он сделал для его дальнейшего продвижения, - как он включился в преемственную связь исторического развития.

В тех случаях, когда, включаясь в историю человечества, отдельная личность совершает исторические дела, т. е. дела, которые входят не только в его личную историю, но и в историю общества, - в историю самой науки, а не только научного образования и умственного развития данного человека, в историю искусства, а не только эстетического воспитания и развития данной личности и т. д., - она становится исторической личностью в собственном смысле слова. Но свою историю имеет каждый человек, каждая человеческая личность. Всякий человек имеет историю, поскольку он включается в историю человечества. Можно даже сказать, что человек лишь постольку и является личностью, поскольку он имеет свою историю. В ходе этой индивидуальной истории бывают и свои "события" - узловые моменты и поворотные этапы жизненного пути индивида, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется дальнейший жизненный путь человека.

Пои этом всё то, что делает человек, опосредовано его отношением к другим людям и потому насыщено общественным человеческим содержанием. В связи с этим дела, которые делает человек, обычно перерастают его, поскольку они являются общественными делами. Но вместе с тем и человек перерастает своё дело, поскольку его сознание является общественным сознанием. Оно определяется не только отношением человека к продуктам его собственной деятельности, оно формируется отношением ко всем областям исторически развивающейся человеческой практики, человеческой культуры. Через посредство объективных продуктов своего труда и творчества человек становится человеком, поскольку через продукцию своего труда, через всё то, что он делает, человек всегда соотносится с человеком.

* * *

За каждой теорией всегда в конечном счёте стоит какая-то идеология; за каждой психологической теорией - какая-то общая концепция человека, которая получает в ней более или менее специализированное преломление. Так, определённая концепция человеческой личности стояла за традиционной, сугубо созерцательной, интеллектуализированной психологией, в частности психологией ассоциативной, которая изображала психическую жизнь как плавное течение представлений, как протекающий целиком в одной плоскости процесс, урегулированный сцеплением ассоциаций наподобие бесперебойно работающей машины, в которой все части прилажены друг к другу; и точно так же своя концепция человека как машины или, вернее, придатка к машине лежит в основе поведенческой психологии.

Своя концепция человеческой личности стоит и за всеми построениями нашей психологии Это реальный живой человек из плоти и крови; ему не чужды внутренние противоречия, у него имеются не только ощущения, представления, мысли, но также и потребности и влечения; в его жизни бывают конфликты. Но сфера и реальная значимость высших ступеней сознания у него всё ширятся и укрепляются. Эти высшие уровни сознательной жизни не надстраиваются лишь внешним образом над низшими; они всё глубже в них проникают и перестраивают их; потребности человека всё в большей мере становятся подлинно человеческими потребностями; ничего не утрачивая в своей природной естественности, они сами, а не только надстраивающиеся над ними идеальные проявления человека, всё в большей степени превращаются в проявления исторической, общественной, подлинно человеческой сущности человека.

Это развитие сознательности человека, её рост и укоренение её в нём совершается в процессе реальной деятельности человека. Сознательность человека неразрывно связана с действенностью, а действенность - с сознательностью. Лишь благодаря тому, что человек, движимый своими потребностями и интересами, объективно предметно порождает всё новые и всё более совершенные продукты своего труда, в которых он себя объективирует, у него формируются и развиваются всё новые области, всё высшие уровни сознания. Через продукты своего труда и своего творчества, которые всегда являются продуктами общественного труда и общественного творчества, поскольку сам человек является общественным существом, развивается сознательная личность, ширится и крепится её сознательная жизнь. Это в свёрнутом виде также цельная психологическая концепция. За ней. как её реальный прототип, вырисовывается облик трудящегося человека, человека-творца, который, изменяя природу и перестраивая общество, изменяет свою собственную природу, который в своей общественной практике, порождая новые общественные отношения и в коллективном труде создавая новую культуру, выковывает новый, подлинно человеческий облик человека.